Антикоррупционный Майдан. Что привело к массовым протестам в Румынии

Понедельник, 23 января 2017, 14:35 — , для Европейской правды
Фото AFP

В то время, когда полосы мировых медиа запестрели фотографиями масштабных уличных протестов, не отстает и соседняя Румыния.

В ночь с 22 на 23 января на улицы Бухареста вышли, по разным данным, от 10 до 30 тысяч человек, прошли манифестации и в других крупных городах Румынии – Клуже и Яссах. Правда, лозунги румын отличаются от популярных в эти дни у американцев.

Более того, если в США мишенью протестующих стал президент Дональд Трамп, то в Румынии президент Клаус Йоханнис и сам присоединился к акциям.

Так что же вызвало протесты румын и как далеко они могут зайти?

Возвращение социал-демократов

Протесты еще совсем недавно прокатились по Румынии. В 2015 году пожар в ночном клубе Colectiv унес жизни более полусотни человек и еще втрое больше людей были ранены. Нарушения пожарной безопасности, которые стали возможными благодаря коррупции, вызвали бурю негодования у населения.

Среди тех, кто заплатил политическую цену за коррупцию в стране, стал и тогдашний премьер-министр, представитель партии социал-демократов (PSD) Виктор Понта, который был вынужден уйти в отставку. Политический кризис в Бухаресте тогда смогли преодолеть путем назначения технократического правительства во главе с экс-еврокомиссаром Дачаном Чолошем.

Очевидно, ценой такого компромиссного решения стало то, что позиции самого Чолоша и его правительства, сформированного национал-либералами (PNL), оказались довольно шаткими. Не имея политической поддержки в парламенте, чиновники были ограничены в возможности внедрять долгосрочные реформы.

Несмотря на это, экономика Румынии в прошлом году продемонстрировала самый высокий рост среди государств ЕС. А кроме того, Румыния продолжала греметь на весь мир как государство, интенсивно борющееся с коррупцией и создающее все более сильные антикоррупционные институты.

Протесты после пожара в клубе Colectiv стали трамплином для многих представителей общественного сектора, которые на антикоррупционной волне пришли в политику.

Однако вопрос о власти не был решен окончательно, а лишь отложен до следующих выборов, которые и состоялись в конце прошлого года.

Результатом стала победа социал-демократов: более 45% голосов избирателей (154 из 329 мест в нижней палате парламента и 67 из 136 мест в Сенате) на фоне около 20%, полученных национал-либералами.

Представители социал-демократов обещали инвестировать в образование и здравоохранение, сократить налоги для малого и среднего бизнеса, повысить зарплаты и пенсии – немало из того, что в украинском политическом меню отчасти определяется как популизм.

А главное – социал-демократы критиковали Чолоша и его правительство реформаторов – мол, ими руководят евробюрократы из-за границы и сам "злой гений глобализма – Сорос". Зато PSD, убеждали они, ориентирована на интересы румынского общества.

В конце концов, за год правления технократов избиратель немного подзабыл о коррупционных скандалах, которые сопровождали правление Понты и его соратников по партии (Адриан Нэстасе, который был премьером от эсдеков в 2000-2004 годах, осужден в 2014 году за взяточничество, а преемник Понты на посту лидера партии Ливиу Драгня – осужден условно за попытки фальсифицировать результаты референдума).

Первые надежды и разочарования

Первые шаги социал-демократов после возвращения к власти, по крайней мере, на уровне символизма, вдохновляли.

Скажем, многих в мире восхитило то, что на фоне роста популизма и правого радикализма в странах ЕС социал-демократы номинировали на должность премьер-министра Севиль Шайде – женщину (!), крымскую татарку по национальности и мусульманку по вере (!!), и к тому же жену сирийца (!!!). Правда, несмотря на то, сколько позитивных месседжей донесло бы такое назначение, оно не состоялось.

Во-первых, потому что и сама Шайде, и ее партийные патроны не особенно скрывали, что она не будет самостоятельной фигурой, а скорее марионеткой партийной верхушки социал-демократов. А во-вторых, потому что муж Шайде оказался сторонником режима Башара Асада, и по этой причине немало европейских лидеров были бы не в восторге от необходимости пожимать руку румынскому премьеру.

Поэтому президент Румынии Клаус Йоханнис, который в свое время завоевал президентское кресло благодаря поддержке либералов, воспользовался своим правом и отклонил кандидатуру Шайде.

Политического кризиса удалось избежать благодаря тому, что эсдеки пересмотрели кандидатуру и выдвинули нового кандидата Сорина Гриндяну, который в итоге и стал премьером.

В отличие от других ключевых фигур PSD, у Гриндяну – незапятнанная репутация. Его крупнейшим зафиксированным правонарушением является курение в общественных местах.

А значит, казалось бы, пришло время выполнять предвыборные обещания и перенимать эстафету от Кабинета Чолоша с его непродолжительным по времени, но вполне успешным правлением.

 

Однако правительство Гриндяну вызвало новый скандал, который и вылился в протесты 23 января.

Амнистия для коррупционеров

Обосновывая свое решение переполненностью тюрем, правительство Румынии выступило с инициативой широкой амнистии.

18 января министерство юстиции опубликовало детальные планы такой амнистии, что сразу вызвало шквал критики. Общественность возмутило то, что хотя планом предусмотрено помилование прежде всего заключенных старше 60 лет, беременных женщин и заключенных, имеющих малолетних детей, этим перечень не ограничился.

Наряду с виновными в преступлениях сексуального характера и связанных с насилием,

освободить или существенно сократить сроки наказания предлагается также осужденным за коррупцию.

А это, скажем, даст нынешнему лидеру эсдеков Драгне право претендовать на премьерский пост, а многие из ныне осужденных за взяточничество и отмывание средств, фальсификации и злоупотребление властью выйдут на свободу.

Протесты в Бухаресте. Фото из Facebook Mihaela Cârlan

Планы правительства по амнистии уже раскритиковали представители органов местной власти, генеральный прокурор, представители оппозиции. Однако самая большая волна протестов поднялась именно среди представителей гражданского общества.

Румыны, которые долгое время пасли задних в Евросоюзе, имели имидж крайне бедной и коррумпированной страны, лишь недавно начали ощущать вкус преобразований.

Экономический рост, становление институтов и борьба с коррупцией стали элементами нового румынского бренда. Бренда, который позиционирует Румынию не только как "латинский остров в славянском море", как считалось в XIX веке, а как "остров демократии и стабильности" в бурном море коррупции, популизма, нестабильности и авторитарных трендов, набирающих силу в соседних с Румынией государствах, да и в мире в целом.

На фоне турбулентности международной системы и коррозии демократических ценностей активные представители румынского общества сделали ставку на ценности демократии и борьбу с коррупцией. И в поддержку этих ценностей вышли на улицы.

Примечательно, что поддержать протесты вышел и действующий президент Румынии. Поздно вечером он присоединился к протестующим, и это стало яркой демонстрацией его отношения к инициативам нового правительства.

Чего ждать дальше?

В нынешних обстоятельствах рассчитывать на легкое решение не приходится.

С одной стороны, активные представители румынского общества показали – они знают цену демократическим идеалам, знают цену борьбе с коррупцией. И если кому-то вздумается поставить эти ценности и эту борьбу под сомнение, то румынская нация вспомнит, что это они свергли режим Чаушеску, это они смогли присоединиться к ЕС и НАТО и выстроить национальный консенсус по этим вопросам, это они сейчас строят новую Румынию.

Однако, с другой стороны, и правительство хочет сохранить лицо. Амнистия станет ударом по достижениям Национального антикоррупционного директората.

Да, это негативно воспринимается у части общества, но, в конце концов, большинство выразило поддержку именно PSD, а значит, не воспользоваться этим и уступить меньшинству стало бы для эсдеков чрезвычайным репутационным ударом в глазах собственного электората. Ударом, после которого трудно будет подняться.

Президент Румынии Клаус Йоханнис тоже поучаствовал в митинге.
Фото Reuters 

Поэтому правительство попытается если и не воплотить свои планы, то по крайней мере уступить, не потеряв лицо. Ну и конечно, противостояние PSD и PNL и их союзников будет набирать новые обороты.

Но при этом и правительство, и оппозиция, и лидеры гражданского общества должны осознавать, что чем дольше продлится кризис, тем больше репутационных потерь понесет Румыния как государство, и цена этих потерь – гораздо выше потерь PSD и PNL вместе взятых.

Уроки для Украины

На первый взгляд, Украина могла бы не очень обращать внимание на внутриполитическую борьбу в Румынии. Особенно на фоне того, что позитивная динамика в двусторонних отношениях Украины и Румынии сейчас мало зависит от политической принадлежности румынского правительства – во внешней политике Румынии наблюдается преемственность.

Однако, если обратиться к деталям, то Украина, во-первых, крайне заинтересована в скорейшем преодолении кризиса в Румынии. Не только Бухаресту нужен имидж "острова стабильности", но и Киеву нужен надежный партнер, особенно на фоне войны с РФ и непростых отношений со многими другими соседями.

Во-вторых, борьба с коррупцией должна стать уроком для украинского общества. Уроком того, что

даже такие эффективные инструменты, как румынский Национальный антикоррупционный директорат, нуждаются в защите и поддержке.

Об украинских институтах такого рода и говорить нечего.

Ну и, наконец, в-третьих: румынская и украинская новейшая история с их майданами и диктаторами, победами и провалами на антикоррупционном фронте, амбициями отдельных политиков и реваншизмом отдельных политических сил свидетельствует о том, что хотя Украина и Румыния мало знают друг о друге, они близки по духу и мировосприятию и имеют больше шансов удержаться в море нестабильности, если будут прилагать совместные усилия для этого.

 

Автор: Сергей Герасимчук,

эксперт Совета внешней политики "Украинская призма"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua