Обещания на фоне могил: чем поступился Порошенко на встрече с президентом Польши

Четверг, 14 декабря 2017, 09:03 — , Европейская правда, Харьков
Фото пресс-службы президента

Визит Анджея Дуды в Харьков оказался особенным. Никогда еще польского президента так не ждали в Украине.

О его приезде официально объявили в середине сентября, а 3 ноября Варшава обнародовала детали поездки, однако даже после этого визит долгое время "висел на волоске".

Причиной этого был глубокий кризис украинско-польских отношений, эпицентром которого на этот раз стали памятники и захоронения.

После ряда сообщений о демонтаже надгробий воинов УПА на территории Польши украинская сторона - в ответ - объявила мораторий на эксгумацию польских захоронений на территории Украины. Это разозлило Варшаву, риторика достигла невиданной остроты...

На этом фоне визит польского президента должен был дать сигнал, что несмотря на проблемы, отношения Украины и Польши остаются стратегически важными для обеих стран.

Этот сигнал особенно важен в контексте недавних проблем в отношениях Украины с двумя другими соседями: Венгрией и Румынией. Но стоит ли он тех уступок, на которые пришлось пойти Украине? Вопрос остается открытым.

Могильная встреча

Стоит вспомнить, с какими проблемами столкнулась Украина во время недавнего обострения отношений с Польшей.

Осенью в Варшаве неоднократно угрожали запретить въезд в Польшу украинским чиновникам, причастным к мораторию на эксгумацию польских могил, а месяц назад польский "черный список" стал реальностью.

К тому же после скандальной поездки во Львов польский министр иностранных дел Витольд Ващиковский заявил, что министерство будет советовать президенту отменить визит в Украину.

Чтобы снять острые вопросы, Петр Порошенко инициировал срочное заседание консультационного комитета президентов обоих государств. Встреча состоялась 17 ноября, по ее результатам Украина пообещала отменить мораторий на эксгумации. Это решение и открыло возможность для визита Дуды в Харьков.

Впрочем, интрига оставалась.

Станут ли президентские консультации в Харькове примером преодоления проблем в отношениях? Или наоборот - генерируют новое непонимание?

 

Символично, что сам визит Анджея Дуды был связан с могилами.

Президенты Польши и Украины вместе посетили мемориал жертв тоталитаризма, расположенный на месте бывшего полигона НКВД под Харьковом, где, помимо прочего, в 1940 году были убиты и похоронены несколько тысяч пленных польских офицеров.

И то, что президенты совместно стали на колени перед могилами погибших поляков, не осталось незамеченным в польских СМИ.

Но еще до "могильной программы" в Харькове произошел эпизод, который большинство украинских СМИ не заметили (поскольку в пресс-службе президента почему-то решили его скрыть), но заметили в СМИ Польши.

Президент Порошенко не только лично встретил Дуду в аэропорту. 

 

Он "по-семейному", вопреки всем правилам протокола, поднялся на борт польского правительственного самолета, чтобы первым поприветствовать коллегу.

Удивительно, но на Банковой почему-то решили не разглашать информацию о такой неформальной встрече. Среди официальных фото на президентском сайте нет кадров из аэропорта. Сообщение о встрече и фото с Порошенко на трапе польского правительственного самолета было опубликовано в официальном твиттере Порошенко, но пресс-служба очень быстро удалила этот твит.

Так или иначе, главной изюминкой визита стали не протокольные подробности, а заявления политиков. После возложения венков к мемориалу и переговоров Порошенко и Дуда вместе вышли к СМИ, старательно акцентируя внимание на позитиве.

Опасные договоренности

Петр Порошенко подчеркнул неизменность поддержки Польшей территориальной целостности Украины и идеи размещения миротворцев на территории ОРДЛО. Последний вопрос становится особенно важным ввиду того, что в 2018-2019 годах Польша будет иметь статус непостоянного члена Совбеза ООН.

Также Порошенко объявил о договоренности по энергетическому сотрудничеству (строительство газового интерконнектора, который позволит Украине покупать газ в Польше) и о сокращении "черных списков".

Впрочем, надо учитывать, что Анджей Дуда не сможет самостоятельно выполнить ни одно из этих обещаний.

Полномочия президента Польши не предусматривают рычагов ни в отношении экономической деятельности государства, ни в сфере международной политики. Поэтому договоренности еще предстоит согласовать с польским правительством.

Лишь в конце выступления Порошенко объявил о договоренности в сфере исторической политики. В частности, президенты договорились повысить уровень двусторонней комиссии по вопросам захоронений. Теперь ее возглавят вице-премьеры: с украинской стороны - Павел Розенко, а с польской - Петр Глинский.

Такое решение - давняя идея Польши. В Украине эту ​​инициативу связывали с желанием перенести вопрос в политическую плоскость, где у Варшавы была бы возможность продвигать свои предложения, например, включая их в один пакет с экономическими вопросами или оборонной помощью.

Примечательно, что Анджей Дуда, в отличие от украинского коллеги, посвятил большую часть своего выступления не экономике, а историческим вопросам.

Дуда более чем оптимистично заявил, что ключевые препятствия для исторического диалога двух стран устранены.

Ни украинский, ни польский президент не упомянули о вопросе, который дал старт кризису - проблеме массового уничтожения украинских надгробий в Польше. Впрочем, избежать этой темы им не удалось: она прозвучала в первом же вопросе от журналистов.

Петр Порошенко заявил, что "считает варварством" такое уничтожение могил, однако выразил уверенность, что эта проблема будет решена в ближайшее время.

Куда интереснее стал ответ Дуды.

Польский президент заявил, что ему больно от фактов уничтожения надгробий, но одновременно больно от того, что такие памятники могут оскорблять чувства других людей. А значит - хоть этого и не было сказано напрямую - похоже, что Польша не будет пытаться привлечь к уголовной ответственности исполнителей этих преступлений.

Анджей Дуда также рассказал, как будут восстанавливаться украинские надгробия.

И если такая процедура является частью договоренностей, то это - еще большая уступка со стороны Украины.

Итак, по словам Дуды, восстановлению надгробий должна предшествовать эксгумация, которая должна не только доказать факт захоронений (ранее польская сторона отвергала обвинения в уничтожении надгробий, мотивируя тем, что речь идет о памятных знаках, которые не сопровождаются захоронениями), но и дополнительно определить, что именно за люди там похоронены и когда они умерли.

Позиция польского президента может показаться логичной, но достаточно вспомнить об особенностях функционирования УПА, чтобы сделать вывод: у нее мало общего с реалиями.

В отличие от регулярных армий, воинов УПА хоронили тайно, в гражданской одежде, без каких-либо намеков на принадлежность к повстанцам. То есть выполнить условия, предложенные Варшавой, фактически невозможно, или, в лучшем случае, это потребует очень много времени.

Таким образом, формально согласившись на компромисс, польская сторона де-факто заблокировала восстановления украинских надгробий на своей территории.

В ожидании следующего шага

Харьковский визит запомнился еще двумя показательными моментами; оба они свидетельствуют, что Анджей Дуда действительно настроен не раздувать конфликт между нашими государствами.

На совместной пресс-конференции президентов польский журналист попросил Петра Порошенко прокомментировать свое отношение к Степану Бандере.

Осторожно подбирая слова, Порошенко назвал лидера ОУН "выдающимся соотечественником, который боролся за независимость Украины". Дуда, который слушал ответ с каменным лицом, сразу взял слово, но не стал дополнять украинского коллегу или спорить с ним, а ограничился ответом на вопрос журналиста о перспективах энергетического сотрудничества.

 

Второй эпизод произошел уже в конце визита, во время встречи Анджея Дуды с польской общиной.

Дуда упомянул об украинских работниках в Польше, не называя их беженцами. Наоборот, президент заявил, что горд тем, что украинцы имеют возможность работать в Польше, не только отсылая домой заработанное, но и одновременно способствуя развитию польской экономики.

Это вроде бы очевидные вещи, но они выгодно отличают президента на фоне других польских политиков. Ведь в последнее время представители правящей польской партии предпочитают называть украинских рабочих "мигрантами, спасающимися от войны".

В целом харьковская встреча двух президентов оказалась довольно оптимистичной. Стороны больше говорили о позитиве. А о проблемах - главным образом в прошедшем времени.

Ценой за этот позитив стали очередные уступки Украины в историческом диалоге с Польшей.

Впрочем, остается открытым вопрос, станут ли эти уступки окончательными?

Да, Анджей Дуда несколько раз заявил о решении проблем. Но в то же время он ни словом не обмолвился о нескольких проблемных вопросах в наших отношениях, в частности о чествовании УПА и трактовке "геноцида" на Волыни. А в правящей польской партии есть немало политиков, которые предпочитают чаще поднимать эти темы. Такие политики остаются и в правительстве Польши.

Станут ли харьковские договоренности стимулом для них оставить исторические споры, сконцентрировавшись на действующих вызовах обеим странам?

Или наоборот, очередные уступки Украины только подтолкнут их к новым историческим обвинений?

Ответы на эти вопросы мы узнаем в ближайшее время.


Автор: Юрий Панченко,

редактор "Европейской правды", из Харькова

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua