#Зрада в шоколаде: кто подставил украинских экспортеров

Понедельник, 2 ноября 2015, 15:59 — Александр Балдынюк, Укркондпром

С 23 апреля прошлого года ЕС начал в одностороннем порядке применять торговую часть Соглашения об ассоциации с Украиной. Для украинских кондитеров этот шаг означает открытие доступа к европейскому рынку, емкость которого в части сладостей составляет 45 млрд евро. Для сравнения, емкость кондитерского рынка Таможенного союза - $15 млрд.

До подписания Ассоциации Евросоюз защищался от нашей кондитерской продукции высокими пошлинами, на уровне 35-50% от стоимости продукции, что делало ее экспорт в страны Евросоюза почти невозможным.

Зато новый торговый режим предусматривает полную либерализацию взаимной торговли кондитерскими изделиями между Украиной и ЕС.

Однако за период с начала действия торговых преференций среднемесячный объем поставок отечественной кондитерской продукции в ЕС составил 2,6 тыс. тонн. Это только на 8,3% больше по сравнению с поставками в рамках предыдущего торгового режима.

Есть разные причины такого относительно низкого темпа продвижения на европейский рынок. Некоторые из них требуют бизнес-решений, и сегодня отрасль напряженно работает над тем, чтобы выработать эти решения.

Но есть вопросы, которые лежат в пределах компетенции государства. Прежде всего, это касается необходимости разработки и принятия тех правовых инструментов, которые позволят украинским производителям соответствовать требованиям стран-экспортеров.

Отсутствие таких механизмов закрывает украинским производителям возможность экспортировать в ЕС.

В качестве примера можно привести ситуацию с искусственным блокированием доступа на европейский рынок украинской кондитерской продукции с содержанием тропических орехов и арахиса.

В сентябре 2014 года ЕС ввел в действие Регламент №884/2014, которым из-за риска заражения афлатоксинами ввел особые условия на импорт из любой страны пищевых продуктов, которые содержат в своем составе более 20% арахиса и некоторых тропических орехов. Это, в основном, кондитерские изделия.

В соответствии с указанным Регламентом, страна-экспортер таких пищевых продуктов должна выдавать своим предприятиям, которые ввозят на таможенную территорию ЕС соответствующую продукцию, Сертификат здоровья определенной формы.

Ничего сложного в реализации этого требования нет. В Украине есть много сертифицированных лабораторий, которые эффективно проверяют показатели безопасности, соблюдение которых подтверждается данным сертификатом.

Но отсутствует процедура, по которой такой сертификат должны выдавать в Украине.

Все, что требуется от государственной власти Украины - формализовать процедуру получения украинским экспортером Сертификата здоровья.

Казалось бы, вся проблема не стоит выеденного яйца. Но не в Украине!

Первый факт отказа в растаможивании экспортной партии одного из крупнейших украинских производителей на польской таможне ЕС за отсутствие Сертификата здоровья мы зафиксировали еще летом этого года.

Ассоциация от имени отрасли немедленно обратилась к ряду министерств и ведомств Украины с просьбой урегулировать вопрос. Мы описали проблему, обеспечили официальный перевод европейского регламента, объяснили торговые перспективы.

В частности, потенциал экспорта кондитерской продукции, содержащей в своем составе 20% и больше арахиса или фисташек или фундука, из Украины в ЕС составляет в перспективе 10 тыс. тонн в год, что обеспечит дополнительное использование украинского сахара в объеме 5 тыс. тонн, муки – 4 тыс. тонн, масложировой продукции – 3 тыс. тонн, крохмалопатоки – 1,5 тыс. тонн.

Мы были уверены, что если производители решили проблему выработки продукции, подписания контракта и выхода на конкурентный иностранный рынок, то уж для государства урегулировать проблему выдачи сопровождающих документов не составит труда.

Впрочем, в течение нескольких месяцев мы наблюдали игру в пинг-понг, в которой каждое ведомство убеждало, что это не его компетенция, устами ответственных производителей рассказывало нам о предусмотренных сроках ответа на обращения, предлагало поискать счастья в другом ведомстве и т.п.

Конечно, все это в участливой форме и с "пониманием проблемы".

Мы обращались и к премьер-министру, но наше обращение, спускаясь по инстанциям вниз, в конце концов попало в тот самый "круговорот документов в природе" на местах.

Закончилось тем, что Минздрав подготовил проект соответствующего приказа, но он не был согласован другими органами власти, которые убедили друг друга, что предложенная процедура неверна, вместо того, чтобы предложить другую.

Формально чиновники ничего не нарушили.

Но по факту бизнес, выиграв конкурентную борьбу в выходе на важный стратегический рынок, уже долгое время стоит на низком старте из-за нежелания государства разобраться с распределением полномочий между своими учреждениями и наладить эффективную межведомственную коммуникацию.

Все это происходит на фоне жесткого кризиса в стране, когда только в кондитерской отрасли падение объемов производства за полтора года составило более 35%, и торговой войны со стороны России, одной из основных целей которой в Украине стала именно кондитерская отрасль.

Казалось бы, каждый компенсаторный шаг в направлении поиска третьих рынков сегодня для государства дороже золота. Однако, как видим, декларации часто отличаются от реалий.

Между прочим, аналогичный сертификат, но почти на все группы пищевой продукции, требуют с 2015 года и в странах Персидского залива – интересном для украинских пищевиков-экспортеров регионе.

Конечно, техническое регулирование – это на сегодня значительно меньшая проблема для нашего экспорта, чем чрезмерное фискальное давление и неразумное валютное регулирование со стороны украинского государства.

Однако и эта история должна была бы вдохновить наше правительство на некоторые выводы.

Во-первых, уже очевидно, что деятельность по раннему выявлению фактов, которые могут повлиять на торгово-экономические интересы Украины за рубежом, требует существенного усовершенствования. К сожалению, бизнес не способен мониторить ситуацию на каждом внешнем рынке. Однако он финансирует через налоги деятельность посольств, которые должны были бы больше внимания уделять экономическим угрозам еще до того, как они возникнут.

На сегодня же чаще случается так, что мы сначала сталкиваемся с проблемой и несем убытки, а потом начинаем реагировать на нее, хотя дешевле предупредить угрозу.

Причем реакция начинается в основном именно после обращения бизнеса, который стал объектом угрозы.

Во-вторых, мы должны изменить философию ориентирования чиновничьего аппарата на организацию процесса, вместо стремления достичь результата. Украинский чиновник в большинстве своем мало зависит от эффективности своей работы. Наоборот, годами на украинской госслужбе культивировался подход, по которому чрезмерная активность может скорее привести к взысканию, чем к похвале: "тебе что, больше всех надо?" или "сколько тебе платят кондитеры, что ты так за них паришься?"

Не удивительно, что среди госслужащих со стажем обычным явлением является отсутствие инициативы, пассивная позиция и реактивный подход: чиновника мало убедить в правильности своей позиции, его нужно еще и заставить или уговорить к действиям.

С другой стороны, "что вы от меня хотите, у меня зарплата – полторы тысячи гривен". И это тоже фактор.

В-третьих, необходимо пересмотреть сроки проработки вопросов в зависимости от их важности для экономики. Время, как известно - деньги. А во время войны – тем более.

Наконец, межведомственная коммуникация оставляет желать лучшего.

В этой истории с остановкой поставок в ЕС кондитерки с орехами мне как представителю отрасли пришлось оббегать несколько министерств и ведомств, работая испорченным телефоном в отчаянных попытках найти приемлемое для всех госучреждений решения.

Хотя эффективнее было бы провести при координации одного из министерств брейн-сторм в форме межведомственного совещания, на котором найти и согласовать общее решение и сроки его реализации, распределить ответственность. Сегодня для этого не нужно тратить полдня. Для телеконференции достаточно одного смартфона. Но нет - "мы так не работаем".

Это в стране, которая ведет оборонительную "горячую" войну с агрессором в условиях торгового эмбарго с его стороны.

Пост-скриптум. Проблему с допуском украинских кондизделий с арахисом и тропическими орехами на рынки ЕС взяла под личный контроль заместитель министра агрополитики Владислава Рутицкая. Она заверила нас, что в ближайшее время будет сделано все возможное, чтобы украинские кондитеры и в дальнейшем смогли экспортировать свою продукцию в ЕС и страны Персидского залива.

 

Автор: Александр Балдынюк,

президент ассоциации Укркондпром

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua