Война с РФ, уступки Венгрии и "эмоциональная дружба" с Польшей: о чем рассказал Климкин в УКУ

Вторник, 30 октября 2018, 08:30 — Роман Тищенко, для Европейской правды
Фото Лесика Урбана

В конце прошлой недели министр иностранных дел Павел Климкин принял участие во Львовском форуме по безопасности, а после этого – провел открытую лекцию для студентов Украинского католического университета. Целый час его ответов на вопросы остался без внимания СМИ, а зря, ведь там прозвучало немало интересного.

Министр комментировал и войну с Россией; и отношения с Польшей, с которой, как он отметил, "нет конфликта"; и, конечно же, один из самых горячих международных споров Украины – с Венгрией.

"Европейская правда" приводит ключевые тезисы из выступления Климкина во Львове.

Украинско-венгерские отношения

Венгерское правительство проводит структурированную политику, и то, что происходит у нас на Закарпатье – это часть мозаики. Раньше у Венгрии были похожие споры и со Словакией, и с Румынией. А то, что у нас никогда раньше не возникало проблем с венграми – это лишь свидетельство того, что на них на Закарпатье закрывали глаза.

Сейчас наша задача на годы – перехватить инициативу и показать, что мы способны на большее.

Наше существование – не предмет компромиссов. Также не может быть компромиссов и по отношению к сепаратистским движениям, ведь это – вопрос национальной безопасности.

Мы не можем позволить создать на Закарпатье закрытый анклав, где никто не понимает украинский язык. Наша цель – не заставить представителей местных национальных меньшинств отказаться от своего гражданства, а помочь им осознать, что они живут не в Венгрии. Для этого мы стремимся научить их украинскому языку, праву, истории. И эти изменения только расширяют возможности для жителей этого региона.

Однако нужно понимать, что дипломатия – это всегда компромисс, поэтому мы готовы к обсуждениям в сфере образования.

Другой проблемный вопрос в отношениях с Венгрией – двойное гражданство.

Двойное гражданство действительно практикуют в некоторых странах Европы. А у нас его носители нарушают законодательство, хотя это еще не значит, что они – преступники. В АТО погибли по меньшей мере 11 граждан Венгрии (жителей Закарпатья с двойным гражданством. – ЕП).

Сейчас мы в Украине должны начать общественную дискуссию о возможности быть гражданином нескольких стран, нужно честно это сказать. Но мы не можем даже говорить о двойном гражданстве с Россией во время де-факто войны. Те, у кого есть российские паспорта, пусть приготовятся их сдавать, все остальные – давайте разговаривать. Двойное гражданство может быть только при четких условиях. Его не смогут иметь военные командиры, оно не дает возможности занимать определенные должности.

Исторические противоречия с Польшей

На самом деле у Украины и Польши довольно хорошие отношения.

У нас нет конфликта, но есть эмоциональный контекст. Часто эта эмоциональность основывается на исторических событиях. Польские политики стремятся расставить все точки над "i", только основываясь на своем видении исторических событий.

История – сложная штука. Общая история – еще сложнее.

Однако к решению исторических вопросов нужно подходить взвешенно и спокойно. Там, где речь идет об истории, нет места эмоциям. Я пытаюсь донести до польских коллег, что государство не может отвечать за преступления отдельных военизированных отрядов, неподконтрольных государству. Ставить знак равенства между отдельными отрядами – это маразм, это не соответствует ни исторической правде, ни реальности.

Политики не должны спекулировать историей. Политика – это для современности и будущего, а историю нужно оставить ученым. Для государства важно смотреть вперед, а не в прошлое.

"Северный поток" и развитие Европы

Вопрос газопровода "Северный поток" очень важен для национальной безопасности Украины. Дело не только в двух с половиной миллиардах долларов, которые мы получаем за транзит российского газа.

Сейчас европейские правила для нашей газотранспортной системы очень императивные: газ должен продаваться на восточной границе с четкими европейскими формулами. Однако они не хотят распространять эти правила на "Северный поток".

В Европе хотят купить билет в безопасное будущее, поэтому европейские страны присоединяются к финансированию "Северного потока".

Еще десять лет назад царило устоявшееся мнение, что страны Европы достигли своего устойчивого развития и никогда не изменятся. Однако из-за популистов мощная общеевропейская линия слабеет. Однако их приход не стал спонтанным. А то, что произошло в Италии, является тревожным знаком и для других стран.

Европейское сообщество разнообразно. Там у Украины есть как друзья, так и те, кто стремится преуспеть за счет сотрудничества с Россией. Мы стараемся убеждать их эмоциональными историями о рядовых людях, которые на собственном опыте пережили украинско-российское противостояние. Довольно часто это срабатывает.

Война с Россией

Война идет не просто за часть территории. Это агония последней империи в мире. Такие образования уходят с политической арены не потому, что они хорошие или плохие – для них просто нет места в современном мире.

Посты Навального в Facebook – это одно, но стоит выехать за пределы Москвы – и начинается тоталитарная Россия. Поэтому я решительно призываю общественных деятелей, волонтеров, ветеранов и журналистов ни в коем случае не пересекать границу с Россией – если вас задержат, то Министерство иностранных дел Украины сможет оказать лишь очень ограниченную помощь.

Ошибочно считать, что можно победить Россию одними лишь дипломатическими методами.

Важно привлекать все инструменты воздействия – дипломатические, политические и юридические. Одновременно нужно и усиливать боеспособность нашей армии, и привлекать иностранных партнеров.

Одним из вопросов, в котором Украина сейчас прилагает максимум усилий, является решение проблемы Азовского моря. Киев в прошлом допустил ошибку, когда подписал договор, где признал Азовское море внутренним морем Украины и России. Сейчас, используя возможности, предоставляемые этим договором, Россия задерживает суда, идущие в Бердянск и Мариуполь. Средняя продолжительность задержки судна – 33 часа. Это влияет на настроения судовладельцев и экономическую ситуацию в стране.

Сейчас мы на юридическом уровне пытаемся доказать, что это море является полузамкнутым, территориальным. Это даст возможность руководствоваться международной конвенцией по морскому праву. В противном случае Россия будет постоянно посягать и на Азов, и на наши ресурсы.

Однако дипломатия продолжает быть полезной даже во время войны.

Мы не разорвали сразу все отношения с Россией, потому что это дало бы ей возможность творить полный беспредел. Многие договоры фигурируют в делах, рассматриваемых международными арбитражами, и мы апеллируем к ним в судах. И хотя вопросы стратегического характера решить пока невозможно, иногда удается улучшить условия для наших политзаключенных благодаря общению с российскими дипломатами.

Украинцы хотели бы, чтобы мы ввели визовый режим с Россией, но я отстаиваю мнение, что это неэффективно. В России в настоящее время продолжают находиться более 3 миллионов украинцев, которые общаются с семьями в Украине. Намного более действенным было бы введение предавторизации и биометрического контроля.

О премии Сахарова для Олега Сенцова

Международные премии чрезвычайно важны для Олега Сенцова и других политзаключенных.

Я считаю, что Олег сыграет для России такую ​​же важную роль, как в свое время сыграл академик Сахаров.

Россия надеялась, что после прекращения Олегом голодовки удастся сбить эмоциональную волну в мире, однако в Кремле ошиблись. То, что Олег Сенцов получил премию Сахарова – это уже системность.

Помимо этого, польский МИД недавно отметил его своей наградой. Этими наградами мировое сообщество показывает, что не забыло о Сенцове несмотря на то, что он вынужден был прекратить голодовку.

Предостережение о посещении Беларуси

Недавно я рассказал польской газете Rzeczpospolita о потенциальной опасности пребывания в Беларуси. Хотя белорусский МИД меня раскритиковал, но я четко аргументирую свою позицию и подчеркиваю, что в стране действуют российские спецслужбы. Белорусские и российские спецслужбы ведут общий черный список граждан других государств.

В Беларуси уже имели место случаи похищения наших граждан, были задержания журналистов.

Украинские журналисты перед поездкой туда предупреждают МИД и предварительно просят помощи. Задерживают даже деятелей искусства, в частности такой случай был с Сергеем Жаданом. Хотя путешествие в Беларусь не является потенциально опасным для каждого из наших граждан, однако они должны учитывать риски.

Сотрудничество с украинской диаспорой

Все хотят дружить с украинской общиной за рубежом, но никто не хочет систематически заниматься стратегией развития отношений. Министерство иностранных дел выделяет гранты на поддержку украинских школ, но это никак нельзя назвать системной стратегической работой.

Мы стараемся открыть Украинский университет, который стал бы мощным репрезентативным украинским брендом и позволил бы коммуницировать с диаспорой на качественно новом уровне.

Когда я открывал украинское генеральное консульство в Эдмонтоне, то многие из канадских украинцев, которые пришли на открытие, говорили, что согласны возвращаться и развивать Родину. Однако, как ни парадоксально, получить разрешение на работу в Украине очень трудно. Даже если ты этнический украинец, это не упрощает бюрократическую процедуру.

К сожалению, в настоящее время Министерство иностранных дел может выдавать только краткосрочные визы. Мы стараемся упростить получение долгосрочных рабочих виз, но процессы в Государственной миграционной службе идут очень медленно. Нам приходится годами объяснять, что это только вредит бизнесу и государству.

Подготовил Роман Тищенко,

студент Школы журналистики УКУ,
из Львова для "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua