Два года противостояния дипломатическим гопникам: статья министра об Украине в Совбезе ООН

Четверг, 25 января 2018, 11:52 — , министр иностранных дел Украины

Украина успешно завершила свое двухлетнее членство в Совете Безопасности ООН.

Сказать, что для нашего государства и дипломатии это была исключительная ответственность – значит, ничего не сказать. Пусть это сравнение будет не совсем точным, но в течение 2016-2017 годов мы, по сути, входили во всемирный генеральный штаб по чрезвычайным ситуациям.

Где бы ни происходили конфликты и кризисы, на каком бы континенте ни возникала угроза безопасности, Украина вместе с 14 другими странами должна была разобраться в ситуации и принять решение, обязательное для всего мирового сообщества.

К избранию в СБ ООН украинская дипломатия начала готовиться за несколько лет, стремясь обеспечить поддержку максимального числа стран.

В итоге за нас проголосовали 177 государств, а это очень высокий показатель доверия. Начиная эту работу, мы считали ее приоритетной задачей, но мы и

представить себе не могли, насколько своевременным и важным окажется для нас членство в Совете Безопасности.

С нашим приходом сложилась уникальная, даже парадоксальная ситуация: в главном органе международной безопасности, задача которого – противодействовать войнам, встретились две страны, между которыми идет военный конфликт: Россия как агрессор и оккупант и Украина, на которую Россия напала.

Россия, как известно, является постоянным членом СБ ООН с правом вето. Все эти годы она с демонстративным цинизмом злоупотребляет своей привилегией, чтобы заблокировать международное осуждение своей агрессии.

Позорные лживые заявления бывшего российского представителя в ООН Виталия Чуркина заслуживают того, чтобы войти в историю как образец откровенного пренебрежения ко всему миру и наглого дипломатического гопничества (кажется, пора запускать этот термин в международное обращение, поскольку без него западной цивилизации трудно понять природу нынешней российской политики).

Украинская делегация в ООН и до этого всегда давала россиянам достойный отпор, но с обретением непостоянного членства в Совете Безопасности наши возможности кардинально расширились. Тема российской агрессии стала звучать постоянно.

Уже в январе 2016 года мы добились экстренного рассмотрения в СБ ООН высказываний Владимира Путина, который поставил под сомнение границы нашего государства. В марте того же года мы вынесли на обсуждение Совбеза вопрос катастрофической ситуации с правами человека в оккупированном Крыму, а в апреле созвали заседание СБ в связи с запретом крымскотатарского Меджлиса.

Мы организовывали консультации по поводу активизации российских террористов на Донбассе, использовали все соответствующие дебаты и брифинги, системно распространяли как официальные документы СБ ООН информацию о российской агрессии, нарушении международного права и поддержке терроризма Москвой.

К голосу члена СБ прислушиваются с особым вниманием и уважением. Не в последнюю очередь благодаря этому нам удалось и в 2016, и в 2017 годах обеспечить убедительную поддержку резолюций Генеральной Ассамблеи о нарушении прав человека в Крыму, в которых

ООН впервые назвала Россию государством-оккупантом, а Крым – временно оккупированной территорией.

И, наконец, наше членство в СБ способствовало продвижению инициативы президента Украины о развертывании на Донбассе миротворческой миссии ООН, что может стать ключом к решению конфликта.

Отмечу, что акцентирование на проблеме российской агрессии не было "перетягиванием одеяла на себя". Нападение России на Украину никогда не было локальным двусторонним конфликтом.

С самого первого момента это стало главной угрозой глобальной безопасности, стабильности в Европе и международному праву. Сегодня только тот, кто не хочет видеть, не видит, что Россия ведет гибридную войну со всем демократическим миром.

Но еще два года назад многие политики действительно не были готовы поверить, что Москва решилась на глобальную авантюру. Украинская делегация активно использовала трибуну Совета Безопасности, чтобы открыть миру глаза на реальное положение вещей.

В рамках украинского председательства в СБ ООН мы в феврале 2017 вернули в активную повестку дня Совбеза тему конфликтов в Европе. В марте 2017 года провели заседание СБ в формате Appia на тему "Гибридная война как угроза международному миру и безопасности", которое стало первым обсуждением проблемы на уровне ООН. Оба мероприятия я считаю реальным достижением нашей дипломатии.

И все же несмотря на все усилия и успехи мы должны осознавать, что Совет Безопасности вследствие своего анахроничного устройства просто не способен принять для прекращения агрессии России тех мер, которые он обязан был бы принять исходя из своего предназначения.

О реформировании Совета Безопасности говорят уже более 20 лет, но дальше разговоров дело так и не сдвинулось.

Украина в принципе поддерживает идею увеличения числа как постоянных, так и непостоянных членов СБ, осознавая при этом, что процесс займет много времени. Но одну насущную проблему, безусловно, необходимо решать уже сейчас.

Абсолютно недопустима ситуация, когда постоянный член СБ применяет право вето, чтобы сделать неподсудной собственную агрессию против других суверенных стран (Россия ветировала две важные резолюции: о ситуации в Крыму в марта 2014 года и о создании трибунала по расследованию катастрофы малайзийского пассажирского лайнера МН17 в июле 2015 года).

Нет в мире такого суда, где бы подсудимый входил в состав судейской коллегии, но подобный абсурд мы имеем в главном органе планетарной безопасности! Значит, необходимо найти такой механизм, который бы делал невозможным блокирование работы Совета Безопасности и давал ему возможность найти управу на агрессора, даже если он является постоянным членом самого Совета.

По моему мнению, первое, что следует безотлагательно сделать, это ограничить право вето для того постоянного члена СБ, который сам является стороной обсуждаемого конфликта.

Для этого, кстати, есть правовое основание в Уставе ООН: статья 27 предусматривает, что в Совете Безопасности "сторона, участвующая в споре, должна воздержаться от голосования". Но Россия эту статью упорно игнорирует.

Конечно, помимо российской агрессии, украинская делегация занималась в Совете Безопасности множеством других серьезных проблем (несерьезных там просто не бывает).

Так что сетования Москвы на то, что Украина станет "страной одного вопроса", оказались полностью несостоятельными.

Мы принимали активное участие в рассмотрении каждого из более полусотни вопросов глобальной повестки дня, внесли свои предложения по большинству из почти 140 резолюций Совета Безопасности и 50 заявлений его главы и еще по десяткам документов. Иными словами, ни одно решение по вопросам безопасности, возникавшим в мире за последние два года, не обошлось без нашего непосредственного участия.

Мы занимались ситуацией в Сирии, Северной Корее, Ливии, Бурунди, Гвинее-Бисау, Конго, Кот-д'Ивуаре, Либерии, Мали, Судане, Южном Судане, Сомали, ЦАР, Гамбии, Колумбии, Гаити и других странах. Мы активно поддерживали миротворческую деятельность ООН, защищали права человека, особое внимание уделяли противостоянию международному терроризму.

Именно по нашей инициативе впервые в истории Совет Безопасности ООН принял важную резолюцию о защите критической инфраструктуры от террористических угроз. Ее соавторами стало 41 государство.

Одним словом, за два года Украина сделала значительный вклад в преодоление глобальных и региональных вызовов для безопасности, в утверждение демократии, мира и стабильности, помогла десяткам стран и миллионам людей. И это самый важный результат нашего членства в Совете Безопасности.

Конечно же, сама Украина также получила огромную пользу – или, если хотите, политические дивиденды. И это касается не только противодействия российской агрессии.

Прежде всего, мы значительно укрепили свой авторитет как в системе ООН, так и в целом на мировой арене, на деле доказали международному сообществу свою приверженность целям и принципам ООН и базовым цивилизационным ценностям. Для многих стран на разных континентах, в чьей судьбе мы участвовали, Украина перестала быть далекой абстракцией и превратилась в уважаемого партнера.

Очень важно и то, что, работая в Совете Безопасности, мы зарекомендовали себя как верный и надежный союзник западного мира и фактический участник трансатлантического сообщества. Это включает в себя и выразительный евроинтеграционный аспект.

В Совете Безопасности Украина последовательно поддерживала политику Евросоюза и его международные приоритеты.

И, наконец, еще одно неоспоримое преимущество. Мы прошли дипломатическую школу наивысшего уровня – выше просто не бывает.

В течение двух лет мы оттачивали умение мыслить и действовать глобально, понимать мир во всей сложности его противоречий и интересов, брать на себя ответственность и принимать судьбоносные решения.

Наши дипломаты в Нью-Йорке все это время работали в режиме 24/7. Одновременно в полную силу были задействованы и все соответствующие департаменты и службы МИД в Киеве, а также наши посольства в тех странах, чьи проблемы рассматривал СБ ООН.

Такой опыт чрезвычайно ценен для каждой национальной дипломатии, и получить его было очень нелегко. И он нам весьма пригодится.

 

Автор: Павел Климкин,

министр иностранных дел Украины

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua