Швеция в поисках коалиции: возможно ли создание правительства с участием "друзей Путина"

Среда, 31 октября 2018, 12:11 — , для Европейской правды
фото: thelocal.se

Парламентские выборы в Швеции, которые прошли 9 сентября, озадачили мир. Редкое политическое событие так хорошо поддается противоположным интерпретациям.

С одной стороны, высокий результат популистов, вотум недоверия действующему премьеру и полтора месяца неудачных попыток сформировать правительство позволяют говорить о затяжном политическом кризисе.

Пессимисты уверены: это начало конца Швеции, которая заигралась в либерализм и открытость к беженцам.

С другой стороны, оптимисты вроде бы правильно говорят: не стоит драматизировать. Ведь популисты реального влияния на власть так и не получили, длительными коалиционными играми европейскую политику не удивишь, а тем временем экономика страны переживает настоящий бум с самым низким в истории уровнем безработицы. О каком кризисе вообще речь?

Что же на самом деле происходит в шведском королевстве?

Шведские "друзья Путина"

На фоне остальной Европы, которую от Великобритании до Польши сотрясают последствия популистского волеизъявления избирателей, Швеция выглядела как оазис электоральной стабильности и предсказуемости.

Политическое поле структурируется вокруг двух условно левого и правого полюсов, в центре которых – партии социал-демократов (исторически ведущая партия страны, ныне скорее леволиберального направления) и "умеренных" ("модераты", флагман консервативного крыла шведской страны).

Социал-демократов традиционно поддерживает более последовательно социалистическая Левая партия (бывшие коммунисты времен холодной войны), прогрессивных взглядов также придерживается Партия зеленых.

В центре расположились несколько мелких "буржуазных" партий: либералы, христианские демократы и Партия центра; все они ближе к умеренным и в последние десятилетия блокируются с ними в рамках правоцентристского Альянса.

Такие расклады истеблишмента в последние годы все больше рушатся из-за успехов популистской силы – "Шведских демократов". Это не совсем обычные популисты, но и политика в Швеции левее, чем в любой другой стране Европы.

Они не осуждают миграцию из других стран Европы, а права женщин и ЛГБТ не подвергают сомнению – наоборот, используют в своей риторике против мигрантов из мусульманских стран.

Но основные их тезисы близки и Марин Ле Пен, и "Альтернативе для Германии".

Они убеждают: ЕС – зло, а от мигрантов, которые отличаются от стереотипных шведов цветом кожи или культурой, надо избавиться. Прибавьте к этому требование внеблокового статуса для Швеции и сворачивания сотрудничества с НАТО – и становится ясно , что это партия, которая работает в европейском интернационале "друзей Путина".

Читайте также
Полупобеда радикалов: как новый парламент Швеции становится бомбой для ЕС

Войдя в 2010 году в парламент с 5,7% голосов, "Шведские демократы" постоянно улучшают свой результат. Нынешняя кампания прошла под знаком паники среди политического мейнстрима перед их возможной победой, и не только символической: было время, когда "Шведские демократы" не просто шли в опросах на втором месте, но даже претендовали на первое.

Механизм их успеха – тот же, что и у Трампа или сторонников Brexit. Традиционные партии теряют доверие тех избирателей, которые чувствуют себя неудачниками в современном мире: безработных (особенно белых и мужчин), жителей сел и маленьких городков. Доверие у них завоевывают популисты благодаря простым ответам на сложные вопросы.

На последних выборах обозначилась еще одна интересная тенденция: за "Шведских демократов" начали голосовать недавние мигранты. Выглядит так, что они, интегрировавшись в шведское общество, хотят как можно плотнее закрыть за собой дверь.

Однако по итогам голосования популисты финишировали третьими с 17,5%, набрав существенно меньше, чем рассчитывали. Ведь довольные жизнью люди голосуют за традиционные партии, и стокгольмские районы богатых вилл дали популистам минимум голосов – в отличие от бедных пригородов.

Несмотря на рост их доли электорального пирога, "Шведские демократы" не имеют реального влияния на политику, так как все без исключения традиционные партии пообещали не сотрудничать с ними – и твердо придерживаются этого обещания.

Однако именно этот отказ от 69 мандатов (из 349 имеющихся в Риксдаге) не позволяет пока сформировать правительство.

Кто получил "золотую акцию"

Результаты сентябрьских выборов оказались очень ровными. Настолько, что и социал-демократы, и умеренные одновременно объявили о победе. Красно-зеленая коалиция получила 144 мандата, правоцентристский Альянс – 143.

 

Казалось бы, преимущество в один мандат должно дать социал-демократам право формировать правительство. Тем более, что по шведской конституции вообще не обязательно иметь большинство – правительство может формировать даже меньшинство, при условии, если большинство не выступает против этого.

А тут уже начинаются проблемы, ведь при условии исключения "Шведских демократов" из игры требуется участие или хотя бы пассивная поддержка партий из другого идеологического лагеря.

То есть или социал-демократы должны развалить Альянс и оторвать от него Партию центра и либералов, или Альянс должен оторвать зеленых и левых от эсдеков.

Хотя зеленые уже сотрудничают с Альянсом в городском совете Стокгольма, на национальном уровне их программы слишком разные, и избиратели не простят им таких игр в "ширку".

Левая партия же прямо отвергает возможность сотрудничества с коалицией под руководством правых.

Между тем "Шведские демократы" готовы "валить" любое правительство, которое не даст им должностей (они заявляют, что и сами готовы формировать его, однако воспринимать это всерьез не стоит).

Однако по-настоящему "золотая акция" оказалась у небольших центристских партий, особенно у Партии центра.

Некоторые из центристов (та самая лидер Партии центра Анни Лееф) настаивают на формировании правительства от Альянса при поддержке социал-демократов, однако трудно представить, чтобы крупнейшая партия в парламенте пошла на такой шаг.

Еще один вариант – действительно широкая надпартийная коалиция, куда входили бы все традиционные партии – и левые, и правые, кроме, конечно, "Шведских демократов".

Однако все партии воспринимают такой выход как наименее приемлемый и прибегнут к нему разве что в последний момент.

Досрочные выборы?

Последней опцией всегда остается возможность досрочных выборов.

Читайте также
Право передумать и проголосовать снова: как организованы выборы в Швеции

Однако для многих это крайне нежелательный сценарий. Ведь популисты могут улучшить свой результат, что еще больше парализует Риксдаг или же склонит "умеренных" к сотрудничеству со "Шведскими демократами".

Андреас Норлен, самый молодой в истории спикер Риксдага, уже дважды поручал формировать правительство, сначала лидеру умеренных Ульфу Кристерсону, затем – главе социал-демократов Стефану Левену (он продолжает исполнять обязанности премьер-министра после вотума недоверия).

Обе попытки заканчивались неудачей – они не смогли договориться с возможными партнерами о правительстве, которое не смогли бы "потопить" голосованием о недоверии противники (прежде всего "Шведские демократы", которые против любого правительства без своего участия).

Спикер имеет право еще дважды давать такие поручения.

Если же правительство не будет сформировано после четырех попыток – будут перевыборы.

Каждая такая попытка должна длиться не более двух недель, поэтому хотя шведский "Карточный домик" имеет все шансы продлиться целый ноябрь, через месяц так или иначе должен наступить финал этого сериала.

Будет ли это действительно финал или только финал сезона перед досрочными выборами? Шведские политики не склонны к рискам.

Скорее всего, напуганные перспективой укрепления популистов, они все-таки договорятся о широкой коалиции в том или ином формате.

Однако и вероятность непредсказуемого развития событий не стоит совсем уж списывать со счетов.

Что это означает для Украины?

Таким образом, пока ничего страшного в Швеции не произошло.

Даже без нового правительства нынешнее "переходное" красно-зеленое подготовит "политически нейтральный" и приемлемый для всех партий бюджет на следующий год (парламент должен принять бюджет уже в ноябре, чтобы избежать проблем с его исполнением). Экономика тоже вряд ли ощутит последствия "коалициады".

Однако риски более серьезного кризиса и непредсказуемой политики в ближайшем будущем возрастают.

Что это значит для Украины? Швеция – небольшая, но экономически мощная и стратегически расположенная страна. Остров Готланд позволяет контролировать все Балтийское море.

Все шведские традиционные партии – продемократические, и большинство из них (кроме разве что левых – бывших коммунистов) дружески относятся к Украине. Альянс выступает за вступление Швеции в НАТО, тогда как красно-зеленые – просто за укрепление сотрудничества.

В целом любое правительство будет помогать Украине и осуждать агрессивные действия России. Но за внутренними хлопотами в широкой коалиции у него будет еще меньше времени и мотивации заниматься украинским направлением.

Реальной опасностью для Киева является приобщение "Шведских демократов" к власти.

Эта партия и сейчас является фактором нестабильности в шведском обществе. Выступая против сотрудничества с НАТО и за выход из ЕС, "Шведские демократы" объективно (а может, и по собственному желанию) подыгрывают европейской игре Кремля.

И хотя вероятность такого сценария пока незначительна, она может существенно возрасти в случае перевыборов.

Автор: Роман Горбик,

старший преподаватель Университета Седертерн (Швеция)

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua