Девальвация forever-2

Среда, 24 сентября 2014, 10:35 — Василий Юрчишин, Центр им. Разумкова
Лишь несколько лет назад валютные индикаторы в Украине были принципиально иными

В последние месяцы Украина получила ряд неоспоримых внешнеполитических побед.

Долгожданная ратификация Соглашения об ассоциации с ЕС может стать важным сигналом для иностранных, прежде всего европейских, инвесторов.

Но тем более поразительными являются внутриэкономические потери, прежде всего - в валютной сфере. Эти потери могут свести на нет воплощение развития, а вместе с тем - и евроинтеграционные перспективы Украины.

Базисом экономического восстановления и ускорения в Европе было и остается развитие предпринимательства, поддержка конкуренции в бизнесе, содействие доступу к финансовым ресурсам.

Действия же украинской власти последних лет направлены в противоположную сторону. В экономической сфере власть продолжает исповедовать и эксплуатировать философию ограничений и взысканий. И это очевидно с первого же взгляда на валютную систему.

Как правительство, так и центральный банк своими решениями фактически изымают финансовые ресурсы у населения и бизнеса, не предоставляя никакой альтернативы.

Якобы предотвращая девальвацию, правительство в то же время девальвирует экономические ценности в стране в целом, вымывает почву евроинтеграционных намерений.

Так, вместо фискального послабления и стимулирования внедряются дополнительные налоговые изъятия и удержания (налог "на войну", на покупку валюты, намерение повысить налогообложение недвижимости, доходов от депозитов, рост задолженности по выплатам заработной платы, накопления невозмещенного НДС и т.д.). Следствием этого является ухудшение финансового состояния и закрытия бизнеса, снижение реального благосостояния.

Однако едва ли не наибольшие потери украинцы испытывают от неготовности властей (центрального банка) навести хоть какой-то порядок в валютной сфере.

Декларируя намерения укрепить финансовую и валютную устойчивость, НБУ лишь демонстрирует свою неспособность прекратить или хотя бы ограничить валютную дестабилизацию.

Можно только приветствовать решение отменить обязательную продажу 100% валютной выручки экспортерами. Это предоставит последним хотя бы минимальную возможность иметь доступ к своим ресурсам, распоряжаться ими на свое усмотрение.

Но даже недолгое существование этой нормы создало проблему отсутствия доверия и показало нежелание власти слышать аргументы.

Ведь еще в период обсуждения возможного введения таких мер экспертное сообщество было практически единодушно в том, что принудительное 100-процентное изъятие не приведет к стабилизации валютных поступлений в страну (даже в условиях расширения экспорта), а скорее послужит принуждением к тенизации доходов от внешней торговли.

Нынешнее снижение норматива обязательной продажи до 75% также вряд ли будет слишком результативным, поскольку экспортеры уже напуганы возможными последующими изъятиями и не будут спешить демонстрировать все валютные поступления. Поэтому сегодня НБУ должен четко задекларировать (а, возможно, и нормативно оформить) введение моратория на повышение 75% порога для экспортеров, по крайней мере, в ближайшие полгода.

Сомнительна и результативность влияния НБУ на поведение валютных "спекулянтов".

НБУ рапортовал о том, что договорился с крупнейшими коммерческими банками удерживать гривну в диапазоне 12,5-12,9 грн/$. Однако уже через несколько дней такой коридор был "пробит", и не успел НБУ объявить об очередном повышении потолка, как последний снова "пострадал". (Интересно было бы увидеть список тех, кто осмелился проигнорировать договоренность крупнейших отечественных банков.)

А поскольку результаты тендеров по рефинансированию и валютных аукционов остаются закрытыми, то объяснение НБУ о спекулянтах, которые могут дестабилизировать валютную систему при крайне низких объемах межбанковских торгов, вообще бессмысленно.

По сути, руководство НБУ своими объяснениями признало несостоятельность выполнения своей основной задачи - обеспечение покупательной способности национальной денежной единицы.

Еще более бессодержательным является ряд мер, связанных с поступлением средств из-за границы для населения, прежде всего в части принудительной конвертации в гривну валютных переводов.

В последние годы переводы в пользу физических лиц служили весомой составляющей притока валюты в страну и фактически выполняли роль инвестиционных ресурсов (строительство или приобретение дорогих "движимости" и недвижимости). Напомним, в 2012-2013 годах объемы валюты, полученной по переводам граждан, существенно превышали объемы притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ; в 2013 году при $3,3 млрд ПИИ объем частных переводов достиг $8,5 млрд).

Решение же об обязательной конвертации переводов, по сути, делает невозможным долгосрочные неинфляционные и недевальвационные сбережения, а вместе с тем - полностью разрушает мотивы для продолжения таких переводов и наполнения страны валютными ресурсами.

В НБУ надеются, что подобными ограничениями и изъятиями спасают банковскую систему, "сохраняя" в ней валютные средства.

На самом деле ситуация близка к противоположной - НБУ усиливает недовольство населения способностью центробанка к защите своих средств, а следовательно, еще больше подавляет банковскую систему, провоцирует дальнейшее вымывание средств из банков в целом.

Это подтверждает динамика депозитов населения. Объем депозитов при относительно стабильном валютном курсе с июня до середины августа также находился на относительно стабильном уровне (и даже демонстрировал некоторый рост).

Однако возобновление девальвации привело к новому этапу отказа от депозитов и выводу средств из банковской системы. Так, в первой декаде августа при официальном курсе 12,6 грн/$ депозиты физических лиц незначительно превышали 430 млрд грн, из которых гривневых - 221 млрд грн. Однако уже в середине сентября по курсу выше 13,2 грн/$ объемы общих и гривневых депозитов упали до 415 млрд грн и 213 млрд грн соответственно.

На сегодняшний день не видно факторов, кроме валютной стабилизации, которые могли бы прекратить отток депозитов.

К сожалению, следует констатировать, что в последнее время тенденции к обесцениванию гривны укрепились, и вымывание средств из банковской системы ускорилось, что означает дальнейшую потерю стоимости.

В такой ситуации НБУ, в очередной раз эксплуатируя тезис о "европейских стандартах", инициирует очередное бессмысленное ограничение.

Речь идет об установлении предельной суммы расчетов наличными объемом 18 тыс. грн, что якобы должно обеспечить аккумулирование дополнительных средств в банковской системе (конечно, за счет физических лиц).

И хотя сегодня вполне понятно, что главные дисбалансы возникают не на наличном, а на межбанковском рынке - регуляторная активность НБУ на нем, по сути, минимизирована.

Зато инициируется очередное бессмысленное решение об ограничении на уровне 3 тыс. грн покупки гражданами наличной валюты. (То есть, если вчера просто невозможно было купить доллары, поскольку их не было, то сегодня каждый знает, что также не может купить, но уже 200 долларов.)

В нынешней ситуации ответ на вопрос "что делать" требует в первую очередь устранения накопившихся нормативных неурядиц при понимании того, что хуже уже не будет. То есть - что последующими изъятиями средств нельзя достичь финансовой устойчивости.

Надо наконец осознать, что необоснованные монетарные ограничения и изъятия в условиях рецессии - прямой путь к еще более глубокой рецессии.

Когда готовился этот материал, еще не были известны результаты совещания руководства страны с участием представителей банковской системы. Поэтому хочется выразить надежду, что власть осознает: сегодня валютная дестабилизация уже действительно является критической и едва ли не самой болезненной проблемой национальной безопасности. А следовательно - действия должны быть адекватны угрозам.

К этому нужно добавить важный тезис. Скорее даже системное экономическое задание - украинская власть должна любой ценой привлечь иностранные инвестиции в Украину.

Несмотря на возможные краткосрочные потери из-за низкой стоимости объектов в кризисных условиях, сегодня более важно простимулировать эффективного собственника и предпринимателя, а также продемонстрировать политическую решимость внедрять прозрачную и открытую модель украинской экономики.

Более того, мировой и европейский капитал не только способны сравнять платежный баланс (а это необходимо для поддержания валютной стабильности), но и смогут стать лучшей защитой от российской агрессии.

 

Автор: Василий Юрчишин,
директор экономических программ Центра им. Разумкова,

для "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua