Международный Суд ООН: чего уже сейчас добилась Украина

Среда, 8 марта 2017, 20:27 — , заместитель министра иностранных дел Украины

С начала недели внимание дипломатов, журналистов и многих читателей приковано к Гааге. Здесь, в Международном Суде ООН, проходят первые слушания по делу "Украина против России".

Впереди еще один день слушаний, но стоит подытожить, о чем говорили, в чем не согласны и чего добились стороны на этой неделе, представляя свою позицию в Международном Суде ООН.

О чем судимся?

Украина обратилась в Суд по поводу нарушения Россией двух конвенций. Для Украины это вопрос актуальных проблем – проблем людей, судьба которых небезразлична Украине. Проблем, возникающих из-за преследований украинцев и крымских татар в оккупированном Россией Крыму и вследствие террористических актов, которые совершаются при финансовой поддержке России на Донбассе.

В правовом поле стратегия Украины сложная, но четкая – добиваться от России выполнения ею своих международно-правовых обязательств.

Сложность заключается в том, что у нас есть необходимость обеспечить соблюдение всех требований, предусмотренных конвенциями, при которых Украина может представить свое дело в Суде. Украина соблюла эти условия и добилась представления своего видения ситуации перед полным составом Международного Суда ООН.

Позиция Украины заключается в том, что Россия разными способами поддерживает формирования, совершающие террористические акты на территории Украины.

Из-за этого гибнут простые люди – в Авдеевке, Волновахе, Мариуполе, Харькове.

Люди, летевшие в самолете МН17.

Стоит обратить внимание, что Украина в этом процессе обвиняет Россию не в самих актах, а в финансовой поддержке формирований, которые их совершают.

Что касается дискриминации украинцев и крымских татар в Крыму, то обвинение похоже. Украина требует гарантировать всем этническим группам на оккупированной территории реализацию прав, предусмотренных Конвенцией о запрете всех форм расовой дискриминации. Преследования и исчезновения крымских татар, признание Меджлиса экстремистской организацией, фактическое искоренение украинского языка из школ – это все проявления дискриминации.

То есть подход Украины – заставить Россию устранить конкретные нарушения ее обязательств, взятых перед международным сообществом.

В свою очередь Россия представляет это конкретное дело как попытку урегулировать конфликт в целом. Конфликт, корнем которого является Революция достоинства, которую Россия называет не иначе как "переворот".

Представители России подают это дело именно с позиции геополитики и военного конфликта.

Это делается для того, чтобы показать миру, мол, Украина подала в суд, чтобы заменить другие форматы поиска решения конфликта. В Москве мечтают показать, что Украина идет вопреки политических договоренностям. Хотя это, конечно же, не так.

В вопросе Крыма позиция РФ напоминает историю Сталинской конституции.

По словам представителей РФ, в Крыму все народы чувствуют себя счастливее всех на свете. И случаи преследования – все как один законные.

Украина при этом достаточно четко объяснила, что ее интерес прост – заставить РФ придерживаться своих правовых обязательств. Без какого-либо влияния и вреда для других форматов.

И, к сожалению, этот процесс пройдет без урегулирования вопроса о правовом статусе российской оккупации.

Правовые ограничения

Украина говорит о ряде событий, подпадающих под действие конвенций. Демонстрирует, что Россия нарушает положения этих конвенций. И доказывает, что Международный Суд ООН обладает юрисдикцией решить спор, касающийся этих нарушений.

В свою очередь Россия пытается доказать, что это – история военного конфликта, т. е. вопросы международного гуманитарного права, в которых Международный Суд имеет ограниченную юрисдикцию.

Обратите внимание: именно Россия хочет свести наш иск к вопросу военного конфликта.

Так что поздравляю всех, кто говорит, что "доказательство агрессии" было бы лучшей стратегией для Украины – пока вы полностью укладываетесь в московскую парадигму.

Россия также говорит, что упомянутые события не подпадают под действие Конвенций.

Здесь вообще логика РФ порой выглядит страшно. Они говорят, что поскольку международное право не регулирует вопросы государственного терроризма, то и ответственность за это понести нельзя. И в конце концов – что у Суда опять же нет юрисдикции по нашему иску.

Сейчас мы можем говорить об успешно выполненном задании на этом фронте.

Нам удалось достаточно простым языком объяснить, что у Суда есть достаточно оснований для принятия решения по применению временных мер и он может приступить к рассмотрению дела по существу.

Политическая составляющая

Цель России достаточно проста.

Доказать, что это – вопрос геополитики. Доказать, что Россию нельзя обуздать международным правом. А следовательно, что справиться с вседозволенностью можно лишь политическим путем.

В свою очередь политика Украины заключается в том, чтобы снять все сомнения в том, что действия России являются противоправными. Что международное право – это действенный инструмент.

Со всеми оговорками, соблюдение международного права и международных стандартов снижает непредсказуемость и риски конфликтов. И наоборот – нецивилизованное государство-изгой не может быть партнером в каких-либо международных проектах.

Доктрина, которую продвигает Россия – что страна может действовать на собственное суверенное усмотрение – сама по себе несет угрозу всей системе международных отношений.

Украина уже третий год страдает от противоправной и непредсказуемой агрессии со стороны России.

Судебные перспективы

Украина требует от суда принять решение о применении временных мер, обязывающих РФ воздержаться от действий, следствием которых является нарушение конвенций.

Одним из главных вопросов на этой стадии процесса является установление того, есть ли у Суда prima facie, то есть вступительная юрисдикция, чтобы суд мог приступить к рассмотрению дела.

Мы аргументировано объясняем, что такая prima facie юрисдикция есть. Россия же пытается доказать, что такой юрисдикции нет и Суд вообще не может браться за рассмотрение дела по существу.

Учитывая то, что в вопросах prima facie юрисдикции у нас достаточно крепкая и взвешенная позиция, РФ пытается усложнить вопросы, на которые должен ответить Суд.

Сегодня мы достаточно уверенно объяснили, что наша позиция хорошо обоснована. Чтобы убедиться в этом, предлагаю внимательно прослушать или прочесть выступление профессора Коу, которое открывало слушания в среду.

Если в течение нескольких месяцев мы получим решение о применении временных мер – это станет очень важной победой в отстаивании наших прав. Решение Суда по временным мерам однозначно определит ответственность сторон и сделает манипуляции России невозможными.

И тогда весь мир будет не умолять Россию, а четко требовать выполнения ею обязательств. И это будет уже совсем другой разговор.

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционным статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua