Кто возглавит МИД Польши и почему звучат жесткие заявления об Украине

Понедельник, 6 ноября 2017, 09:44 — , Варшава, для Европейской правды
фото Polskieradio.pl

В конце прошлой недели информационное пространство всколыхнуло выступление министра иностранных дел Польши Витольда Ващиковского в эфире телеканала TVP. Глава польской дипломатии не только заявил, что считает польско-украинские отношения плохими, но и сообщил о создании списка невъездных граждан Украины.

Телезрители узнали, что пора закрыть границу для лиц "с антипольскими взглядами", которые "надевают мундиры "СС-Галичина" и "административно задействованы в препятствовании эксгумации польских захоронений". Без лишних уточнений было ясно, что последний критерий относится к директору Украинского института национальной памяти Владимиру Вьятровичу.

Чтобы дополнительно подчеркнуть уровень напряженности, Ващиковский добавил: он еще подумает, рекомендовать ли президенту Анджею Дуде ехать в Украину с декабрьским визитом, о котором Дуда и Порошенко договорились несколько месяцев назад.

Продолжением "украинской лекции" стали заявления Ващиковского в субботу и воскресенье, во время визита во Львов. Здесь глава МИД заявил, что диалог между историками не происходит должным образом, и показательно развернулся перед входом в музей "Тюрьма на Лонцкого", изменив программу своего визита. Ложкой меда в бочке дегтя стало разве что заверение министра, что на местном уровне польско-украинской дружбе ничто не угрожает.

Хотя это был тот самый министр, который три недели назад рассказывал на страницах газеты Rzeczpospolita, как Польша хочет союза с Украиной. Тогда Ващиковский объяснял, сколько всего удалось достичь вместе за последние годы, а сейчас похоже, что в отношениях – один только негатив.

В том тексте историческим вопросам было отведено важное, однако далеко не первостепенное место; в последних же высказываниях Ващиковского этот вопрос вновь стал определяющим.

Но не стоит искать, кто за такое короткое время испортил идиллию. Просто в газету писал Ващиковский-дипломат, а перед телекамерами говорит Ващиковский-политик.

В последние недели в Варшаве только и говорят, что о грядущих кадровых изменениях в правительстве Беаты Шидло. Министр Ващиковский – один из первых кандидатов на вылет.

В Польше депутаты, которых назначают в правительство, сохраняют свой парламентский мандат, поэтому Ващиковский в случае отставки вернется к работе в парламенте.

Однако за почти два года во главе МИД он так и не стал ни эффективным представителем страны на международной арене, ни влиятельным политиком. Так что у него остается единственный шанс не превратиться в рядового депутата – через пламенные лозунги, которыми легко завоевать любовь толпы. Вот министр и повышает стоимость своих акций перед отставкой.

Но не стоит ждать, что в случае отставки Витольда Ващиковского украинско-польские отношения наладятся. Его вероятные преемники готовы сохранять жесткий курс в отношении Киева – по крайней мере, в вопросах исторической памяти.

Short-list кандидатов на эту должность уже составлен.

Хотя в правительственном квартале польской столицы звучат имена профессора Рышарда Легутко, евродепутата Здзислава Краснодембского и заместителя министра по европейским делам Конрада Шиманского, фаворитами в соревновании за должность главы МИД являются два других политика – Кшиштоф Щерский, внешнеполитический советник и глава кабинета президента Польши, и Адам Белян, бывший евродепутат и политтехнолог ПиС.

Стоит выяснить, как относятся к Украине главные претенденты на кресло в МИД Польши.

44-летний Щерский сделал карьеру в академической среде консервативного Кракова, специализируясь на праве ЕС. Говорят, его несложно вывести из себя репликами вроде "пан как теоретик", "человек с вашими университетскими заслугами в мире политики..."

В канцелярии президента он поддерживает Анджея Дуду в борьбе за право принимать решения. Не секрет, что лидер ПиС Ярослав Качиньский долгое время воспринимал президента как своего подчиненного, почти как авторучку для подписывания законов, чему Дуда стал в этом году сопротивляться, в частности ветировав важные для Качиньского законы "О Верховном суде" и "О Государственном совете судопроизводства" (подробнее об этом – в статье "Польский раскол: что изменит для Варшавы и Киева конфликт между президентом и партией власти").

Назначение Щерского в МИД зависит от решения последнего вопроса – договорятся ли глава государства и руководитель ПиС о сценарии судебной реформы.

В частных беседах Щерский довольно тепло отзывается об Украине и не любит будоражить аудиторию рассуждениями о бандеровцах, но это не значит, что он готов менять курс в отношении Киева. На прошлой неделе, после выступления Ващиковского, Щерский признал, что не удивлен резким тоном министра, и добавил, что сейчас у Киева плохие отношения со всеми соседями в регионе.

Со вторым топ-кандидатом, Адамом Беляном, ситуация еще более ясная.

В отличие от Щерского, который только пару лет как попал на первую линию огня, Белян – опытный political animal. Ранее – евродепутат, сегодня – вице-спикер Сената, Белян является прекрасным аналитиком и умеет работать со СМИ, что признают даже его оппоненты.

Что же касается внешней политики, то он не просто говорит в русле взглядов Ярослава Качиньского, а участвует в их формировании.

Вот цитата из его интервью каналу TVN по Украине: "Мы медленно теряем терпение перед лицом тех неполезных явлений, которые мы наблюдаем со стороны Украины [...] Скоро из-за своей бандеровской политики у нее будут более серьезные проблемы, потому что этим уже обеспокоены еврейские круги в США".

Так или иначе, смена руководителя МИД принципиально не скажется на политике в отношении Украины.

Во-первых, основные тренды, как и раньше, будут определяться Ярославом Качиньским и его ближайшим окружением. А оно, чем ближе парламентские выборы 2019 года, тем больше будет пытаться оторвать кусок электората от других партий правого спектра. Во-вторых, польская восточная политика переживает глубокий концептуальный кризис.

В 2015 году ПиС пришел к власти под лозунгами об амбициозных действиях на восточном направлении, но за два года отношения Варшавы с восточными соседями только ухудшились.

Обломки самолета Леха Качиньского до сих пор остаются в РФ, а тем временем Польша заморозила малое пограничное движение с Калининградом и ограничила поддержку российского гражданского общества. Попытка наладить сотрудничество с Беларусью провалилась из-за нежелания Лукашенко повышать стандарты защиты прав человека и прав польского нацменьшинства.

А об отношениях с Украиной нечего и говорить после того, как польская дипломатия вынесла на штандарты вопросы исторической памяти. И хотя Варшава остается последовательной в напоминаниях о российской аннексии Крыма и агрессии на Донбассе, она объявила, что закрывает двери в Европу, потому что "с Бандерой туда нельзя".

Неофициально польские дипломаты и чиновники жалуются: Украина Польшу не понимает.

Не ценит достижений правительства ПиС, не разделяет его искреннего желания строить партнерство на исторической правде, не хочет идти на уступки. Виной тому, по мнению сторонников правящей партии, те, кто оценивает ситуацию в Варшаве по советам оппозиции, левых, либералов, статей в Gazeta Wyborcza или просто немцев (что в этом перечне "хуже всего" – зависит от собеседника).

Иногда такие представления подкрепляют украинские политики, которые не стесняются намекать, что ПиС – это ненадолго, и скоро польско-украинские отношения вернутся в прежнее русло.

Но Киеву нужно осознать: партия Качиньского остается самой популярной в Польше. И если польская оппозиция по-прежнему будет такой же беспомощной, ПиС будет руководить страной еще как минимум шесть лет, а то и все десять.

Последние баталии на исторической почве вроде бы завершились пиар-победами Украины: восстанавливаются разрушенные памятники, арестованы злоумышленники, обстрелявшие консульство в Луцке, украинский МИД в который раз выступает с примирительными заявлениями, но это принципиально ничего не меняет. Никакие усилия дипломатов не способны решить проблему, которую создает для Варшавы сам факт почитания украинцами УПА, Бандеры и Шухевича.

Конечно, это не означает, что на Варшаву надо "махнуть рукой".

Несмотря на отравление историей, польско-украинское сотрудничество имеет большой потенциал.

Даже сохраняя твердость в принципиальных для украинской власти вопросах, следует искать точки соприкосновения и возможности для компромисса: на фоне горячей войны на Востоке холодная война на Западе будет недопустимой роскошью.

Но стоит помнить – время безусловной поддержки Польшей Украины прошло. При любом новом министре иностранных дел.

Автор: Елена Бабакова,

журналист (Варшава),

для "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua