Что скрывается за идеей автономии венгров? Риски и возможности для Украины

Среда, 29 марта 2017, 14:10 — , для Европейской правды
Фото kormany.hu

За минувшую неделю украинское информационное пространство несколько раз буквально "взрывалось" после заявлений из Будапешта.

Ни в одном из них не ставился акцент именно на Украине. Но эти заявления касались крайне чувствительной для нас темы – венгерского нацменьшинства.

Более того – его прав и стремления к автономии.

Дежавю

Сначала о необходимости добиваться автономий для венгров заявил вице-премьер Жолт Шемьен на презентации книги "Права меньшинств. Представление интересов. Автономность". На его слова сразу же отреагировал украинский МИД, вызвав венгерского посла для дополнительных разъяснений.

От венгерского же МИДа не последовало ответной реакции. Во всяком случае, пока.

В то же время через несколько дней после упомянутой реакции Киева, в пятницу, 24 марта, на форуме венгерских депутатов от стран Карпатского бассейна в Будапеште участники вновь публично говорили о стремлении зарубежных венгров к автономии, хотя опять – без акцентов на Украине.

Среди участников этого форума на правах председательствующих были спикер парламента Венгрии Ласло Кьовер, министр иностранных дел Петер Сийярто, госсекретарь по вопросам национальной политики Арпад Янош Потапи и другие.

Конечно, это не был ответ украинскому МИДу, хотя бы потому, что форум был запланирован заранее, он ежегодный. Но не только поэтому.

Более чем очевидно, что

в заявлениях из Будапешта об автономии зарубежных венгров нет спекуляций или личной позиции кого-то из венгерских высокопоставленных лиц, как предполагал украинский МИД. Это нечто большее, системное.

Тем более, если учесть, что в мае 2014-го Украина, да и вся Европа, уже переживали подобную "сенсацию".

Тогда, выступая в венгерском парламенте после триумфа на выборах, премьер Виктор Орбан сказал почти дословно то же, что и на прошлой неделе – вице-премьер и участники упомянутого форума: зарубежные венгры имеют право на двойное гражданство и автономию.

Отличие между последними заявлениями из Будапешта и выступлением венгерского премьера трехлетней давности заключается в том, что в той речи он акцентировал внимание именно на Украине и потенциальных угрозах для венгерского меньшинства в связи с российской агрессией и фактическим перезапуском украинской государственности.

После той речи Орбана украинский МИД, как и на прошлой неделе, официально предостерег Будапешт, вызвав венгерского посла для беседы. Но то заявление официального Киева была гораздо резче нынешнего – пропорционально резонансу от речи венгерского премьера, которую "не поняли" не только в Украине.

Тогда венгерский МИД все же прореагировал в ответ, заявив, что их страна не имеет никаких территориальных претензий к Украине, поддерживает ее суверенитет, а премьера Орбана не так поняли.

Казалось бы, тема исчерпана. Но это совсем не так.

Больше, чем официальная позиция

Речь Виктора Орбана трехлетней давности, а также слова вице-премьера Шемьена и заявления других венгерских чиновников на последнем форуме в Будапеште – это не случайность и уж точно не только заигрывание с электоратом.

Для Орбана лично это была мировоззренческая речь, которая очерчивала его видение развития Венгрии и не только. Он отстаивает его как венгерский политик уже четверть века и внедряет как лидер страны последние 7-10 лет.

Для других коллег Орбана эти резонансные заявления – это озвучивание государственнической позиции, видения развития нынешней венгерской власти.

И в основе всего этого лежит концепция развития Венгрии как национального государства (nation state).

Это ответ на настроения, царящие в умах, а точнее, в сердцах подавляющего большинства венгров.

Конечно же, не по классической модели XVII или XIX века. И даже не ХХ. А с учетом современных глобальных факторов и новых форматов взаимодействия типа ЕС и НАТО.

Возможно, когда-то эта модель Венгрии была только эгоистичной мечтой лично Виктора Орбана, которую он презентовал в своих пылких речах еще в 1990-х годах. Сейчас это уже не так существенно, потому что сегодня мы имеем дело с ответом венгерских политиков на четкий запрос и настроения подавляющего большинства венгров.

 Современная Венгрия и территории, утраченные в 1920 году

В течение последних семи лет эта модель развития страны воплощается на уровне политики правительства, а с 1 января 2012 года – еще и в виде новой редакции Конституции.

Из-за этой Конституции, из-за ее положений официальный Брюссель даже пригрозил приостановить членство Венгрии в ЕС, а премьера Виктора Орбана, пусть и с улыбкой, но стали называть диктатором.

Венгрия Орбана – это сильная вертикаль власти с ощутимым присутствием государства в экономике, возможно, даже на уровне государственных монополий в ключевых отраслях, а также повышенное внимание к истории, культуре и языку, патриотическому воспитанию, семейным ценностям и духовному возрождению.

В частности, толкование Трианонского соглашения, которым Венгрия завершила Первую мировую войну, как едва ли не самой большой трагедии страны. Ведь согласно мирному договору, заключенному в июне 1920 года, Венгрия фактически утратила две трети своих тогдашних территорий и немало других привычных на то время атрибутов величия. Отсюда и слова венгерских топ-политиков о "духовном возрождении Венгрии" – той великой Венгрии.

Виктор Орбан не был первым венгерским политиком, почувствовавшим эти настроения у соотечественников, но ему точно лучше всех удается на этих настроениях играть как лидеру страны.

В том числе во внешней политике Венгрии, составляющими которой являются также критика идеи "европейского котла" и мультикультурализма, региональное лидерство в Карпатском бассейне и защита зарубежных венгров, компактно проживающих в Украине, Румынии, Словакии, Сербии, Хорватии, Австрии, на своих исторических землях, или если коротко – то их право на автономию.

Следует отметить, что в публичных заявлениях на уровне власти Венгрии (партия Фидес и ее сателлиты, составляющие проправительственное большинство) о праве на автономию зарубежных венгров до сих пор не звучало территориальных претензий, то есть права зарубежных венгров на создание национально-территориальных автономий.

Это до сих пор позволяют себе праворадикалы из Йоббик, в частности по поводу Закарпатья, но от их призывов официальный Будапешт неоднократно открещивался.

Три фундамента автономии зарубежных венгров по версии Будапешта

Термин "автономия" используется венгерскими чиновниками последовательно и неслучайно. Это с их стороны не манипуляция, а обоснованная концепция, продолжение общего видения современной Венгрии во главе с Виктором Орбаном.

И если проанализировать содержание хотя бы упомянутых в этой публикации заявлений из Будапешта, то можно понять, на чем базируется эта идея автономии зарубежных венгров сегодня. Это три фундамента.

Первый фундамент – государственная поддержка развития национальной культуры и образования зарубежных венгров, функционирования венгероязычных школ, классов, факультетов и институтов (например, имени Ференца Ракоци II в Берегово), культурных обществ и общественных организаций.

Что касается венгерского языка, то для официального Будапешта это безоговорочный приоритет. Поэтому правительство не жалеет денег на всевозможные программы поддержки венгроязычных СМИ за рубежом, языковых курсов. Например, в прошлом году на Закарпатье был реализован экспериментальный проект по бесплатному изучению венгерского языка, в который записалось более 3000 местных жителей.

Реализуя такие проекты, правительство Венгрии стремится достичь не только гуманитарных целей, но и найти, ментально подготовить и привлечь новых квалифицированных работников в Венгрию.

Второй фундамент – это право на двойное гражданство, которое вытекает из внедрения в мае 2010 года упрощенной процедуры получения венгерского паспорта для этнических венгров.

По официальным данным, которые в начале 2015 года обнародовал государственный секретарь Венгрии, ответственный за национальную политику в венгерском правительстве, Арпад Янош Потапи, по упрощенной процедуре венгерское гражданство получили уже 670 тысяч человек. 66% новых граждан Венгрии – из Трансильвании, 17% – из Воеводины, 14% – из Закарпатья, уточнил тогда министр.

Третий фундамент – защита интересов зарубежных венгров через их представителей в представительных органах власти стран, где они проживают.

С этим связана активизация работы общественно-политических организаций зарубежных венгров, которые на период выборов выполняют роль политических партий и выдвигают своих кандидатов в депутаты различных уровней. За последние 3-4 года официальный Будапешт начал централизованно координировать работу этих организаций, идеологически сопровождать, поддерживать и контролировать их.

В Украине это КМКС ("Общество венгерской культуры") и УМДС ("Демократический союз венгров"), в Сербии – "Союз венгров Воеводины", в Румынии – Демократический союз венгров в Румынии (RMDSZ), в Словакии – Most – Híd.

Все эти организации имеют своих представителей на разных уровнях, вплоть до национальных парламентов. В Украине это народный депутат и член фракции БПП Ласло Брензович, который возглавляет КМКС.

Ласло Брензович та Виктор Орбан 

Идея автономии зарубежных венгров под патронатом Будапешта должна обеспечить Венгрии статус регионального лидера ЕС в Карпатском бассейне – об этом открыто говорят в Будапеште.

В частности, на упомянутом уже форуме венгерских депутатов от стран Карпатского бассейна, который прошел в Будапеште 24 марта, речь шла о том, что право на автономию зарубежных венгров должно быть на повестке дня ЕС, и решение этого вопроса будет залогом стабильности в регионе.

Венгрия в лице Виктора Орбана не просто заинтересована в членстве в ЕС, а имеет собственное четкое видение того, как должен дальше развиваться Европейский Союз и своей роли в этом процессе.

В Будапеште не скрывают, что мигрантский кризис, принесший ЕС исключительно проблемы, прибавил Венгрии уверенности в том, что идея мультикультурализма не оправдала себя. А значит, альтернативы модели национального государства даже в формате ЕС нет.

И поэтому на международной арене правительство Виктора Орбана возлагает также надежды на администрацию Дональда Трампа, которого Будапешт откровенно поддерживал с самого начала, мол, лидеры двух стран – на одной политической и мировоззренческой волне развития своих стран согласно новейшей модели национального государства.

Украина – не в приоритете

Несмотря на громкие заявления последнего времени между Киевом и Будапештом вокруг темы "автономии", а также довольно резкую реакцию венгерских чиновников на возможные изменения языкового законодательства в Украине и чувствительную для украинских венгров тему двойного гражданства, значительно больше внимания Венгрии сегодня приковано к венгерским общинам в Словакии и Румынии.

В отношениях с Братиславой краеугольным камнем является тема двойного гражданства. В июле 2010 года Словакия юридически закрепила не только лишение словацкого гражданства тех, кто имеет паспорт другой страны, но и предусмотрела штраф в размере более 3 тысяч евро.

Это решение Братислава приняла через два месяца после того, как Будапешт официально упростил процедуру получения венгерского гражданства. Теперь Венгрия намерена поднять этот вопрос на межправительственном уровне.

В отношениях Будапешта с Бухарестом все значительно сложнее. И связано это с так называемым Секейским краем (рум. Ţinutul Secuiesc). Это территория Северной Трансильвании в пределах современной Румынии, где компактно проживают этнические венгры. Именно отсюда, согласно официальным данным, Венгрия получила больше всего новых граждан по упрощенной процедуре.

В сентябре 2009 года в крае была провозглашена национально-территориальная автономия, но официальный Бухарест ее не признал.

Вместе с тем, начиная с 2013 года, на почве прав секеев между Венгрией и Румынией регулярно возникают дипломатические скандалы. Очень громкие скандалы, с взаимными выпадами не только на уровне послов или консулов, а даже премьеров.

И Будапешт, и Бухарест настроены крайне решительно и бескомпромиссно. Поэтому то, как будет развиваться ситуация именно в этой части Карпатского бассейна, станет настоящим тестом не только для двух стран, но и для ЕС.

Притисянская стратегия

В Украине компактно проживают до 150 тысяч этнических венгров (10-12% населения Закарпатской области), которые имеют широкую культурную автономию и представительство на всех уровнях власти.

Пока все выглядит так, что официальный Будапешт скорее стремится сохранить достигнутое украинскими венграми за последние годы, в частности двойное гражданство и региональный статус венгерского языка, чем получить новые преимущества.

Другая важная задача, которую ставит перед собой Будапешт в отношении украинских венгров, – удержать их на исторической земле. Удержать от отъезда за границу, куда довольно массово ринулись здешние венгры в поисках лучшей работы и материального благосостояния.

Важная деталь: украинские венгры эмигрируют не обязательно в Венгрию, а в развитые страны Западной Европы, особенно они любят Британию. Или вообще в США. Венгерский паспорт позволяет попасть туда без виз и других ограничений.

Хотя есть еще один момент, на котором Будапешт продолжает системно настаивать – восстановить так называемый Притисянский избирательный округ.

Это географические границы Береговского и Виноградовского районов. Именно здесь, вдоль реки Тисы, живет подавляющее большинство украинских венгров, и официальный Будапешт стремится, чтобы они выбирали своего мажоритарного представителя в Верховную раду.

Этот венгерский избирательный округ на Закарпатье существовал на парламентских выборах 1998 года, но был ликвидирован после изменения избирательного законодательства.

Восстановить его украинским венграм обещали как минимум два украинских президента – Виктор Ющенко и Петр Порошенко, подписывая соответствующие политические соглашения с венгерскими организациями еще будучи кандидатами на пост главы государства.

Восстановление Притисянского округа идеально подходит под модель автономии зарубежных венгров, которую Будапешт транслирует на весь Карпатский бассейн, потому что предполагает элемент политической автономии, а не административной.

Впрочем, если это все же произойдет, возникает логичный вопрос: не захочет ли Будапешт большего?

Речь не о фобии вроде возможных территориальных претензий в отношении Закарпатья по аналогии с аннексией Крыма и войной на Донбассе. Вовсе нет. Речь идет об амбициях Будапешта относительно территориальной автономии украинских венгров в виде отдельной венгерской административной единицы в пределах Закарпатской области – района, края, повита и т.п.

И тут возникает другая угроза: чтобы вдруг, совершенно "случайно", идея автономии зарубежных венгров по версии Будапешта, которую он четко очерчивает в рамках ЕС и его критериев, не начала воплощаться определенными заинтересованными группами в Украине как часть так называемой медведчуковско-сурковской федерализации нашей страны. Попытки сыграть в этом направлении сегодня очевидны:

99% фейков о требованиях создать на Закарпатье венгерскую автономию тиражировались в украинском информпространстве именно российской пропагандистской машиной.

Чтобы не стать жертвой российских провокаций, официальный Киев сам на высшем уровне должен инициировать диалог с Будапештом.

А еще Украина не менее рьяно, чем Венгрия, должна настаивать на том, чтобы резонансная тема автономии зарубежных венгров как можно скорее появилась в повестке дня ЕС.

Как минимум, участие Евросоюза в обсуждении гарантирует дополнительные гарантии соблюдения критериев и стандартов ЕС.

Автор: Дмитрий Тужанский,

Ужгород – Киев – Будапешт,

для "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.