Выборы во время революции: как президент Венесуэлы ведет страну к катастрофе

Понедельник, 31 июля 2017, 15:22 — , для Европейской правды
Фото: wradio.com.co

В воскресенье 30 июля внимание всех мировых СМИ было приковано к Венесуэле, где проводились объявленные президентом страны Николасом Мадуро выборы в Национальное учредительное собрание (Конституционную ассамблею).

На этот шаг уже отреагировали США, анонсировав введение санкций против Венесуэлы. Под действие санкций могут попасть нефтяной сектор страны и ряд высокопоставленных чиновников.

Что же это за голосование и почему мир так остро реагирует на него? Решение о созыве Конституционной ассамблеи Мадуро объявил на последнем первомайском митинге своих сторонников.

Сам президент возлагает на это собрание большие надежды, ведь, по его замыслу, именно Ассамблея должна разработать изменения в Конституцию страны, предоставить президенту больше полномочий для преодоления острого политического кризиса, который обескровливает страну уже несколько лет – пик его пришелся на весну-лето 2017-го.

Оппозиция провоцирует власть

В последние полгода градус политического напряжения в Венесуэле постоянно растет.

В прошлом году подписи венесуэльцев под инициативой импичмента президенту власть откровенно проигнорировала, затягивая с решением, пока не истек законный срок для его реализации.

Окончательно разуверившись в возможности легально отстранить Николаса Мадуро от власти, оппозиция разнообразила свой арсенал методов борьбы с правительством и начала провоцировать власти на жесткие действия. Очевидно, ее цель заключалась в привлечении большего внимания мировых и региональных лидеров, и в первую очередь – новоизбранного президента США Дональда Трампа, к критической ситуации в Венесуэле.

Так, еще 9 января 2017 года депутаты Национального собрания, где большинство составляют представители оппозиции, в одностороннем порядке проголосовали за импичмент президенту. Они сослались на статью Конституции, согласно которой президент может быть отстранен от власти, если он не выполняет своих обязанностей и таким образом считается "оставившим должность".

Парламентарии настаивали, что неспособность Мадуро преодолеть существующий экономический кризис, его бездействие можно считать именно таким случаем. Впрочем, никаких правовых последствий эта инициатива не имела, поскольку Верховный суд Венесуэлы ее заблокировал.

Несмотря на отрицательное решение, оппозиционеры, похоже, достигли своей скрытой цели: они действительно раздражали власть и спровоцировали ее на силовые действия.

В конце марта Верховный суд попытался взять реванш и лишить оппозиционный парламент его полномочий, взяв законодательные функции на себя и предоставив президенту право "действовать в обход парламента". Поводом для этого решения стало обострение ситуации вокруг признания депутатских полномочий трех членов парламента от оппозиции, выборы которых Верховный суд счел нелегитимными из-за имеющихся у него доказательства фальсификации результатов голосования.

При этом решение Верховного суда осудила генеральный прокурор страны, заявив, что его попытка взять на себя полномочия парламента прямо нарушает конституционный порядок.

Конфликт между самими институтами стал свидетельством глубокого политического раскола в обществе.

Война на улицах

И хотя вскоре Верховный суд отменил свое решение, все же маховик насилия был запущен: с начала апреля на улицы вышли как противники, так и сторонники президента Мадуро. Особенно острыми уличные протесты стали в Каракасе, где их эпицентром являются богатые восточные районы столицы, и в нескольких штатах, где выборные должности губернаторов занимают представители оппозиционных сил.

Тактика протестующих, сторонников оппозиции, сначала включала только массовые манифестации с требованием отстранения от власти Николаса Мадуро и блокирования важных транспортных магистралей как в регионах, так и в ключевых населенных пунктах.

 

Впрочем, очень скоро протесты приобрели нецивилизованные формы: улицы захватила волна насилия с использованием камней, "коктейлей Молотова", разрушением инфраструктуры населенных пунктов. Как следствие,

по состоянию на конец июля в ходе многомесячных протестов, по неофициальным данным, погибло уже около ста человек и более тысячи получили различные повреждения.

Сейчас трудно установить, кто первым "начал войну", но известно, что Венесуэла – один из мировых лидеров по количеству насильственных смертей на улицах городов, причем наиболее опасным признан Каракас (более 130 насильственных смертей на 100 тыс. человек).

В Венесуэле действует парамилитарная молодежная организация "Молодежь Объединенной Социалистической партии". Сначала ее члены ставили своей целью "изучать чавизм, распространять идеи боливарианской революции, осуществлять общественный контроль, быть авангардом партии". Однако после ухудшения экономической ситуации, введение карточной системы, вызванных ею голодных бунтов, чавистская молодежь перешла к погромам и уличному террору, а члены организации не раз калечили представителей оппозиции в уличных столкновениях, не гнушаясь даже убийствами.

Точной статистики о пострадавших от их произвола в Венесуэле пока нет, но по имеющимся данным, в стране за время пребывания чавесистов у власти пропали около 240 тыс. человек.

"350. Свобода"

Следующую фазу обострения противостояния между оппозицией и властью связывают с инцидентом с Оскаром Пересом.

27 июня бывший офицер элитного силового подразделения похитил полицейский вертолет и забросал здание Верховного суда гранатами, хотя они так и не взорвались. При этом на борту вертолета был прикреплен плакат с надписью "350. Свобода", очевидно, как намек на статью 350 Конституции, согласно которой народ имеет право неповиноваться власти, если та нарушает гражданские права и демократические ценности.

В распространенном видеообращении Перес потребовал отставки Мадуро и проведения выборов и объяснил, что он принадлежит к определенной "коалиции военных, полицейских и гражданских лиц", которые хотя и не относятся ни к одной (!) политической силе, но, будучи патриотами, готовы провести наземную и воздушную операцию, чтобы "вернуть власть народу и восстановить конституционный порядок".

 Оскар Перес

Со стороны кажется, что реакция властей на это событие была незамедлительной и решительной: выступая по государственному телевидению, Николас Мадуро назвал инцидент "террористической атакой". Впрочем, показательно, что в городе, где в связи с протестами сосредоточено большое количество силовиков, в светлое время суток так и не нашли "террористов", оставивших вертолет на крыше одного из домов.

Да и потом, несмотря на неоднократные заявления властей об организации полномасштабного поиска Переса и его "соратников" по всей стране, сам он неоднократно появлялся на митингах в Каракасе, причем даже не скрывая лицо перед нацеленными на него камерами.

"Фактор Переса", и с этим соглашаются многие эксперты, по сути, развязал руки власти. И хотя она еще не прибегала к жестким силовым мерам, можно говорить о существенной активизации провластных сил.

Сторонники Мадуро, ранее проявлявшие себя в основном на небольших хорошо организованных митингах и собраниях, во время которых выступления представителей власти и провластных общественных активистов часто прерывались песнями и танцами, также обратились к силовым методам.

5 июля группа вооруженных петардами, дубинками и камнями людей ворвалась в здание Национального собрания в тот момент, когда там проходило торжественное заседание по случаю Дня независимости страны. При этом для участия в торжествах прибыл не президент, как естественно было бы ожидать, а вице-президент Тарек эль-Айссами, известный своими жесткими высказываниями в адрес оппозиции.

Во время потасовки в парламенте получили телесные повреждения несколько оппозиционных депутатов.

Показательно, что вызванные силы правопорядка плотным кольцом окружили здание парламента, объясняя свои действия заботой о "безопасности депутатов" и охраной от "разъяренной толпы" чавесистов, якобы ждавших их на улице.

Однако их действия оппозиция расценила как "блокирование", а наиболее радикальные отмечали, что парламент, по сути, на несколько часов оказался в заложниках у силовиков, которые таким образом стремились в ответ спровоцировать на силовые действия сторонников оппозиции.

Выборы как самая большая провокация

Впрочем, самой большой провокацией со стороны власти стало вчерашнее проведение ею выборов в Национальное учредительное собрание.

Рейтинг доверия к президенту сегодня – на уровне 20%. Поэтому Мадуро, имея низкий уровень поддержки среди венесуэльцев, очевидно, не может рассчитывать, что на следующих выборах население поддержит курс на "социализм XXI века", который себя не оправдал.

Выходом для него может стать внесение изменений в Конституцию. Так он не только получит больше полномочий, но и, возможно, и право дольше находиться при власти.

Согласно проекту реформирования политической системы страны, более чем две трети (364 членов) нового органа будут выбраны не по партийным спискам, а по так называемому "территориальному принципу", причем

голос жителя малонаселенных сельских регионов, которые традиционно голосуют в поддержку власти, будет весить больше, чем жителей городов, что, как показали последние протесты, занимают сторону оппозиции.

173 человека будут избраны по так называемому "секторальному" принципу, то есть как представители от различных категорий "трудящихся", в частности, 5 представителей бизнеса, 8 фермеров и рыбаков, 5 человек с ограниченными возможностями, 24 студента, 79 трудящихся, 24 представителя от коммунальных советов и 28 пенсионеров.

Как отметил сам Мадуро, избранный орган будет представлять трудящихся, а не представителей крупного бизнеса, как оппозиционные политические партии. Именно поэтому "Блок демократического единства", который объединяет оппозиционные партии, отказался участвовать в этом голосовании. Другая часть общества, сторонники действующей власти, считают, что созыв Национального учредительного собрания установит настоящий баланс власти в стране, обеспечив принцип равновесия между различными ее ветвями.

Мировые СМИ по этому поводу приводили его слова: "Хоть дождь, хоть гром, хоть молния, а Конституционная ассамблея состоится".

Не остановили Мадуро в его стремлении провести выборы ни позиция США, которые 26 июля приняли новые санкции, и Евросоюза, ни острая реакция некоторых региональных лидеров, ни две волны общенациональной забастовки, инициированной оппозицией 20 и 26-27 июля.

Выборы в Национальное учредительное собрание в Венесуэле состоялись, оппозиция их бойкотировала. Как результат, данные по явке избирателей существенно разнятся. Так,

власти обнародовали данные об участии 40% избирателей, оппозиция приводит другие цифры: по ее подсчетам, участие в голосовании могли принять не более 15%.

Курьезный случай произошел с самим Мадуро, который смог проголосовать только со второй попытки, потому что электронное устройство не смогло сразу распознать идентификационную карту президента, сообщив, что такого избирателя не существует.

 

Но на улицах ситуация была более драматичной. И хотя власти запретили проведение любых протестных мероприятий с 28 июля по 1 августа, угрожая нарушителям избирательного процесса заключением на срок от 5 до 10 лет, они не прошли мирно.

Так, сообщалось об убийствах 15 человек, среди первых погибших оказался лидер молодежного крыла одной из оппозиционных партий и один из кандидатов в Ассамблею, а самыми жуткими видеокадрами стал взрыв самодельного устройства на одной из улиц Каракаса во время движения мотоколонны полицейских.

Причем самое активное участие в "защите права на голосование" и столкновениях с оппозиционными протестующими приняли как раз отряды гражданской обороны, вышколенные на общенациональных учениях "Zamora 200", о чем, не скрывая, сообщали их лидеры.

На пути к изоляции

Хотя Мадуро пообещал провести "консультативный референдум" по одобрению наработанных новоизбранным органом изменений в Конституцию, все же есть сомнения, не затянет он этот процесс, как это произошло в 2016 году с референдумом по вопросу о мандате президента.

Сейчас он может сослаться на несколько факторов, которые сделают этот процесс невозможным, в частности, постоянную дестабилизацию со стороны оппозиции и потенциальную угрозу военного переворота, ведь сам прекрасно понимает, что младший офицерский состав и рядовые устали от постоянного психологического стресса, угрозы судебного преследования за убийство протестующих по неосторожности в целях самозащиты (такой прецедент уже имел место в июне 2017 года) и постоянных продовольственных проблем. А высшее офицерство недовольно проведенными в начале этого лета кадровыми перестановками.

Впрочем, созыв Национального учредительного собрания и потенциальные изменения в Конституцию сами по себе могут существенно повредить позициям чавесистов. И Уго Чавес, и Николас Мадуро пришли к власти, отстаивая один из базовых принципов Боливарианской модели: верховенство народа и демократические принципы управления страной.

Часть общества, которую олицетворяет оппозиция, видит в созыве Национального собрания пренебрежение этим принципом со стороны власти, ссылаясь на процедуру выборов в нее.

Не заставила себя ждать и первая международная реакция на события в Венесуэле.

В частности, Мексика, Колумбия и Аргентина не признают результатов провластного голосования. Перу, ранее отозвавшее своего посла из Каракаса, инициирует созыв на 8 августа встречи стран региона. А министр иностранных дел Парагвая отметил, что Венесуэлу могут исключить из регионального торгового блока "Меркосур" (с конца 2016 года ее членство в этой организации приостановлено) за разрушение демократической системы и правового государства.

Соединенные Штаты высказались за дальнейшее расширение санкций как против отдельных лиц, так и, возможно, под них может попасть государственная нефтяная компания PDVSA (Petróleos de Venezuela, Sociedad Anonima).

Впрочем, эти заявления являются только очередными шагами на пути, который, похоже, выбрала нынешняя власть – пути международной изоляции страны.

Автор: Наталия Шевченко,

эксперт Совета внешней политики "Украинская призма"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua