Запрещенный Бандера: какие последствия будет иметь польский закон об исторических преступлениях

Понедельник, 29 января 2018, 11:25 — , для Европейской правды, Варшава
Несмотря на свою неоднозначность, новый закон "о запрете Бандеры" нравится значительной части польского электората

В польско-украинских отношениях очередное обострение: 26 января Сейм принял новую редакцию закона "Об Институте национальной памяти (ИНП)", который значительно расширяет полномочия учреждения по расследованию "преступлений, совершенных против польского народа и его доброго имени".

Если закон вступит в силу, то лица, говорящие о "польских концлагерях" во время Второй мировой войны или отрицающие "преступления украинских националистов" против польского народа, могут получить даже три года заключения независимо от места совершения преступления.

Желание правящей партии "Право и справедливость" поиграть с электоратом снова охладило атмосферу диалога с Киевом и привело к крупнейшему за последнее десятилетие кризису в отношениях с Израилем.

Почему сейчас?

В польской политике украинскую карту традиционно разыгрывают летом, накануне годовщины "кровавого воскресенья" 11 июля 1943 года – апогея Волынской трагедии или, как ее называют в Польше, Волынской резни.

Полтора года назад правопопулистская партия "Кукиз’15" подала проект закона "Об ИНП", согласно которому отрицание "преступлений украинских националистов" (в первую очередь – убийств мирного польского населения на Волыни) должно преследоваться наравне с отрицанием преступлений нацистского и коммунистического режимов.

В июле 2016 года Сейм проголосовал за печально известную резолюцию, признававшую события на Волыни геноцидом польского народа, а вот проект "Кукиз’15" отложили – ПиС он показался слишком радикальным.

Депутаты от "Кукиз’15" неоднократно возвращались к "бандеровской" теме, однако их звездный час настал только 25 января этого года, когда в стенах польского парламента решили обсудить, как это в государстве, которое в последние годы строит образ самой большой жертвы Второй мировой войны, кучка молодчиков в лесу спокойно празднует... день рождения Адольфа Гитлера.

Кадры из расследования телеканала TVN24

О том, что в Польше есть проблемы с ультраправыми, западные СМИ начали активно писать после Марша независимости 11 ноября. Но здесь образ стоил тысячи слов: скрытая камера телеканала TVN24 зарегистрировала, как несколько членов организации "Гордость и современность" в окружении флагов и с тортом со свастикой пьют "за здоровье Гитлера и нашу родину, любимую Польшу".

Репортаж был показан 20 января и сразу всколыхнул общественность. Оппозиция справедливо отметила, что подобная активность ультраправых стала возможной благодаря снисходительному отношению со стороны ПиС.

Первая реакция власти была на уровне – президент Анджей Дуда и премьер Матеуш Моравецкий заявили, что в Польше нет согласия на прославление нацизма, а генпрокурор Збигнев Зебро поручил подчиненным начать следствие.

Но оппозиционные политики и благосклонные к ним СМИ решили максимально использовать ситуацию, обвинив ПиС чуть ли не в содействии нацизму.

Последние же закономерно решили, что лучшая защита – это нападение.

Тут кстати пришлась тема борьбы за доброе имя страны. На Западе часто используют термин "польские концлагеря" для обозначения тех лагерей смерти, которые Третий рейх создал на территории оккупированной Польши. И хотя это в основном означает географическую привязку, поляки видят в этом недопустимое перекладывание ответственности за участие в Холокосте.

Хотя польское законодательство уже позволяет защищать имидж страны за рубежом, однако в ПиС, открещиваясь от обвинений в попустительстве неонацизму, решили еще раз использовать "козырную карту".

Пока новый министр внутренних дел Йоахим Брудзиньский 25 января отвечал на неудобные вопросы оппозиции, правительство вытащило заготовленный проект изменений в закон "Об ИНП", согласно которым за употребление выражения "польские концлагеря" можно будет наказывать. А "Кукиз’15" не потерял шанс и напомнил о своей поправке о "бандеровцах, сотрудничавших с нацистами".

После жаркой дискуссии, в которой в итоге об украинцах говорилось больше, чем о поляках и евреях, Сейм 26 января проголосовал поправки пакетом.

279 из 414 голосов "за", 5 – "против", 130 депутатов, преимущественно от "Гражданской платформы" и "Новочесной", воздержались.

Что изменится в польском законодательстве?

Польские парламентарии приняли закон, согласно которому можно привлечь к уголовной ответственности тех, кто публично будет употреблять термин "польские концлагеря", а также признавать соучастие польского государства или народа в Холокосте.

Наказание ждет и лиц, не находящихся на территории Польши.

Также в закон добавили, что ИНП, помимо нацистских и коммунистических преступлений 1917-1990 годов, может заниматься и "преступлениями украинских националистов и формирований, сотрудничавших с Третьим рейхом".

Под последними понимаются "действия, совершенные украинскими националистами в 1925-1950 годах, заключающиеся в применении насилия, террора или других форм нарушения прав человека против индивидов или групп людей, а особенно против польского населения. Преступлением украинских националистов и украинских формирований, сотрудничавших с Третьим рейхом, является также участие в уничтожении еврейского населения и геноциде граждан Второй Речи Посполитой на территории Волыни и Восточной Малопольши".

По мнению авторов проекта, Украина проводит историческую политику, ища источники своей идентичности в "преступных формированиях и преступной идеологии украинского интегрального национализма", который "захватывает все сферы общественной и публичной жизни".

Более того, согласно закону, Украина пытается навязать Польше свое видение событий 75-летней давности.

Следует особо подчеркнуть упоминание о том, что проект соответствует действующему законодательству ЕС, а результаты его применения окажут положительное влияние на польский госбюджет, который пополнится деньгами от штрафов.

Ведь наказание за упоминание о "польских концлагерях" и отрицание "преступлений украинских националистов" предусмотрено одинаковое – либо штраф, либо заключение сроком до трех лет.

"Сильная обеспокоенность"

Политики ПиС "украинскую" часть закона особо не комментировали, а представители "Кукиз`15" сделали из поправки едва не главное свое достижение в этой каденции.

Украинский МИД отреагировал быстро и взвешенно – ведомство заявило, что "глубоко обеспокоено фактом принятия законопроекта", представляющего соседний народ исключительно как "преступных националистов" и "нацистских коллаборационистов". Дипломаты выразили сожаление, что "украинская тематика в который раз используется во внутренней политике Польши, а трагические страницы совместного исторического прошлого продолжают политизироваться".

Традиционно менее сдержанным был глава Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович. По его словам, польские политики заморозили диалог историков между Варшавой и Киевом, а сам закон свидетельствует об усилении политического диктата над историей в Польше.

Прошлогодние торжества по случаю 74-й годовщины трагических событий на Волыни. Фото "Укринформ"

Стоит отметить: при всех замечаниях к содержанию и процедуре обсуждения нового закона, формально диалогу специалистов он не препятствует. В тексте документа прямо указано, что под его действие не подпадает работа ученых и художников.

Так же невозможно будет наказать Вятровича или иного публичного деятеля за вчерашние или сегодняшние высказывания, как намекают в украинском сегменте Facebook – закон не имеет обратной силы.

Но у Украины есть все основания для недовольства. В отличие от предыдущих исторических кризисов, сейчас речь не шла о симметрии – большинство в Сейме банально использовало украинскую позицию слабого партнера для внутренней политической игры.

Израильский демарш

Более громко о своем возмущении заявил партнер посильнее.

В субботу вечером на обновленный закон отреагировали израильские политики, понявшие нечетко сформулированное польское законотворчество как желание вообще отрицать участие поляков в Холокосте.

Популярная левая газета Haaretz подала все так, будто польский парламент запретил упоминать о любом участии поляков в Холокосте под угрозой уголовного наказания. Издание приводит пример того, как, по его мнению, может действовать закон – что теперь под угрозой заключения окажется потомок европейских евреев, который скажет, что поляки имели отношении к убийству его деда или его мать убили в польском лагере смерти.

Еще больше обострил ситуацию тот факт, что именно 27 января мир отмечает Международный день памяти жертв Холокоста, в годовщину освобождения узников концлагеря Аушвиц. Израильтяне начали вспоминать полякам все грехи, настоящие и мнимые, польское общественное телевидение пустило в эфир откровенно антисемитские комментарии из соцсетей.

Премьер Израиля Биньямин Нетаньяху назвал закон необоснованным:

"Никто не может менять историю и отрицать Холокост. Я поручил послу в Польше уже в этот вечер встретиться с премьером и заявить о моем решительном сопротивлении закону". К критике присоединился авторитетный вашингтонский Музей Холокоста.

В воскресенье спикер Сената Польши Станислав Карчевский подтвердил, что закон теперь перейдет на рассмотрение верхней палаты парламента, но еще перед этим он приглашает посла Израиля, чтобы "обсудить содержание закона и, надеюсь, развеять все сомнения".

Пока премьер Моравецкий и президент Дуда, как могли, объясняли, что закон не помешает евреям говорить правду о Холокосте, пресс-секретарь ПиС Иоанна Копциньска сухо отрезала, что никаких изменений закона не запланировано, а премьер посла не примет.

Польская партия власти снова раскололась на "голубей" и "ястребов".

Гибридный союзник

Международная реакция на действия польского Сейма еще раз подтверждает: ПиС может сделать премьером любого технократа в хорошем костюме с идеальным английским, может решить все проблемы семей с детьми или озолотить частных предпринимателей, но по-прежнему заваливает пиар и коммуникацию.

Как в Украине никто не позаботился о консультациях с Польшей перед принятием закона "О борцах за независимость" или с Венгрией или Румынией перед принятием закона "Об образовании", так и в Польше депутаты так хотели доказать, что не имеют ничего общего с нацизмом и его преступлениями, что выплеснули младенца вместе с водой.

Перед Украиной же встает ряд вопросов.

Что делать с выступлениями всех чиновников по случаю государственных праздников, которые вспоминают о героизме УПА в борьбе с коммунистами или нацистами? Будет ли считаться использование публицистами термина "Волынская трагедия" отрицанием "преступлений украинских националистов"?

Если да, то какие последствия ждут "нарушителей" в случае пересечения польской границы? Как польский ИНП будет определять ученых и художников – по диплому или по месту работы?

Чтобы документ вступил в силу, его еще должен одобрить Сенат и подписать президент, но на их вмешательство в "украинский блок" рассчитывать не приходится.

Пока сложно представить, как закон будет реализовываться на практике. Если польский ИНП все-таки откроет какие-то дела (уже сейчас видно, что жалоб будет достаточно), они будут рассматриваться судами. Однако на независимость последних ПиС последовательно наступает.

Так или иначе, новый польский закон станет тестом и для Украины. Сможет ли Киев убедить мир в абсурдности этих инициатив? Или только ограничится осторожным дипломатическим отрицанием?

При любом сценарии новый закон стал фактором, который в ближайшие годы будет влиять на отношения Киева и Варшавы.

Автор: Елена Бабакова,

журналист (Варшава),

для "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua