Больше зарабатывать и меньше иметь: чем отличаются доходы украинских и польских политиков

Пятница, 4 ноября 2016, 09:28 — Матеуш Бялас, Школа управления УКУ
Фото Tvn24Bis

Депутаты и чиновники задекларировали свои доходы. Их сбережения и способ, которым народные избранники пытаются объяснить источники происхождения собственных миллионов, заинтересовали даже западные СМИ.

Почему? Ответ прост, ведь на фоне состояний членов украинского парламента (в сумме они составляют 12,3 млрд грн) их западные коллеги выглядят бедными, как церковные мыши.

Это хорошо видно на примере Польши – страны, где ВВП на душу населения в шесть раз больше, чем в Украине. Согласно декларациям за 2015 год,

суммарное состояние 460 польских депутатов составляют 3,2 млрд грн (530 млн злотых). Это в четыре раза меньше, чем суммарное состояние украинских депутатов.

Или другой показательный пример – состояние десяти самых богатых украинских депутатов в пять раз больше, чем состояние десяти богатейших представителей польского Сейма.

При этом польские депутаты официально зарабатывают больше, чем их украинские коллеги.

Средняя зарплата польского депутата равняется 65 тыс. грн (9 892,2 PLN) на месяц, то есть в четыре раза больше, чем в украинском парламенте.

Дополнительно поляки могут рассчитывать на 13 тыс. грн (2 500 PLN) доплаты на парламентскую деятельность и 81,5 тыс. грн на приемную (12 150 PLN) ежемесячно.

Но несмотря на такой уровень оплаты труда, они все же остаются "беднее" своих украинских коллег.

Подобную ситуацию можно увидеть, сравнив и правительства двух стран.

Премьер-министр Владимир Гройсман вместе с женой задекларировали 6,3 млн грн, 1,24 млн долларов США и 476 тыс. евро денежных средств, что в сумме составляет 52,4 млн грн.

Встреча Беаты Шидло и Владимира Гройсмана на форуме в Кринице.
Фото ЕвроПравды 

При этом премьер-министр Польши Беата Шидло обнародовала по состоянию на конец 2015 сбережения на сумму 86,6 тыс. злотых на счетах и 80,66 евро наличными, что вместе не превышает 550 тыс. грн.

Польский премьер накопил в сто раз меньше, чем премьер-министром Украины (не учитывая указанных им в декларации земельных участков и нескольких элитных часов).

Самым богатым членом польского правительства является Матеуш Моравецкий – министр развития и финансов. До того, как в 2015 году он стал министром, с 1998-го он работал в банковской сфере, в том числе был председателем правления одного из крупнейших польских банков. Его задекларированные доходы – это 20,4 млн грн (3,158 млн PLN), ценные бумаги стоимостью 24,9 млн грн (3,839 млн PLN) и два дома.

Впрочем, его состояние отличается от сбережений украинских "экс-бизнесменов". Ведь такие накопления понятны для чиновников и депутатов, которые только присоединились к управленческой команде и ранее действительно занимались бизнесом в течение последних лет.

Но они неприемлемы, прежде всего для депутатов и министров, которые последние 10 лет работали в государственных и местных структурах (ОГА или мэры городов).

Неслучайно польские СМИ акцентировали внимание на этом украинском парадоксе – "успешное предпринимательство" в 1990-х годах и жена-миллионер до сих пор позволяют беззаботно заниматься политической деятельностью.

Такая картина впечатляет еще больше, если проанализировать доходы представителей исполнительной и законодательной ветвей власти, имеющих несколько лет опыта работы.

В Польше, где официальная зарплата гораздо выше, чем в Украине, после 5-10 лет работы почти ни у кого нет возможности приобрести квартиру за наличные, без привлечения кредита.

Есть ли в Польше "исключения", подобные украинским? Конечно, без них никак.

Например, в 2013 году польский министр Славомир Новак отказался от должности министра транспорта после обнародования СМИ информации о том, что он не задекларировал часы, стоимость которых оценивалась от 70 до 90 тыс. грн. Кстати, сейчас он работает в Украине.

В Украине нардепы и чиновники, а чаще их жены или мужья, являются владельцами нескольких квартир, произведений искусства или машин высшего класса, и никого это не удивляет. Стоимость автомобилей, которые припаркованы возле госучреждений, часто превышает бюджеты самих учреждений, что также относительно спокойно воспринимается обществом.

В Украине для построения прозрачно действующих государственных структур необходимо разорвать тесные связи между бизнесом и доступом к власти.

Именно поэтому первая задача, которая стоит перед многочисленными антикоррупционными органами – это проверка источников происхождения задекларированных средств. И имея для этого основания, проверить богатейших и наиболее одиозных героев первых полос газет.

Вторая, гораздо более важная задача, стоящая перед обществом – это переосмыслить идеал государственного служащего и политика: не как бизнесмена или миллионера, который "уже наворовался, так что много воровать не будет", а отдать предпочтение более этичным молодым людям.

В администрации должны работать люди, для которых благо государства и общества в целом важнее, чем часы от Святого Николая.

 

Автор: Матеуш Бялас,

аналитик Школы управления Украинского католического университета

Статья впервые опубликована на сайте УКУ и перепечатывается с разрешения автора

 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua