Конец революции: как Пашинян идет к победе в пророссийской Армении

Четверг, 6 декабря 2018, 12:03 — , Европейская правда, Ереван-Киев
Фото: rfi.fr

Уже в это воскресенье в Армении пройдут внеочередные парламентские выборы.

Выборы, которые должны окончательно завершить полную смену власти в стране. Ведь по всем раскладам блок премьера Никола Пашиняна "Наш шаг" получит более 60%. На первый взгляд, единственная интрига, которая остается на этих выборах – получит ли лидер армянской революции простое или конституционное большинство в парламенте (по Конституции Армении, одна политическая сила не может иметь более чем две трети мест в парламенте).

Впрочем, на самом деле вопросов остается гораздо больше. Один из них – получит ли новое правительство достаточную поддержку, чтобы проводить независимую от Кремля политику?

Именно поэтому ЕвроПравда решила поехать в Ереван и разобраться, что ждет Армению после выборов.

Полузаметные выборы

О приближающихся выборах в Ереване напоминают многочисленные билборды – их численность не уступает украинской.

Впрочем, сразу бросается в глаза и отличие: реклама лидера гонки хотя и присутствует, но явно в меньшинстве.

Зато у Никола Пашиняна и его команды есть мощная – да еще и бесплатная – горизонтальная реклама. Это и машины, разъезжающие по городу с флажками и наклейками его партии, и многочисленные наклейки на домах.

А вдобавок образ армянского революционера уже стал брендом.

Он и на блокнотах, которые продаются на сувенирной раскладке, и на водочных этикетках, и, конечно, на футболках.

 

При этом футболки с портретом премьера вы найдете даже далеко от центра и вездесущих туристов. То есть это – продукция для местных. "Покупают! И раньше покупали, и сейчас", – объясняет продавщица.

Сам Пашинян в последние дни перед выборами ушел в отпуск для участия в агитационных турах – вместе с половиной правительства.

Сейчас политические акции проходят прежде всего в регионах, ведь после выборов мэра Еревана, где ставленник Пашиняна Айк Марутян одержал победу с поддержкой 81,5%, считается, что столица свой выбор уже сделала. А вот провинция, где развита практика голосования за деньги (еще одно сходство с Украиной!), вызывает беспокойство. Поэтому главные усилия новой власти направлены именно на противодействие этому.

 

В такой ситуации политическая агитация в Ереване сведена к минимуму. Например – к раздаче прохожим маффинов с партийной символикой. Или небольшим – с парой десятков слушателей – концертов рок- или электронной музыки.

Впрочем, даже такие акции часто встречают стихийное сопротивление.

Например, за квартал от "оппозиционного концерта" молодой диджей выставляет аппаратуру прямо на улице и, протянув питание из окна, компонует музыку – держа перед собой листовку с изображением Пашиняна.

"Так я тоже хочу внести свой вклад в общее дело", – объясняет он.

Спор вокруг Карабаха

Партии, которые еще до недавнего времени считались бесспорными "хозяевами страны", после мирной армянской революции оказались на обочине.

В частности, Республиканская партия, политсила экс-президента Сержа Саргсяна, по результатам выборов может вообще остаться вне парламента. Сейчас она балансирует на грани проходного барьера и не может найти убедительных аргументов для изменения мнения избирателей.

А когда аргументов нет, лучшая тактика – обвинять оппонентов в измене.

Для Армении самая скользкая тема – непризнанный Нагорный Карабах. И обвинения в адрес оппозиции касаются именно его.

Полтора десятка телекамер и полный зал журналистов – достаточно неплохо как для партии, которая готовится уйти в забвение. Но тема брифинга представителя Республиканской партии крайне острая – вероятная "сдача" Карабаха.

Читайте также
Контрреволюция не пройдет: чем завершится конфликт между премьером Армении и старыми элитами

Выступает Давид Шахназарян – бывший оппозиционер и соратник Пашиняна, который вдруг решил идти в депутаты от бывших противников. Якобы – из-за позиции действующей власти по Карабаху.

"В нынешнем правительстве говорят, что революция важнее Карабаха. А значит, они готовятся отказаться от него. Об этом свидетельствуют и данные о ситуации на линии разграничения, обнародовать которые власти журналистам запрещают", – говорит Шахназарян и демонстрирует фотографии, которые, по его словам, доказывают наступление азербайджанской армии.

"Дошло до того, что азербайджанцы проводят обстрелы поселков не только в Карабахе, но и на территории самой Армении – такого не было за все годы войны", – добавляет оппозиционер.

В правящей партии такие обвинения отвергают и говорят, что бывшие отчаянно пытаются использовать последний шанс вернуться в большую политику. "Им больше не о чем говорить. Они не могут критиковать наши действия, ведь все помнят их правление. А соответственно – единственным шансом найти избирателя остаются голословные обвинения в отказе от Карабаха", – считает кандидат в депутаты от блока "Наш шаг" Ованнес Игитян.

А соответственно, он отрицает даже возможность реванша "бывших". "Если вы после долгих скандалов разводитесь с женой, но с новой девушкой у вас отношения не сложились, вы же не возвращаетесь к старой жене? Пару раз переспать для интереса – можно, но чтобы снова жениться – так никто не делает", – иронизирует политик.

Рука Москвы

Сам Пашинян ранее, в 2014 году, выступал против вступления Армении в Таможенный союз. Но когда в этом году получил шанс стать премьером, изменил свою позицию и теперь декларирует, что "поспешный выход из Таможенного союза будет такой же ошибкой, как и поспешное вступление".

Впрочем, достаточно ли этого, чтобы отвести все подозрения хозяина Кремля?

Член команды Пашиняна Ованнес Игитянн в парламенте первого созыва был председателем комитета по вопросам внешней политики – и планирует получить похожую должность и в новом парламенте. "Вопрос отношений с Москвой всегда непростой. Мы были против интеграции в Таможенный союз, однако сейчас, когда мы уже там, лучшим выходом остается добиваться изменений этих структур в интересах всех их членов", – объясняет политик.

Среди таких "изменений" он прежде всего упоминает о взаимном признании сертификатов и отмене других барьеров для торговли.

Впрочем, в Москве уже показали, что планируют сохранить этот инструмент воздействия на союзников.

После назначения Пашиняна на должность премьера РФ провела акцию показательной блокады армянского экспорта. Формально запретов не было – просто товары запретили разгружать из-за необходимости дополнительных проверок.

Как следствие, фуры со скоропортящимися продуктами были вынуждены возвращаться домой.

Еще один повод для давления – в ноябре завершилось действие армянского соглашения с "Газпромом". От того, удастся ли правительству договориться о продлении льготных цен, зависят и экономика, и бюджет, и, в известной степени, популярность власти.

Читайте также
Ереван проголосовал за новый парламент: что показали выборы в столице Армении

"Наша задача – отношения с Россией, основанные на взаимном уважении и понимании, что у каждого из партнеров есть право на собственные интересы. Да, это сложно, особенно после того, как в Москве привыкли, что предыдущая власть готова была сдавать национальные интересы после каждого сигнала. Однако другого пути нет", – считает Ованнес Игитян.

Он утверждает, что высокий уровень поддержки команды Пашиняна дает ей ключевой козырь в переговорах с РФ, которого не было у предыдущей власти.

А политолог Рубен Меграбян добавляет, что армяно-российские отношения отличаются от украинско-российских. "У нас есть преимущество – даже самый одиозный российский политик никогда не заявлял, что мы с русскими – один народ. А потому там спокойнее смотрят на наш собственный политический курс", – считает он.

"Да, мы уже в Таможенном союзе и не можем оттуда выйти. Однако наш исторический опыт показывает, что Армения никогда не была для России приоритетом. И поэтому, как только у России возникают проблемы – она нас бросает. Так было и в 1918 м, и в 1991-м, оставляя нас с проблемами, к созданию которых Россия сама приложила руку.

Мы должны быть готовы к тому, что однажды утром мы проснемся – и окажется, что ближайший российский солдат – где-то под Ростовом. И мы останемся один на один с Турцией, Азербайджаном и с многочисленными проблемами. Поэтому наша задача – стать сильными, чтобы когда этот день настанет, иметь возможность самостоятельно противостоять этим проблемам", – объясняет политолог.

Чей Крым?

К смене власти в Ереване есть свой интерес и у Украины.

Армения – одна из немногих стран, стабильно голосующих против резолюций ООН по Крыму. Изменят ли выборы эту ситуацию? Ованнес Игитян убеждает: да, изменят.

"Если мы декларируем политику, которая построена на национальных интересах, то в чем они состоят в вопросе Крыма? Заинтересованы ли мы в том, чтобы международные правозащитники мониторили ситуацию с правами человека в Крыму, особенно когда там живет много армян и их права тоже нарушают? Да, заинтересованы. А входит ли в наши интересы находиться в одной компании с Северной Кореей и Венесуэлой против всего цивилизованного мира? Уверен, что нет", – объясняет он.

Вместе с тем политик делает несколько уточнений.

Первое из них: Ереван хочет дружить с Киевом, но ждет и от него шагов навстречу.

"Мы очень ценим то, что армянская община в Украине имеет наибольшие права на всем постсоветском пространстве. Однако нас беспокоит ваша поддержка Азербайджана в вопросе Карабаха. И это проблема, о которой мы честно и откровенно готовы с вами говорить", – объясняет он.

Стоит признать: выполнить это будет крайне сложно для Киева. Международное право – не на стороне Армении. Несмотря на претензии к действиям Баку, ООН считает Карабах де-юре территорией Азербайджана. Поэтому Украина, даже при всем желании, не может себе позволить пойти против остального мира.

Впрочем, в Ереване считают, что пример Карабаха – особенный. "Мы не принимаем, когда РФ сравнивает Крым с Косовом. Ведь Косово является исключением, и на всем постсоветском пространстве есть только один похожий случай – это Карабах", – убеждает Игитян.

Второе уточнение – даже такая коррекция внешнего курса Армении гарантированно встретит противодействие РФ.

"Да, мы должны отстаивать собственные интересы, не оглядываясь на других. Однако давление может быть очень сильным. Возможен ли сценарий, что мы будем вынуждены уступить России? Да. Однако это должно быть такое давление, при котором всем будет понятно, что у нас не было другого пути", – добавляет политик.

Автор: Юрий Панченко,

редактор "Европейской правды",

Ереван – Киев

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.