Новая стратегия нацбезопасности США: "комплимент" России и приоритеты для Украины

Среда, 20 декабря 2017, 11:20 — , Центр "Новая Европа"
Фото: nydailynews.com

Первые реакции на опубликованную новую стратегию национальной безопасности США касались нескольких ее ключевых идей и новаций.

Конечно же, обратило на себя внимание то, что экономическая безопасность – это ключевая составляющая национальной безопасности США. А еще – признание Трампом роли России и Китая как глобальных конкурентов, которые в тексте стратегии фигурируют также как ревизионистские силы.

В Москве, кстати, должны этому радоваться.

Ведь их в Вашингтоне официально признали ключевыми противниками, наряду с Китаем, в то время как ранее приписывали унизительную роль региональной державы.

Но какие сигналы посылает национальная стратегия безопасности США для Украины? Что означает заимствованный еще со времен Рейгана "принципиальный реализм" во внешней политике (некий гибрид идеализма с реализмом), который, собственно, лег в основу национальной стратегии?

Пять сигналов США для Украины

Хотя Украина в этом документе упоминается один раз, прямо или косвенно нас могут касаться три из четырех постулатов (интересов США), на которых держится документ.

Речь идет не только о приоритете №3 о сохранении мира путем силы и продвижение американского влияния, но и об интересе №2 – продвижение американского благосостояния.

Во-первых,

для Украины важно, что Америка не замыкается в себе. Авторы документа утверждают, что они выучили урок: если Америка не лидирует, то вакуум лидерства заполняют неадекватные игроки, и происходит это далеко не в пользу Штатов.

Но о каком именно лидерстве идет речь? При Обаме было понятно: речь шла о непрямом лидерстве – leading from behind. Стратеги нынешнего Белого дома придерживаются подхода "лидерство и точка" – без каких-либо "утаиваний" и заходов с тыла.

Кроме того, остаются сомнения, насколько лично Трамп готов к такому лидерству США и готов ли лично инвестировать в его успех.

Во-вторых,

сильная и свободная Европа признается жизненной необходимостью для США.

Интересно, что раньше, во времена выступления президента Буша в немецком Майнце в 1989-м, речь шла о "Европе целостной и свободной" как жизненно важной для США. Интересно, замена "целостной" Европы на "сильную" – случайность или сознательное решение?

В документе также есть признание того, что Штаты находятся в большей безопасности, когда Европа – стабильная и богатая.

Для Украины это важно, потому что одним из пазлов стабильной Европы является наша страна.

Конечно, не стоит исключать, что понимание важности этого есть не у всех в Белом дома. Такое понимание есть на уровне генерала МакМастера, Ники Хейли и министра обороны Мэттиса. А вот на уровне Трампа или его советника и спичрайтера Стивена Миллера, например – не факт.

Кроме того, есть вопросы, насколько слаженно и эффективно США будут работать с Европой на фоне постепенного обескровливания американской дипломатии, которое происходит под предлогом реформирования Госдепа.

В-третьих,

первым приоритетом на европейском направлении США видят совместную работу с европейцами по противостоянию российской подрывной деятельности и агрессии. Упоминания Украины в этом блоке нет, но она появляется в другом контексте – в комплекте с Грузией, когда речь идет о вторжении России на территорию этих двух стран.

Но хотя в документе есть пару десятков упоминаний о России, она все же фигурирует как вызов, а не как угроза для американской безопасности.

В-четвертых,

одним из приоритетов в разделе о продвижении американского благосостояния есть отдельный пункт о противостоянии зарубежной коррупции.

"Используя экономические и дипломатические инструменты, США будут продолжать преследовать коррумпированных иностранных чиновников и работать со странами, чтобы усилить их способность бороться с коррупцией таким образом, чтобы американские компании могли справедливо конкурировать в транспарентном бизнес-климате".

Кто знает, возможно, дважды повторенный Трампом вопрос к Порошенко на встрече в Нью-Йорке в сентябре о том, готова ли Украина хорошо позаботиться об американских инвесторов, имеет определенное отношение и к созданию равных условий для американского бизнеса именно с этой точки зрения?

Этот пункт является очередной подсказкой для тех, кто переживает за борьбу с коррупцией в Украине и не знает, как достучаться до Белого дома (не посольства или Госдепартамента) по этому поводу. Ответ прост – через американский бизнес, который сталкивается с коррупцией и поэтому оказывается в неравных условиях (американскому бизнесу, дававшему взятки за рубежом, грозят серьезные санкции дома).

В-пятых,

Штаты декларируют в стратегии, что нацелены помогать союзникам и партнерам (мы – во второй категории) становиться на ноги в энергетическом противостоянии с теми странами, которые используют энергоресурсы для запугивания.

Здесь у нас уже есть поддержка Трампа, ведь в таких вопросах, как "Северный поток-2", США изначально является нашим важным органическим союзником.

Что в итоге?

Стратегия дает понимание, как в администрации видят дальнейшую помощь странам-партнерам. В Белом доме выступают за синхронизированные действия – использование одновременно дипломатических, экономических и военных инструментов.

Однако приоритетом будет экономическая поддержка, помощь в развитии структур безопасности и укрепление верховенства права.

Кстати, Трампа в последние дни много критиковали за недостаточный акцент на демократии и правах человека в стратегии.

Но справедливости ради стоит отметить, что тема верховенства права в стратегии достаточно заметна.

Что касается реформ, то нынешняя администрация предлагает делать упор на экономическом реформировании, которое будет способствовать предпринимательству и инфраструктурным улучшениям. При этом планируется работать с реформаторами в правительствах и гражданском обществе.

В целом остается вопрос, чье именно видение отражено в нынешней стратегии нацбезопасности США? А еще – для кого она озвучена? Судя по мантре "Америка прежде всего", экономическому национализму с повышенным градусом заботы о рабочих местах, в документе есть явный расчет не так на международных "конкурентов", как на электорат Трампа.

Трамп в этом смысле продолжает быть президентом своих избирателей.

Кроме того, несмотря на набор правильных тезисов в стратегии относительно понимания вызовов и угроз, хозяин Белого дома продолжает вести себя как подросток из порядочной семьи, который увлекается дворовой шпаной, но которому запрещают с ней общаться.

Почти еженедельное телефонное общение с Путиным становится нормой, несмотря на сомнительные поводы (например благодарность Путину за то, что тот похвалил на своей пресс-конференции экономические достижения Трампа) и на продолжающееся расследование спецпрокурора Мюллера.

Трамп позаимствовал стратегию "принципиального реализма" у Рейгана, исходя из сходства угроз для США тогда и сейчас.

Он сознательно представил стратегию в здании Рональда Рейгана, но разница в том, что Рейган, в отличие от Трампа, не боялся называть вещи своими именами, когда речь шла о политике Москвы.

Стратегия дает понимание, на чем будет делаться акцент именно при президентстве Трампа.

А для Украины Штаты остаются государством, в отношении которого становится все труднее выстроить долгосрочную стратегию. Последние две администрации показывают, что речь идет не просто о смене приоритетов с приходом новых президентов, а об их кардинальной замене.

Украина, если хочет оставаться заметным партнером, вынуждена будет и дальше говорить с США не о том, о чем хочет говорить, а о том, о чем надо говорить. При Трампе – преимущественно о том, как наше государство сможет вписаться в его стратегию с фокусом на экономический национализм.

 

Автор: Алена Гетьманчук,

директор Центра "Новая Европа"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua