Грузинский вклад в победу Украины: как доказать в суде вину России за преступления на Донбассе

Вторник, 2 февраля 2021, 12:05 — , Украинский центр эффективности правосудия
Фото Michal Wargin/East News
Мітинг під посольством РФ у Варшаві, 11 серпня 2008 року

"Европейская правда" уже рассказывала о том, как в конце января Грузия и Россия одновременно объявили о своей победе в ЕСПЧ в деле об ответственности Москвы за нарушения прав человека во время российско-грузинской войны.

У Грузии тогда были все основания праздновать, ведь Суд в Страсбурге удовлетворил абсолютное большинство пунктов ее заявления. Впрочем, радость России тоже не была безосновательной, ведь она выиграла по самому важному для себя пункту – о событиях горячей фазы войны, с 8 по 12 августа 2008 года. Причина в том, что, по мнению ЕСПЧ, во время боевых действий царит "хаос", а следовательно, ни одно государство не может осуществлять эффективный контроль на территории, охваченной горячей войной.

Этот контроверсионный вывод Суда напоминает известную фразы Цицерона Inter arma silent leges, то есть "во время войны законы молчат" (а значит, молчит и Европейская конвенция по правам человека).

Почему это решение было так нужно России? Потому что оно дает Москве надежду на значительно больший успех в более важном для Кремля споре относительно событий на Донбассе, где горячая фаза войны была намного продолжительнее. В конце концов, самое известное на Западе преступление России – сбитие пассажирского Boeing рейса MH17 – произошло также во время такой горячей фазы.

Так что остается вопрос: реально ли это влияние?

Высоки ли шансы на то, что Россия докажет в Страсбурге свою "невиновность" в рамках дела "Украина и Нидерланды против РФ" и по сбитию MH17, и по другим нарушениям прав человека на Востоке Украины?

Сначала – хорошая новость.

У Украины есть все основания рассчитывать на победу по большинству пунктов.

К счастью, прецедент, созданный грузинским решением, не закрывает для Киева возможность доказать ответственность России. Более того, в грузинском деле Суд подсказал пути к уверенному выигрышу.

Однако по некоторым эпизодам Россия сможет избежать ответственности.

Далее об этом подробнее.

Юридическое оружие России

В последнее время в международных судебных процессах Россия каждый раз использует схожую стратегию. Ее основные усилия сосредоточены не на доказательстве своей невиновности по существу дела, а на том, чтобы доказать неприемлемость дела в целом, по формальным признакам.

Часто доказательства нарушений со стороны РФ неопровержимы, поэтому российский Минюст и юристы, которые с ним работают, не могут найти эффективных контраргументов. Поэтому признание юрисдикции того или иного суда открывает прямую дорогу к проигрышу России. Так произошло в грузинском деле в ЕСПЧ – Грузия выиграла почти по всем пунктам, в которых Суд признал дело приемлемым.

Европейская конвенция по правам человека (ЕКПЧ) устанавливает ответственность России за соблюдение прав человека на своей территории. Впрочем, есть два исключения, которые расширяют ответственность любого государства-члена Совета Европы за пределы его границ. Это происходит в случае доказательства "эффективного", то есть фактического контроля РФ над частью территории другого государства (effective control over territory), как произошло в "крымской жалобе" Украины против России, или при наличии персональной юрисдикционной связи государства с лицом (state agent authority and control over individual). Последнее исключение – более новое. В соответствии с ним ЕСПЧ, например, признавал ответственность британского правительства за соблюдение Конвенции со стороны британских солдат во время военной интервенции в Ирак.

Поэтому и в отношении украинско-нидерландской жалобы в этом суде главное внимание нужно уделить доказательству юрисдикции ЕСПЧ.

А анализ грузинского решения позволяет спрогнозировать заключение Суда о наличии или отсутствии юрисдикции по делу о нарушениях прав человека в результате агрессии РФ на Донбассе.

Начнем с самого проблемного.

Право на жизнь во время войны

Грузия заявляла, что во время боевых действий 8-12 августа 2008 года потеряла 170 военных, 14 полицейских и 228 мирных жителей, что доказывает нарушение права на жизнь (статья 2 ЕКПЧ) со стороны армии РФ и подконтрольных ей военных Южной Осетии. Боевые действия тогда проходили на грузинской территории, но правительство Грузии доказывало, что Россия после введения войск несет ответственность за нарушение прав человека на территории, на которую она напала.

Однако ЕСПЧ отказался оценивать правомерность применения военной силы во время активной фазы конфликта, объяснив, что в "хаосе" войны ни одна сила не контролирует территорию, на которой продолжаются боевые действия.

Аргументы Суда уже получили критические оценки – но решение ЕСПЧ является окончательным, даже если оно не нравится. Поэтому для нас важнее его последствия. В том числе для спора Украины с РФ.

К сожалению, грузинское решение влияет на нас отрицательно.

Скорее всего, Суд снова не признает свою юрисдикцию в отношении гибели военных и мирных жителей во время активных боевых действий.

Но есть отличие, которое Украине стоит использовать. Выделить активные фазы конфликта по делу о Донбассе будет намного сложнее, чем в грузинском деле. Если в Грузии активная стадия война длилась четыре дня, была быстрой и охватывала значительную часть территории страны, то на Востоке Украины боевые действия затянулись, но граничили с относительным затишьем и были более локализованными.

Поэтому Киеву стоит направить усилия на то, чтобы определить границы "активной фазы конфликта" и доказать Суду корректность своей оценки. Это, в частности, позволит спасти часть дела, касающуюся сбития MH-17. И это выглядит вполне достижимой целью.

Скорее всего, Суд не осмелится списать сбитие MH-17 на "хаос активных боевых действий", а вместо этого установит свою юрисдикцию по модели "effective control over territory", то есть придет к выводу, что Россия контролировала территорию, с которой был сбит самолет, а значит, несет ответственность за нарушение права пассажиров на жизнь.

Впрочем, многое будет зависеть от состава Суда. На момент вынесения решения по делу о Востоке Украины ЕСПЧ должен существенно обновиться из-за истечения срока полномочий многих судей.

Между тем на этом требования Украины не заканчиваются. И положительные новости – тоже.

Лазейка в праве на свободу

Несмотря на радостные заявления Минюста РФ о том, что они доказали отсутствие ответственности своего правительства за события во время активной фазы боевых в Грузии, даже эта победа России является неполной.

Другая часть решения ЕСПЧ свидетельствует, что горячая стадия войны не освобождает от ответственности, если есть доказательства того, что действия проходили под неоспоримым контролем государства-агрессора.

Грузия, среди прочего, пожаловалась в Страсбург на удерживание военными Южной Осетии 160 мирных жителей (в основном женщин и стариков) в подвале в Цхинвали с 10 по 27 августа. То есть их незаконно заключили еще во время активной фазы войны.

И здесь Суд завуалировано признал свою юрисдикцию и назвал РФ ответственной за события даже в "спорный" период горячей войны.

ЕСПЧ вынес решение против России по поводу удерживания военными мирных жителей в подвалах, не выделив из него период активной фазы конфликта – с 10 по 12 августа.

Этот момент чрезвычайно важен. Он разрушает тезис о том, что ЕСПЧ в принципе не готов рассматривать вопрос о нарушении Конвенции во время активных боевых действий.

К слову, Украина в своей жалобе в ЕСПЧ выдвинула аналогичные обвинения об ответственности РФ за нарушение права на свободу и личную неприкосновенность, основываясь, в частности, на признании одного из главарей сепаратистов, что они удерживаются около 600 человек. Поэтому в этой части грузинское решение подтвердило перспективу приемлемости заявления Украины.

Все шансы на победу

По другим эпизодам, где прослеживается связь между украинским и грузинским заявлениями в ЕСПЧ, перспективы доказывания Украиной приемлемости своей жалобы еще лучше.

В частности, Суд признал свою юрисдикцию по жалобе Грузии на то, что в течение августа 2008 года российские военные и военные Южной Осетии пытали 30 грузинских военнопленных. Украина также заявляет о нарушении ЕКПЧ в части пыток мирных жителей и украинских военных. Включая случаи сексуального насилия.

Также Грузия доказала ответственность РФ за нарушение права собственности после завершения активных боевых действий, когда российские военные и военные Южной Осетии убивали людей, но также разрушали дома и совершали другие незаконные действия в отношении собственности грузинских граждан в буферной зоне и в Южной Осетии. ЕСПЧ признал юрисдикцию по поводу нарушения и права на жизнь, и права на собственность.

Поэтому аналогичное заявление Украины относительно ответственности РФ за умышленное разрушение боевиками зданий и транспортных средств, а также захват коммерческой недвижимости, очевидно, будет признано Судом приемлемым.

Впрочем, стоит отметить: речь идет именно о "небоевом" периоде.

Доказать ответственность России за собственность, разрушенную во время активных боевых действий, будет значительно сложнее, и ЕСПЧ вполне может отказаться рассматривать такие жалобы, в том числе от рядовых жителей Донбасса.

В таком случае привлекать Россию к ответственности за такие нарушения, совершенные во время активных боевых действий, придется с помощью других правовых инструментов.

А вот в вопросе нарушения Россией права на образование шансы Украины на победу даже лучше, чем у Грузии.

Так, Грузия заявляла, что российские военные и сепаратисты разрушили школы и библиотеки. Суд признал свою юрисдикцию и по этому требованию, однако не признал точно доказанным то, что речь шла именно о действиях ради нарушения права на образование. В свою очередь Украина заявляет не только о разрушении учебных заведений, но и о запрете украинского языка в школах на оккупированной территории, что значительно усиливает обоснованность претензий. А в свете грузинского дела Суд должен признать это требование Украины приемлемым.

Кроме того, Украина требует установить ответственность России за действия в ОРДЛО, нарушающие запрет рабства и принудительного труда, свободу мнений, совести и религии, свободу слова, свободу собраний и объединений, право на свободные выборы и тому подобное.

Выводы ЕСПЧ в грузинском деле свидетельствуют о вероятной приемлемости всех этих составляющих украинской жалобы.

Вместо заключения

Если ты видишь "ловушку" перед глазами, избежать ее гораздо легче.

Поэтому после решения ЕСПЧ в отношении Грузии Украина может существенно усилить свою позицию.

Увидев опасный вывод Суда об отсутствии юрисдикции в отношении событий во время активных боевых действий, Украина может скорректировать свою позицию и использовать лазейки, которые позволят привлечь Россию к ответственности даже в тех вопросах, где Грузии не удалось добиться успеха.

К тому же по большинству эпизодов нашей жалобы доказать в ЕСПЧ ответственность государства-агрессора вполне возможно.

Автор: Илья Черногоренко,

основатель Украинского центра эффективности правосудия,

для "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua