Почему Грузии не удалось: 10 лет неудач грузинской модели примирения с сепаратистами

Среда, 8 августа 2018, 13:48 — , для Европейской правды
Фото: ТСН
Линия разграничения между неоккупированной частью Грузии и Цхинвальским регионом

Какие последствия принесла Грузии война 2008 года? Есть ли перспективы мирной реинтеграции оккупированных территорий? Этот текст – попытка проанализировать ситуацию без удобных клише.

Опыт Грузии – это урок для Украины, который нам надо досконально выучить и продолжать изучать и в дальнейшем.

Бесконечная Женева

В эти дни, десять лет назад, началась российско-грузинская война. Хотя знатоки новейшей грузинской истории напоминают, что грузины воевали с русскими еще с начала 1990-х, но все же в августе 2008-го мир впервые увидел открытую агрессию России против Грузии.

Тогда, десять лет назад, война закончилась за несколько дней. В результате военной кампании Южная Осетия (официальное название – Цхинвальский регион) и Абхазия увеличили контролируемую ими территорию и в целом усилили свою обособленность от Грузии, а Россия официально признала независимость самопровозглашенных еще в начале 1990-х республик.

Читайте также
10 лет после войны с Россией. Чего достигла и на что надеется Грузия

Официальный Тбилиси после всего, что произошло, решил сделать ставку только на мирный, политико-дипломатический путь возвращения оккупированных территорий.

С 15 октября 2008 года в Женеве начались мирные переговоры. Сопредседателями на этих встречах стали ООН, ОБСЕ и Евросоюз. В состав участников вошли Грузия, РФ и США, а также представители Абхазии и Южной Осетии (Цхинвальского региона) (с точки зрения Тбилиси, Сухуми и Цхинвали находятся в Женеве неофициально). На сегодняшний день Женевские дискуссии – единственный формат диалога между представителями Грузии и де-факто властями Абхазии и Южной Осетии.

Обсуждение ведется параллельно в двух группах: в одной рассматриваются вопросы безопасности и стабильности в регионе, в другой – проблемы внутренне перемещенных лиц и беженцев.

Планировалось, что участники переговоров в Женеве в первую очередь договорятся о взаимном неприменении силы и о механизме возвращения беженцев. Впрочем, за все 10 лет сделать это так и не удалось.

19-20 июня состоялся очередной раунд Женевских дискуссий – уже 44-й. Снова, уже традиционно, участники переговоров не смогли согласовать, кто именно будет подписантами соглашения о взаимном неприменении силы. Россия продолжает утверждать, что она не является участником конфликта, и настаивать, чтобы Тбилиси договаривался только с Сухуми и Цхинвали.

Единственное, на что соглашается РФ – выступить гарантом обязательств неприменения силы совместно с США и ЕС.

Ясно, что для Грузии такой вариант – абсолютно неприемлемый.

Вокруг вопроса возвращения беженцев идет другой спор – Абхазия, Южная Осетия (Цхинвальский регион) и Россия отказываются дискутировать на эту тему в Женеве... из-за ее обсуждения на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций.

На последних переговорах в Женеве снова, по традиции, этот вопрос не рассматривался, так как за несколько дней до того ГА ООН в одиннадцатый раз (с 2008 года) приняла инициированную Грузией резолюцию "Статус внутренне перемещенных лиц и беженцев из Абхазии (Грузия) и Цхинвальского региона/Южной Осетии (Грузия)". В резолюции признается право на возвращение всех вынужденно перемещенных лиц и их потомков, независимо от этнической принадлежности, в свои дома на всей территории Грузии, в том числе в Абхазии и Южной Осетии (Цхинвальском регионе), и говорится о необходимости разработки соответствующего графика возвращения. ООН также подчеркнула недопустимость насильственного изменения демографической ситуации в отторгнутых от Грузии регионах.

Россия категорически выступает против рассмотрения данного документа Генассамблеей, потому что, мол, в его обсуждении должны участвовать представители Сухуми и Цхинвали. На языке российского МИД, "продолжающиеся попытки" вытащить "тему беженцев на площадку ГА ООН блокируют ее обсуждение в Женеве".

По сути, единственная тема, которую за 10 лет сторонам удалось конструктивно обсудить во время Женевских дискуссий – это... коричневый мраморный клоп. Борьба с этим общим врагом из мира насекомых, вредителем фруктов и орехов, в последнее время расплодившимся на Южном Кавказе, в прошлом году объединила участников переговоров, и они договорились о сотрудничестве для решения проблемы.

Но позволяет ли это считать Женеву эффективной переговорной площадкой – вопрос риторический.

Стратегии Тбилиси

Другим механизмом, с помощью которого Тбилиси удается демонстрировать свою преданность делу возвращения своих автономий, являются программы мирной реинтеграции, которые последние годы активно принимают грузинские власти при поддержке западных партнеров.

В начале 2010 года (еще во времена президентства Саакашвили) в Грузии была принята "Государственная стратегия в отношении оккупированных территорий: Вовлечение путем сотрудничества". Ее целью было провозглашено содействие восстановлению и углублению отношений между населением Грузии, разобщенным разделительными линиями, возникшими в результате оккупации, и обеспечение населению Абхазии и Южной Осетии тех прав и привилегий, которыми пользуется каждый гражданин Грузии.

Читайте также
День кремлевской пропаганды: почему российско-грузинская война началась 7, а не 8 августа

Для этого было предусмотрено: вовлечение Абхазии и Южной Осетии в международные экономические отношения Грузии; развитие инфраструктуры для свободного передвижения населения и товаров через разделительные линии; доступность грузинской системы здравоохранения для населения оккупированных территорий; создание возможностей для получения образования в Грузии населением этих регионов.

Грузинский план мирной реинтеграции оккупированных территорий одобрил Запад, в частности, Европейский Союз и НАТО, однако не поддержали Россия и непризнанные республики. В конце концов, более или менее эффективно заработала только программа по лечению жителей оккупированных территорий в грузинских клиниках за счет бюджета Грузии.

Образовательная программа не сработала из-за языкового барьера – осетины и абхазы не знают и не учат грузинский язык, который достаточно сложен, имеет собственный уникальный алфавит и вообще не имеет практически ничего общего с языками этих народов Кавказа.

А вот план по развитию инфраструктуры для взаимодействия людей с оккупированных территорий с остальной территорией Грузии привел лишь к ухудшению ситуации. При активном содействии России количество КПП на административной границе Абхазии и Грузии на реке Ингури в этом году уменьшилось до... одного.

Впрочем, Тбилиси не собирается отступать, и что характерно, власти страны демонстрируют приверженность курсу на мирную реинтеграцию, заложенному предшественниками.

Весной этого года грузинское правительство, сформированное "Грузинской мечтой", представило новый план мирного возвращения оккупированных территорий под названием "Шаг к лучшему будущему", который является, по сути, продолжением Стратегии, разработанной во времена Саакашвили.

Из новых предложений – создание дополнительных возможностей для получения образования жителями оккупированных территорий (теперь грузины разработали программы ускоренного изучения грузинского языка для абитуриентов).

Еще одно новшество – создание механизма, упрощающего доступ жителей регионов, неподконтрольных центральной грузинской власти, к преимуществам, которыми граждане Грузии стали пользоваться в результате сближения с ЕС. Это безвиз и соглашение о свободной торговле.

Помимо своих паспортов, с которыми можно свободно передвигаться по Европе, Грузия предложила жителям Абхазии и Южной Осетии особые условия для ведения предпринимательской деятельности на грузинской территории и "через" грузинскую территорию, то есть использование экспортных возможностей Грузии для продажи своей продукции в ЕС.

Программа "Шаг к лучшему будущему" "позволит нам поделиться с нашими абхазскими и осетинскими гражданами теми благами, которые нам дали очень важные международные соглашения, свободная торговля и визовая либерализация с Европой", заявил в одном из недавних интервью премьер-министр Грузии Мамука Бахтадзе, члены семьи которого – родом из приморского города Очамчира в Абхазии, где сам чиновник провел большую часть своего детства.

Впрочем, у рядовых наблюдателей и экспертов Грузии оптимизма по поводу реализации новой версии программы мирной реинтеграции больше не стало. Ведь Сухуми и Цхинвали, как и раньше, крайне негативно настроены к этим инициативам.

Реальная интеграция

Россия тем временем активно занимается интеграцией Абхазии и Южной Осетии со своей стороны.

В отличие от грузинских, образовательные программы российских вузов активно работают уже не первый год, а теперь к этому прибавилась и программа медицинского страхования для жителей этих территорий. Что касается экономического сотрудничества, то РФ, как известно, напрямую дотирует бюджеты "республик" и в этих регионах является практически единственным инвестором.

Очевидно, что в такой ситуации абхазы и осетины не имеют возможности, да и не видят смысла в развитии отношений с грузинской стороной. А если вспомнить, что абсолютное большинство жителей Абхазии и Южной Осетии имеют российские паспорта, то становится ясно, кому более удачно удается интегрировать эти территории.

Причем, в отличие от Грузии, Россия реализует не только гуманитарные интеграционные проекты.

24 ноября 2014 года был подписан Договор между РФ и "Республикой Абхазия" о союзничестве и стратегическом партнерстве. Основными направлениями реализации договоренностей в документе обозначены, в частности: проведение скоординированной внешней политики; создание общего пространства обороны и безопасности; формирование общего социального и экономического пространства.

В ноябре 2015 года, в рамках реализации Договора о союзничестве, было подписано "Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Абхазия об Объединенной группировке войск (сил) Вооруженных Сил Российской Федерации и Вооруженных Сил Республики Абхазия". Объединенная группировка предназначена для реагирования на вооруженное нападение (агрессию) и другие угрозы военной безопасности по отношению к любой из сторон. Аналогичное соглашение было подписано и с "Республикой Южная Осетия".

"Президент Южной Осетии" Леонид Тибилов заявил тогда, что подписание договора с Россией обусловлено ситуацией в Украине, расширением НАТО и политикой Грузии.

Печальный прогноз

Политико-дипломатический путь возвращения оккупированных территорий, с которого Грузия не сворачивает со времен окончания военных действий в августе 2008 года, пока не принес Тбилиси никаких положительных результатов, кроме постоянного одобрения со стороны западных партнеров.

Наверное, именно благодаря проведению одобренного ЕС курса, Грузии удалось подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, добиться режима свободной торговли и визовой либерализации, то есть обеспечить евроинтеграцию. Но в это время оккупированные автономии не просто остаются территориями, неконтролируемыми центральной властью – они постоянно все больше интегрируются в Россию.

Очень не хочется делать печальные прогнозы на будущее – помимо всего прочего, в Грузии, и не только там, до сих пор живут десятки тысяч людей, которые твердо верят, что грузинская власть когда-нибудь вернется в Сухуми и Цхинвали и они смогут поехать домой, в Южную Осетию или Абхазию (количество беженцев из которой составляет около 200 тысяч человек – все грузинское население республики).

Для кого-то это ожидание является смыслом жизни последние 25 лет, и хотя после августа 2008-го уже практически никто не верит в скорое возвращение оккупированных территорий, остались те, кто искренне надеется на успешное воплощение плана постепенной реинтеграции.

Впрочем, пока нет ни единого факта, на котором можно было бы построить не пессимистический, а другой, обнадеживающий для грузин прогноз.

И напоследок – песня-мечта о возвращении в Абхазию, которой уже исполнилось больше десяти лет.

Автор: Наталья Ищенко,

журналист

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.