О чем забыл сказать Пучдемон: 5 мифов о каталонской независимости

Четверг, 2 ноября 2017, 09:04 — , юрист-международник
Фото: abc.net

Тема каталонского сепаратизма не сходит с первых полос по крайней мере последние два месяца. И понятно почему: на кону стоит единство Испании и, без преувеличения, будущее ЕС.

Ведь успешное отсоединение Каталонии может стать катализатором дальнейшего дробления как европейских государств, так и Евросоюза в целом.

Впрочем, анализ каталонских раскладов приводит к очень простому выводу: балом правит популизм. Именно популизм толкает каталонцев "самоопределяться", а отдельных испанцев – высказываться в поддержку немедленного силового подавления демонстраций.

Этот популизм держится на нескольких мифах: "Каталония была государством, которое завоевали", "Каталония кормит Испанию", "Почти все население Каталонии выступает за независимость".

Правда, знакомая история? Тем важнее убедиться, что мифы потому и являются мифами, что не соответствуют действительности.

Миф №1

С точки зрения сторонников независимости, война XVIII века за испанский престол привела в том числе и к захвату Каталонии Мадридом. На самом деле это была баталия между правящими в Европе династиями за корону Испании, но никак не война сугубо Мадрида против сугубо независимости Каталонии.

Если очень упрощенно, то Бурбоны хотели присоединить к Франции Испанию; этому противостоял союз Англии и Австрии. Таким образом, Европа разделились на два лагеря, и так вышло, что Мадрид и Барселона оказались в разных.

Трудно сказать, кто победил в войне в целом, но престол в Мадриде достался представителю династии Бурбонов Филиппу V, а Барселона осталась частью Испании.

Поэтому корректнее говорить не "Мадрид завоевал Барселону", а "Барселона отошла Мадриду в результате глобальной борьбы за испанское наследство", в которой сам Мадрид был скорее объектом. Согласитесь, разница существенная.

Миф №2

Знакомое украинцам утверждение, мол, "Каталония кормит Испанию". Сторонники независимости утверждают, что "9% ВВП Каталонии забирает себе Мадрид", из чего следует: "станем самостоятельными – будем богаче".

Не вдаваясь в глубокие исследования сложных экономических процессов, остановлюсь на трех тезисах. Во-первых, в целом нормальной является практика пропорциональных отчислений: богатый платит больше, бедный – меньше. Во-вторых, от экономического кризиса 2008 года больше всего пострадала как раз Каталония (в частности, внешние инвестиции сократились почти на 60%, в то время как показатель Испании в целом – минус 37%). В-третьих, "кормильцем №1" в Испании все равно остается Мадрид.

Безусловно, экономические успехи Каталонии заслуживают уважения, а регион в целом закономерно относят к локомотивам экономики ЕС наряду с Ломбардией и Баден-Вюртембергом. Однако при этом

апологеты независимой Каталонии упускают из виду важную деталь: членство в ЕС, которого точно не будет без Мадрида.

Сохранение членства или быстрое присоединение к Евросоюзу в случае отсоединения от Испании невозможно ни политически, ни юридически. И об этом политики из окружения Пучдемона предпочитают лишний раз не упоминать.

На сегодняшний день уже более 1500 компаний сменили юридическую регистрацию с Барселоны на Мадрид, Валенсию, Аликанте и другие регионы Испании. Это означает, что теперь их налоги идут в бюджеты других регионов, но не Каталонии. Бизнес прагматичен, он хорошо понимает, что никто не будет вести дела с никем не признанным квазигосударственным образованием.

Стоит упомянуть хотя бы автомобильного гиганта Seat, который не планирует оставлять в Барселоне не то что штаб-квартиру, но и производство.

Непризнанные "республики", созданные при "помощи" РФ на востоке Украины, не дадут соврать: торговать с кем-то, кроме как друг с другом, у них пока не получается.

Да, Каталония не похожа на ОРДЛО. Однако ее отделение от Испании вопреки воле Мадрида также будет означать разрыв связей как с испанским бизнесом, так и с другими странами, прежде всего – членами ЕС. Что приведет не к процветанию, а скорее к обнищанию региона.

Миф №3

Конституция Испании 1978 года, по мнению сторонников независимости Каталонии, "враждебна" каталонцам.

Это, мягко говоря, не совсем правда. Простой сравнительный анализ показывает, что эта Конституция типична для децентрализованных демократических государств.

В частности, ее статья 2 признает и гарантирует право местных общин на автономию. Каталонцы присутствуют в обеих палатах парламента Испании, нет никаких ограничений относительно их участия в работе других государственных органов. Кстати, за основу Конституции Испании была взята Конституция ФРГ – также достаточно децентрализованного государства.

Более того, Конституция Испании 1978 года была одобрена 91%, или 2,7 миллиона голосов самых каталонцев на конституционном референдуме 6 декабря 1978 года. Это почти как наш референдум 1 декабря 1991 года о признании независимости Украины с результатом в 92%. Многие удивятся, но тогда поддержка Конституции Испании в Каталонии была наибольшей среди всех регионов страны.

Но, с позиций сторонников независимости, проходит 40 лет – и Конституция вдруг становится "враждебной". Удивительно, не так ли?

Миф №4

"Испания – авторитарное государство", утверждают сторонники Пучдемона и компании.

Согласитесь, звучит несколько странно, ведь на самом деле Испания – это сильная демократия с хорошо развитыми соответствующими институтами и господством верховенства права. Испания является стороной практически всех международных договоров в области прав человека, в том числе тех, что могут касаться прав национальных меньшинств.

Авторитетное издание The Economist оценило Испанию по шкале "демократичности" в 8,3 балла из 10. Для сравнения, оценка Украины – не более 5.

По сообщениям Human Rights Watch, за последнее время не было зафиксировано никаких фактов ущемления прав каталонцев. Таким образом, тезисы типа "Мадрид нас притесняет" авторства отдельных каталонских политиков – объективно ошибочны.

Миф №5

Ну и наконец – пункт о праве нации на самоопределение. Мой, как юриста-международника, любимый.

Итак, сторонники независимой Каталонии утверждают, что они народ и что у них есть право на независимое государство. И снова ошибаются, несмотря на цитирование Устава ООН и других международных договоров.

Во-первых, международное право действительно не возражает против права народа на самоопределение. Однако существует разница между "не возражает" и "разрешает". А утверждать, что международное право однозначно позволяет самоопределение народов в виде сецессии – выделение из государства в самостоятельное государство, точно некорректно.

Во-вторых, международное право содержит принцип территориальной целостности и неприкосновенности границ. Это означает, что каждое государство вправе рассчитывать на сохранение его территориального вида в существующем состоянии, не важно, идет ли речь об угрозе внешней интервенции или внутренней сецессии. Внимательный читатель обратит внимание, что право на самоопределение очевидно противоречит принципу территориальной целостности. И это действительно так: указанные принципы находятся в сложном взаимодействии, что требует знания некоторых нюансов.

Поэтому – в-третьих: право на самоопределение окончательно было сформировано после окончания Второй мировой войны на фоне – а кто-то скажет, что и с целью – деколонизации. Иными словами, право на самоопределение есть прежде всего у порабощенных, завоеванных народов.

В-четвертых,

право на самоопределение теоретически могло бы возникнуть при таких условиях, как притеснения со стороны центральной власти, непредоставление автономии, запрет языка, культуры и т.п.

Или еще хуже – аресты, преследования, этнические чистки. В частности, подобное имело место в Косове, где гибли люди.

Но есть ли хоть какие-то основания сравнивать ситуации Каталонии и Косова? Какая мораль позволяет говорить о праве Каталонии на сецессию, показывая пальцем на Балканы, которые прошли через трагедии Сребреницы и Кравицы?

Наконец, в-пятых, вопрос сецессии в пределах государства должен решаться на государственном, а не на местном уровне. При этом должен учитываться правовой статус региона, в частности наличие у него автономии.

Хороший пример взвешенного и сбалансированного подхода – референдум в Шотландии, когда гражданам дали право проголосовать за или против независимости – но этому предшествовала длительная кампания "за" и "против" отсоединения. В итоге избиратели решили остаться в составе Соединенного Королевства.

А референдум в Каталонии, проведенный 1 октября, не может считаться репрезентативным и законным. И это прежде всего проблема политиков Каталонии, что они не смогли договориться с Мадридом о легальном референдуме. 

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua