Венгрия бросает вызов Евросоюзу: миграционный спор, который может разорвать ЕС

Понедельник, 26 сентября 2016, 14:21 — Сергей Сидоренко, Будапешт, Европейская правда

2 октября в Венгрии состоится референдум, который может стать историческим для всего Европейского Союза.

Нет, Венгрия (в отличие от Британии) не выходит из состава ЕС. Более того, руководство страны настаивает, что является "более проевропейским", чем западноевропейские государства. Однако итоги голосования могут иметь тектонические последствия  для единства Союза.

Ведь на референдум предлагается вынести вопрос о разрешении Будапешту не выполнять отдельные решения ЕС.

Правительство наверняка получит поддержку тех, кто придет на участки –  опросы дают под 90% солидарных с мнением правительства. Сам вопрос поставлен так, что поддержка избирателей гарантирована. Под сомнением лишь явка, а она важна, ведь референдум будет признан состоявшимся лишь в случае голосования не менее 50% избирателей.

2 октября на избирательных участках венгры должны ответить на вопрос: "Хотите ли вы, чтобы ЕС имел право обязать Венгрию обязательно расселять неграждан Венгрии даже без согласия на то венгерского парламента?". Речь идет, конечно же, не об "абстрактных негражданах", а о мигрантах, которые стремятся получить статус беженца в ЕС. А чтобы сомнений в этом не осталось, правительство еще летом потратило на наружную рекламу 16 млн евро.

Страна была увешана плакатами с вопросами: "Знаете ли вы, что 300 человек погибли от террористических атак в Европе?", "Знаете ли вы, что Брюссель хочет переселить в Венгрию целый город из мигрантов?", "Знаете ли вы, что с начала миграционного кризиса в Европе резко увеличилось насилие над женщинами?".

"Знаете ли вы, что Брюссель хочет переселить в Венгрию целый город мигрантов?" Фото BBC

Правительство Виктора Орбана безотлагательно получило новую порцию обвинений в ксенофобии и разжигании расовой вражды, но не в этом дело.

Самый серьезный вопрос – в том, что на этом основании Венгрия хочет отказаться выполнять будущие решения Совета ЕС по миграционным вопросам. Юридически обязывающие решения. А это подрывает юридическую базу функционирования ЕС.

И, как всегда в таких спорах, ни одна из сторон не права на 100%.

К Брюсселю также есть ряд вопросов. А у Будапешта – несмотря на первое впечатление о некорректности его действий в миграционной сфере – есть основания заявлять, что он "спасает ЕС". И это не шутка, а вполне серьезное утверждение.

Лишь бы это спасение не стоил Европейскому Союзу слишком дорого.

"Вот это – беженцы? Точно нет, они нам врут!"

В сентябре прошлого года Совет ЕС принял решение о распределении мигрантов из Африки, которые накопились в спецприемниках в Италии, во все страны-члены ЕС. Венгрия должна расселить 1294 искателей убежища. Вроде и немного (особенно если сравнить с минимум 400 тысячами, которые прошли транзитом через Венгрию в прошлом году).

Но для премьера Виктора Орбана это стало вопросом принципа, ведь на встречах лидеров ЕС он убеждал других, что принудительная "раздача мигрантов" недопустима. И, казалось, убедил. Но когда встал вопрос на Совете министров ЕС, Будапешт остался в меньшинстве. Венгрия тогда проголосовала против квотного распределения мигрантов, а впоследствии – публично отказалась выполнять решения ЕС.

Еще зимой Орбан объявил о намерении провести референдум по этому вопросу. Дальнейшие события дали венгерским властям еще больше поводов для сопротивления: в мае Еврокомиссия объявила о намерении объявить новое квотное распределение. Уже без точных цифр.

Сейчас венгерские власти говорят, что проводят референдум для того, чтобы впоследствии иметь основания не выполнять новое решение о распределении мигрантов.

Вы уверены, что ЕС страдает от кризиса из-за беженцев из Сирии и других стран региона? В Венгрии с вами не согласятся.

"Наше четкое мнение: это не кризис беженцев, а миграционный кризис. Это важно", – начал разговор с ЕП спикер венгерского правительства Золтан Ковач.

На этом основывается позиция Венгрии. И не только Венгрии. Здесь настаивают: те, кто прибыл в страну уже из ЕС, не являются классическими беженцами, ведь они могли остаться в безопасной Турции, Греции, Македонии, Сербии...

"Никто не имеет права нарушать нашу границу, исподтишка попадая в Венгрию из безопасной Сербии. Ведь если ты беженец, ты должен остаться там, где безопасно. Но мигранты хотят попасть туда, где социальные выплаты выше. Они отказываются сдавать отпечатки пальцев, отказываются честно сообщать свою национальность. Такого наши граждане не потерпят", – говорит ЕП Дьердь Бакони, советник Орбана по вопросам безопасности.

"90% людей, которые попали в Венгрию, говорили нам, что они родились 1 января. Или было такое, что в течение нескольких дней тысячи людей заявляли нам, что они спаслись из одной сирийской деревушки, называя идентичное название. То есть они лгали нам", – делится с корреспондентом ЕП впечатлениями о беженцах руководитель полиции страны Золт Халмоши.

Доказать миру

Проблемой венгерских властей стало то, что в вопросе беженцев они противоречат европейскому тренду. А к тому же, напомним, ставят под сомнение решения Совета ЕС.

У Венгрии и без того немало имиджевых проблем.

Эта страна часто идет вразрез с мнением ЕС, в ее адрес часто раздается критика Совета Европы (то из-за вопросов свободы СМИ, то из-за прав меньшинств). Критики даже полушутя называют ее "диктатурой". Миграционный кризис 2015 года обострил вопросы к Венгрии, ведь именно в Будапеште начали скапливаться мигранты, которые до того без особого внимания к себе преодолели тысячу километров по Европе – от Греции до Венгрии.

Однако – и это показательно – венгерские власти уверены в своей правоте и пытаются донести свою позицию.

Поэтому зарубежным журналистам, которые едут в Венгрию для освещения референдума, несложно договориться о встрече на высоком уровне. А в правительстве создан "международный коммуникационный офис", который возглавил пресс-секретарь премьера Золтан Ковач, венгр с британским образованием.

"Я привык к жестким вопросам. Стараюсь встречаться со всеми и объяснять", – говорит он.

Едва ли не самая большая проблема – обвинения в нарушении прав мигрантов. И, как часто бывает, обоснованные претензии (в частности, относительно условий содержания в лагерях для мигрантов; корреспондент ЕП давал запрос на их посещение, но получил отказ) перемешаны с мифами.

Так, в прошлом году все телеканалы мира облетело видео, на котором венгерская видеооператор подставила подножку сирийцу, пробегавшему мимо с ребенком на руках.

Эта история нанесла серьезный удар по репутации Венгрии. Но значительно меньше людей заметили, что спустя несколько дней девушку-оператора уволили, а впоследствии предъявили ей уголовное обвинение.

"О нас говорят, что мы применяем силу к мигрантам, плохо ведем себя с ними. Я также читал, что мы используем собак, чтобы поймать нелегалов на границе, – делится размышлениями Золт Халмоши, руководитель венгерской полиции. –

У меня вопрос: почему нет ни одной видеозаписи, ни одного фото таких случаев? Хотя у каждого мигранта есть мобильный с видеокамерой. Почему ни один из них не зафиксировал такие случаи?

Ответ прост: этого не было. Иначе мы просто не могли бы сохранить в тайне свои нарушения столько месяцев".

Опасные мигранты

Непростой вопрос: почему же тогда у Венгрии столь жесткое неприятие идеи о перераспределении мигрантов? Почему перспектива размещения всего 1300 беженцев (преимущественно из Северной Африки) вызвала столь резкое сопротивление властей?

Ведь речь идет точно не об экономических мотивах. Простой подсчет показывает, что одних только затрат на рекламную кампанию хватило бы, чтобы потратить по 12 тысяч евро на каждого.

Да и сами венгры настаивают:

вопрос не в деньгах, а в принципе.

Правительственная рекламная кампания использует формулу "мигранты=опасность", но даже среди представителей власти есть сомнения в этом тезисе.

 Пародия на антимигрантскую пропаганду: "Знаете ли вы, что самая большая угроза венгерским спортсменам во время Олимпиады исходила от иностранных конкурентов?"

"Когда в 2015 году к нам прибыла огромное количество мигрантов, они не создали для нас никаких проблем с безопасностью. Прежде всего – потому, что они не намеревались оставаться в Венгрии. Все хотели скорее попасть в Германию, Швейцарию и так далее, а потому избегали действий, которые могли задержать их в венгерской тюрьме", – рассказывает ЕП руководитель венгерской полиции.

Советник премьера Венгрии по вопросам безопасности, генерал Дьердь Баконди имеет другое мнение:

"Большая часть – действительно жертвы ситуации, но есть и те, кто представляет опасность. Одни из них – те, кто принимал участие в боевых действиях, кто убивал людей. Среди них могут быть потенциальные исполнители терактов.

Вторая категория – "спящие агенты" спецслужб, в частности Сирии или Ирана.

Третья категория – ваххабиты, представители радикальных суннитских движений. Часть беженцев, а также 2-3 поколения мигрантов будут разочарованы, потому что не получат того уровня благосостояния, на который надеялись. И они – склоны к радикализации".

Однако не под запись представители венгерской власти признают – проблема не только и не столько в безопасности.

Руководство Венгрии – против беженцев-мусульман. Хотя никто не может признать это официально,

ведь такая политика противоречит ряду международных конвенций.

"Мы не хотим интегрировать мусульман. У нас страна с тысячелетней историей. Мы хотим остаться такими, как мы есть. И поэтому мы не хотим тысяч людей с другой историей. С ними Венгрия неотвратимо изменится", – пояснил один из собеседников ЕП.

"Привет, диктатор!"

Отдельное измерение конфликта между Венгрией и Евросоюзом – личностное. Оно не является причиной, но сбрасывать его со счетов также не стоит.

В Будапеште не скрывают критического отношения к председателю Еврокомиссии, бывшему премьер-министру Люксембурга Жану-Клоду Юнкеру.

Венгрия (вместе с Великобританией) была одной из двух стран, которые год назад проголосовали против номинирования Юнкера на должность руководителя исполнительной власти ЕС. Юнкер и Орбан публично не ссорятся, но заметить их неприязненное отношение друг к другу – несложно.

Многие помнят эпизод на открытии саммита Восточного партнерства в Риге, когда Юнкер приветствовал Орбана словами "Привет, диктатор!". И самый свежий конфликт, датированный сентябрем 2016 года, когда давний соратник Юнкера, министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн призвал исключить Венгрию из ЕС.

В Будапеште также не скрывают своего скептического отношения к руководителю Еврокомиссии.

"Европейская комиссия постоянно нарушает правила, установленные учредительным договором ЕС, берет на себя больше полномочий, чем ему предоставлено", – говорит Золтан Ковач.

Его поддерживает госсекретарь МИД Венгрии по делам ЕС Шаболч Такач, который отметил, что "ЕК слишком часто посягает на компетенцию стран-членов" (интервью Такача ЕП планирует опубликовать в конце недели).

И все же роль личного конфликта Юнкера и Орбана не стоит преувеличивать –

венгерский лидер был "белой вороной" в ЕС и при предыдущем составе Еврокомиссии.

"Еврокомиссия пытается вмешиваться в вопросы, в которых мы не делегировали свой суверенитет Брюсселю. Пример – 2012 год, когда шла речь о новой конституции Венгрии. Конституция – это суверенный вопрос страны-члена, и никто другой не имеет права даже задумываться над ней. А мы вошли в длительный юридический спор с Еврокомиссией о содержании новой конституции Венгрии.

Сейчас аналогично задают вопросы Польше по конституционным вопросам", – вспоминает Золтан Ковач.

Как известно, замечания к Будапешту были связаны с тем, что инициированные властью изменения в Конституцию, среди прочего, ограничили полномочия судебной ветви власти и сокращали возможности партий по политической агитации.

Но в Венгрии доказывают, что они остаются демократической страной, и настаивают, что ЕС не должен заниматься их внутренними делами.

На пороге больших перемен

В любом случае, Венгрия остается членом ЕС.

"Мы категорически отвергаем возможность выхода из Евросоюза, это не рассматривается. У нас есть общественная поддержка членства, 70%, поэтому ни о каком повторении Brexit речь не идет", – поясняет госсекретарь по делам Европы Шаболч Такач.

Но, несмотря на это, на отказ Будапешта выполнять решения Совета ЕС сложно будет закрыть глаза. Да и в офисе Орбана говорят, что готовятся к длительному противостоянию, и именно для этого организовали референдум. По сути, он не будет иметь законодательного значения, однако нужен для того, чтобы усилить позицию Орбана на переговорах.

"Когда вы ведете спор с Брюсселем, вам нужно собрать мощнейшие козыри. И именно это мы сейчас и делаем", – объясняет пресс-секретарь премьера.

Золтан Ковач признает, что

со временем под сомнение могут попасть учредительные договоры ЕС, ведь Лиссабонское соглашение уже сейчас "не соответствует реалиям".

"Руководителям стран-членов стоит вести разговор о новой редакции договора ЕС. Открытый разговор. И не только из-за миграции. Со времен Лиссабона слишком многое изменилось, мы прошли через экономический, фискальный, миграционный кризис. Изменилась глобальная ситуация в мире, экономические обстоятельства. И мы верим, что страны-члены должны вновь провести переговоры (по новым соглашениям Евросоюза)", – говорит Золтан Ковач.

В Венгрии выступают против усиления роли Брюсселя. Есть идея о том, чтобы предоставить странам-членам больше возможностей для того, чтобы останавливать действие общих европейских правил.

И, наконец, главное – там считают, что роль стран Восточной Европы недооценена.

"Странам Вышеграда (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия. – ЕП), то есть новичкам ЕС, есть что сказать. И Брюсселю следовало бы прислушиваться к нашим советам, вместо того, чтобы называть нас антиевропейскими и ставить под сомнение нашу принадлежность к ЕС", – отмечает он.

Да, Брюссель может финансово наказать правительство Орбана за показательное невыполнение решений ЕС. Но в Будапеште на практике доказали, что готовы настаивать на своей позиции, несмотря на финансовые потери. Да и Венгрия – не единственная страна, не выполняющая план Еврокомиссии по распределению мигрантов. Таких – большинство.

Поэтому Орбан, несмотря на свою противоречивость, еще может сколотить коалицию в свою поддержку.

Сложно спрогнозировать, как скоро переговоры с темы мигрантов перейдут к более глобальным вопросам. Но то, что это произойдет, становится все более реальным.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды",

Будапешт – Киев

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua