Химический гигант и свежий воздух: чем Людвигсхафен отличается от Запорожья

Среда, 30 августа 2017, 10:00 — Наталия Агаркова, Людвигсхафен–Запорожье

"Европейская правда" продолжает проект поддержки региональных СМИ, желающих освещать тематику ЕС.

Мы републикуем некоторые материалы, вышедшие в региональных медиа в сотрудничестве с ЕвроПравдой и при финансовой поддержке Евросоюза. Вашему вниманию – статья нашего партнера в Запорожье, Радио "Максимум", корреспондент которого недавно посетила Германию.

* * * * *

Может ли индустриальный город быть экологически безопасным местом проживания?

Для Запорожья это вопрос жизни.

Статистика шокирует: по количеству вредных выбросов город в тройке опаснейших в Украине. Подтверждение тому – количество онкобольных и средняя продолжительность жизни горожан. Практически ежедневно фиксируется превышение вредных веществ в воздухе в несколько раз от допустимой нормы. Это килограммы и тонны тяжелых металлов, соединений азота, хлора, фенола и других веществ на одного человека ежегодно, ежесуточно, ежеминутно.

Страшно. Но пока что граждане лишь возмущаются, а власть обещает "что-то сделать".

Неужели промышленная деятельность не совместима со здоровой жизнью человека?

Экологический брат Запорожья

Мы искали в Евросоюзе город с такой же экологической нагрузкой, как в Запорожье - чтобы осознать безнадежность нашей ситуации или найти решение экологических проблем.

Нашли. Это немецкий Людвигсхафен, похожий на Запорожье во многом.

Первый построен на берегу Рейна, второй – на Днепре. После начала военных действий на Востоке Украины мы приняли десятки тысяч переселенцев - в Людвигсхафене 40% жителей имеют миграционное происхождение. За последние годы возросло количество беженцев - для них обустроены палаточные городки.

Примечательно, что оба города стали прототипами для художественных произведений Алексея Толстого. 

В романе "Хождение по мукам" автор описал события 1920 года, когда на юге Запорожской области сосредотачивались силы Красной Армии для штурма Перекопского перешейка с целью взять Крым.

В книге "Гиперболоид инженера Гарина" Толстой описывает катастрофу в Людвигсхафене - тогда произошел взрыв на химическом заводе. О масштабах той техногенной аварии говорят цифры: из 1000 строений в городе было разрушено 800, глубина воронки взрыва – 20 метров, поезда были сброшены с путей в радиусе 70 км, звук взрыва слышали за 300 км, жертвами стали более 500 человек, тысячи пострадавших.

Но главное нынешнее сходство украинского и немецкого городов – промышленность.

В Запорожье – более 200 крупных предприятий.

А Людвигсхафен называют мировой химической столицей - именно здесь расположен самый крупный химический концерн  на планете – BASF. Есть также машиностроительные и металлургические заводы.

Химический гигант. Дышим глубже

Какого цвета смог в Людвигсхафене? Признаюсь, именно с такой мыслью ехала в этот промышленный город на юго-западе Германии.

Ведь BASF здесь – главный работодатель, бюджетонаполнитель и, следует ожидать, загрязнитель окружающей среды. Это же масштабное производство аммиака, азотных удобрений, хлора, серной кислоты, полиамидов, поливинилхлорида. Знакомые названия ядовитых веществ для запорожцев… Наши экологи утверждают, что только серной кислоты в водоемы города сбрасывается по 75 тысяч тонн в год. В целом в реки региона попадает до 950 млн кубометров вредных веществ - наивысший показатель по Украине.

Это у нас. Что же тогда происходит в мировой химической столице – Людвигсхафене, где расположено порядка 400 цехов?!

Здесь яркая зелень, на газонах и просто на тротуарах улиц сидит молодежь в светлой одежде (для эксперимента сядьте на тротуар в Запорожье).

Нет ни дымки, ни характерных запахов, ни смога, ни дымящих труб, ни налета на подоконниках. Ни-че-го, что могло бы указать на присутствие опасных промышленных заводов и самого крупного на планете химического концерна.

"Система безопасности – это первое, что меня поразило в Людвигсхафене, – рассказывает украинка Валентина Собецкая, жительница города. - Первый раз я услышала сирену осенью прошлого года. За ней тут же пришли SOS-сообщения по интернету, СМС на телефон, экстренные включения по телевидению".

Если вы без телефона, все равно будете в курсе происходящего. Оповещение идет через водителей общественного транспорта, предупреждения рассылаются автомобилистам на близлежащих трассах и при этом предлагаются маршруты объезда.

Сирена сработала тогда из-за пожара в порту на площадке, где шла выгрузка продукции BASF. Людей просили оставаться дома, закрыть окна, двери. Это чрезвычайная ситуация.

Информировать обо всем, что происходит, а не скрывать проблемы – правило концерна. Ведь люди боятся и не доверяют, когда не знают.

Чтобы изменить отношения общества к химической промышленности, концерн идет на диалог с экологами, горожанами, потребителями. Постоянно информирует, что делается для решения экологических проблем, как безопасно использовать химическую продукцию, устраивает дни открытых дверей в самые закрытые цеха.

Затраты на уменьшение выбросов – миллиарды евро.

Мониторинг состояния окружающей среды автоматизирован настолько, что скрыть данные о выбросах невозможно.

В то же время в Украине нет полномасштабной исчерпывающей информации по загрязнению воды, воздуха, почвы. Украинские экологи признают несовершенство законов и неспособность экослужбы влиять на загрязнителей.

Возвращаемся в Германию...

"Воду мы пьём из-под крана. Она зачастую чище бутилированной, ведь контролируется ежедневно, - рассказывает Валентина Собецкая. - В городе стоят детекторы для контроля за воздухом. Обратите внимание, даже нет загазованности от машин".

Это правда. Все новые автомобильные дороги организованы так, чтобы транзитный транспорт не проезжал через жилые районы. Городу не нужны лишние выхлопные газы – это позиция власти, бизнеса.

Об экологической безопасности своего города беспокоятся сами горожане. Экологическая сознательность местных жителей настолько высока, что они отказываются от собственных авто в пользу велосипедов. Их в Людвигсхафене я видела больше, чем в самых крупных немецких мегаполисах. 

Стоянка велосипедов в центре города, фото автора

BASF более 150 лет назад проводил первые эксперименты по влиянию удобрений на растения. А в 1980-х годах первым публично осознал необходимость менять отношение к природе. Это значит, что кроме получения экономической выгоды, мировой лидер химической индустрии делает все возможное для защиты окружающей среды. 

Бережное отношение к окружающей среде заключается не только в очистных сооружениях. Главное – использование возобновляемого и экологически чистого сырья. 

Экологический имидж Украины затянуло дымом. Ассоциация развеет?

У Германии и Украины когда-то были одинаковые эко-проблемы. 

Теперь же Германия, как и весь Европейский Союз, регулярно снижает лимиты по основным источникам загрязнения воздуха. В частности, это касается сокращения выбросов двуокиси серы, азота, неметановых летучих органических соединений, аммиака.

На Украину эти правила не распространяются. Наша страна пока даже законодательно не утвердила европейские стандарты и нормы в сфере охраны окружающей среды.

А в них есть гиперважный пункт – введение европейского принципа "загрязнитель платит".

Нужно ужесточить ответственность за выбросы – а это способствует очищению воздуха, почвы, водных ресурсов.

Соглашение об ассоциации Украины и ЕС предусматривает масштабные преобразования: от автоматизированного мониторинга загрязнения окружающей среды,  строжайших лимитов на вредные выбросы, немедленного реагирования на нарушителей, модернизацию промышленности до качественного изменение состояния окружающей среды.

Воплощение европейской экологической политики в Украине обещает быть долгим и трудным.

Понятно, что парламентариям, голосуя за взятые обязательства, придется "наступать" на собственный бизнес и бизнес друзей-олигархов, а потом и местная власть обязана будет призывать к ответу загрязнителей (то есть промышленность, на которой держится город) по всей строгости закона. Сейчас такой сценарий сложно представить в Запорожье, где ключевые чиновники – это ставленники главного завода-загрязнителя.

Но и у Запорожья есть шанс на экологическое оздоровление только в долгосрочной перспективе.

Даже если соответствующие законы примут в ближайшее время, техническая реализация займет до 18 лет (сроки прописаны в самих директивах, которые мы обязаны ввести по Соглашению об ассоциации). За эти годы появятся на свет и окончат школу новые поколения запорожцев. Хочется, чтобы они увидели другую реальность, но для этого надо действовать уже сегодня. 

Думаете, запорожские заводы не могут работать как BASF? Да они просто не хотят.  

Пока что не хотят.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua