Пятницкий: "Соглашение после подписания и ратификации начинает жить своей жизнью"

Четверг, 26 июня 2014, 08:49 — , ЕвроПравда
http://gazeta.dt.ua/

Несмотря на скорое подписание Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, праздничного настроения в Минэкономразвития нет. Подписание соглашения означает не только завершение работы более пяти лет. Одновременно это даст старт новой торговой войне с Россией, более масштабной, чем все предыдущие.
При этом украинская экономика оказалась не готова к открытию европейского рынка - по многим товарным позициям правительство не успело завершить гармонизацию стандартов.

Правительственный уполномоченный по вопросам европейской интеграции Валерий Пятницкий частично признает вину чиновников. По его словам, пролонгация действия автономных преференций со стороны ЕС не может заменить полноценное действие режима свободной торговли с ЕС. Именно поэтому Верховная рада должна обязательно ратифицировать соглашение в ближайшие недели, утверждает правительственный уполномоченный. По его словам, европейцам все труднее понять, как амбициозные заявления украинских политиков постоянно сочетаются с затягиванием принятия всех необходимых законов.

- Прежде всего, с момента введения ЕС автономных пошлин прошло уже два месяца. Заметен ли экономический эффект этого шага?

-  Действительно, сегодня круглая дата – пошлины действуют уже два месяца (разговор состоялся 24 июня – ЕвроПравда). Пока оценки могут быть очень предварительные, поскольку та же европейская статистика  серьезно запаздывает. Сами украинские предприятия заявляют, что они  сейчас стремятся заполнить тарифные квоты, однако каких-либо цифр пока нет.

- Как вырастет украинский экспорт в ЕС в нынешнем году?

- Как вы знаете, в целом происходит падение объемов торговли – как экспорта, так и импорта. Будем реалистами - у нас не учитывается Крым, тем более – он не получает автономных преференций; многие предприятия на востоке страны приостановили производство, а ведь многие из них поставляли свою продукцию в ЕС. И хотя в целом объем украинского экспорта ниже, чем в прошлом году, однако доля ЕС в общей структуре неуклонно растет.

- Доля экспорта в ЕС к концу года превысит долю СНГ?

- Безусловно – она будет существенно выше. Тем более – если Россия осуществит свои заявления и введет для украинских товаров режим наибольшего благоприятствования. Хотя, я не думаю, что такой шаг так уж радикально повлияет на украинский экспорт в Россию. Если брать непродовольственный экспорт,  то часто это товары производственных циклов, которые не заканчиваются на России, а идут дальше. Если вы получаете часть от большого агрегата, и вводите на него пошлину, то в конечном итоге вы же эту пошлину и будете платить - и в итоге ваша продукция становится дороже. В такой ситуации риски украинских компаний не такие и большие – есть долгосрочные контракты и продукция будет поставляться по определенной в них цене.

- А как же пищевой экспорт?

- Здесь мы не ощущает действия пошлин – сейчас они нулевые, однако мы ощущаем иные барьеры. Они часто называются санитарными, или фитосанитарными, но зачастую это просто произвол под надуманным предлогом. Например, если украинская курятина успешно продается на европейском рынке, то очевидно, что качество  продукции соответствует европейским стандартам. Если  на российской границе её останавливают и не дают продавать, то о чем это говорит?

- Почему же Украина до сих пор не оспорила такие действия в органах ВТО?

- Этот вопрос задают многие. Но для того, чтобы оспаривать что-либо, необходим запрос от бизнеса. Производители должны понимать, что по итогам этого спора они решат возникшую проблему. На сегодняшний день производитель понимает, что потратив год или два, а может и дольше, на урегулирование спора, потратив деньги  на юридическую поддержку, он может так и не получить желаемый результат. Вместе с тем производитель видит возможности для себя на других рынках: на том же рынке ЕС, на рынках Ближнего Востока, Китая, и активно работает там. Тем более, бизнес понимает, что Россия вовлечена сейчас в очень серьезный конфликт с Украиной вовсе не ради курятины. Это конфликт совсем другого порядка! В такой ситуации шансы бизнеса добиться приемлемого решения в краткосрочной перспективе крайне невелики и это учитывается им в создании своих стратегий.

- Вернемся к европейскому рынку. В ЕС уже заявили, что Верховная рада должна ратифицировать Соглашение об ассоциации до конца лета. В противном случае зона свободной торговли не успеет вступить в силу до окончания действия автономных пошлин.  Возможна ли такая оперативная ратификация?

- У нас есть автономные преференции до 1 ноября. Для вступления соглашения в силу необходимо пройти все внутренние процедуры, подать уведомление, после чего должен пройти определенный срок. С начала июля парламент уходит на каникулы.  Если соглашение будет успешно ратифицировано до каникул – то осенью это соглашение заработает. Такой сценарий имеет ряд достоинств. Во-первых, если говорить о тарифной защите, с начала действия режима свободной торговли мы получим еще один годовой объем  квот – вдобавок к тому годовому объему, который действовал в рамках автономных пошлин.  То есть, за ноябрь-декабрь украинские экспортеры смогут использовать еще один годовой объем квот.

- А есть ли в стране отрасли, способные сейчас использовать двойной объем квот? Или хотя бы в объеме, больше стандартного годового?

- У нас есть необходимые объемы и мощности. Например, то же мясо птицы – производители должны компенсировать потерю российского рынка.  Такой возможностью пользуются зерновики, прекрасно пользуются производители меда – с начала действия преференций они уже использовали больше трети годовой квоты. Другое дело, что по многим статьям, например, по говядине и по свинине, мы пока не можем проводить экспортные поставки. Бизнес может воспользоваться этими возможностями лишь в случае, если власть создаст для них все необходимые условия: принять все необходимые изменения в законодательство, чтобы такой экспорт стал возможен. Это долг правительства и парламента перед бизнесом.

-Что будет в случае, если Верховная рада не успеет ратифицировать Соглашение? Автономные пошлины будут отменены?

- В такой ситуации уменьшается период, за который украинские производители могут воспользоваться дополнительным годовым объемом квот. Бизнес ориентируется уже на новые условия поставок в ЕС и возвращение пошлин, пусть даже на месяц, будет очень болезненным. Тем более, производство непрерывно – вы не можете запретить курам нестись или пчелам собирать мед. Поэтому парламент должен сделать все возможное, чтобы вовремя ратифицировать соглашение.  В крайнем случае – оперативно ратифицировать соглашение в сентябре. Главное – успеть до возможного роспуска Рады.

- Имеет ли смысл просить ЕС пролонгировать действие автономных пошлин?

-  Я не сторонник постоянного попрошайничества. Просить то можно, но как нам это пояснить? Мы чудесно знали процедуры, но почему то не смогли сделать свою работу вовремя. Такой сценарий возможен, но в таком случае мы не получим бонус в виде еще одного годового объема тарифных квот. Кроме того, со стороны ЕС постепенное снижение пошлин происходит очень быстро.  Мы можем с начала 2015 года перейти к режиму второго года действия режима свободной торговли. Это  еще больше упростит экспорт в ЕС, что очень выгодно для украинского бизнеса. В случае пролонгации автономных пошлин оно будет отсрочено еще на год.  И наконец – режим свободной торговли позволит украинским компаниям интегрироваться в европейскую торговую систему, становится частью больших торговых цепочек. Вспомните, когда мобильная связь только развивалась, реклама показывала карту Украины с точками, охваченными покрытием. Сначала их было всего несколько, потом все больше и больше, пока оно не накрыло 99% территории страны. Так и с европейской интеграцией. Сейчас лишь некоторые компании интегрированы в общеевропейскую торговую систему. Благодаря режиму свободной торговли их будет все больше и больше. Откладывая ратификацию Соглашения об ассоциации мы остаемся в стороне от европейского рынка.

- Однако пролонгация автономных преференций позволит Украине обезопаситься от российских контрмер. При отсутствии нулевых пошлин на товары из ЕС у России не будет формальных причин повышать ставки на украинский экспорт.

- Ранее во взаимоотношениях с Россией мы апеллировали к Будапештскому соглашению. Россия его выполняла? Почему вы решили, только потому что мы на несколько месяцев отложим ратификацию соглашения с ЕС, что-то изменится и тот, кто нарушил одно оглашение, не нарушит другое? У меня такого впечатления нет.

- Соглашение с ЕС еще не ступило в силу, а мы уже заявляет о желании пересмотреть его отдельные позиции.

- Разве плохо, что у бизнеса есть инициативы дальше работать над Соглашением? Мы должны ему отказать? Наверно, нет.  Но мы должны сказать – господа, соглашение открыто к пересмотру, но есть четкая последовательность шагов. И первый шаг – это подписание самого документа и вступление его в силу. После этого начинается работа, которая часто даже не требует  внесение изменений в сам текст документа. Например, появилась новая директива ЕС, которая важна для бизнеса. Они приходят к нам и говорят, вот есть директива ЕС, к примеру - по заморозке продуктов. У нас в соглашения упоминаний об этой директивы нет. Нам надо начинать новый процесс переговоров. Мы будем встречаться, проведем кучу ненужной работы и согласимся, что Украине также необходимо принять и эту директиву. Потом пойдут все юридические процедуры и за  полгода, а может и за полтора года, мы все сделаем. Однако бизнес говорит, мы не можем так долго ждать - у меня есть все необходимое оборудование, есть потенциальные покупатели и мы готовы прямо сейчас начать экспорт в ЕС. Нужны ли нам новые переговоры, если мы можем просто принять эту директиву и поддержать бизнес?

- Речь идет о пересмотре квот на поставки в ЕС, в первую очередь - курятины и зерновых.

- Эти отрасли и вовсе говорят – нам не нужны квоты. Мы готовы к конкуренции и мы хотим полной либерализации торговли. Также активны производители меда, но пока они поставляют в рамках установленного объема квот.

- Реально добиться такой либерализации?

- Вопрос поставлен и наша задача добиваться. Только надо участь, что только что прошли выборы в Европарламент, грядут изменения в составе Еврокомиссии. Эти процессы влияют на ход переговоров. Кроме того, важна позиция и европейских потребителей. Если вы производите хороший товар и он пользуется спросом в ЕС, ваши торговые партнеры будут также лоббировать отмену имеющихся ограничений. Поэтому я думаю, что по мере продвижения украинских товаров в ЕС, вопрос дальнейшей либерализации будет подниматься с обоих сторон и в конечном итоге все ограничения будут убраны.

- Политические процессы в ЕС уже тормозят процесс евроинтеграции Украины. Например, в очередной раз было перенесено подписания Соглашения об открытом небе.

- Я не хотел бы проводить параллели между будущими изменениями в еврокомиссии и отсрочкой в подписании Соглашения об открытом небе.  Пока могу только сказать, что 27 июня этот документ подписан не будет. Очевидно, что внутреннее противоречие в этом соглашении – его территориальное применение, никаким образом не связано с Украиной. Поэтому я не вижу причин, почему смена еврокомиссии должна отрицательно повлиять на процесс украинской евроинтеграции.  Соглашение, когда оно уже подписано и прошло все процедуры, начинает жить своей жизнью. Степень влияния на него еврокомиссаров или министров крайне мала.

- Также хотелось спросить о ходе создания режимов свободной торговли с другими странами помимо ЕС. Ранее эти переговоры были заморожены, что происходит сейчас?

- С нашей стороны  ни одни переговоры не были заморожены. В силу политических событий последних полугода процесс переговоров ушел из активной фазы.  Было крайне сложно даже пригласить своих коллег на переговоры в Киев. Сейчас у нас возобновился диалог с Канадой. Мы сделали ревизию, где мы находимся и в разумный период мы можем выйти к конечному результату. Конечно, нас кое-что не устраивает…

- Что именно?

- Правила мы понимаем одинаково, после переговоров с ЕС в этой сфере нам очень легко работать. Вопрос в доступе на рынок по некоторым видам товаров аграрного сектора. И Украина, и Канада - -крупные сельскохозяйственные экспортеры, причем работаем мы в схожих сегментах.

- А с остальными странами, с которыми мы вели переговоры: с Турцией и Сербией?

- Что касается Турции, мяч на турецкой стороне поля. Мы готовы к очень серьезной либерализации, в первую очередь – в сфере агропрома. Вы знаете наш уровень амбиций в соглашении с ЕС, в том числе – по уровню открытости агропрома. Наши турецкие коллеги на такой уровень открытости не готовы. А в такой ситуации – когда по некоторым позициям сохраняются 100-процентные пошлины без обязательств дальнейшего снижения, наши товаропроизводители уже не видят  для себя интереса в таком соглашении. По Сербии – мы посылаем сигналы, что готовы к возобновлению переговоров и я думаю, что в ближайшее время эти переговоры возобновятся.  

- Выгодна ли для Украины зона свободной торговли, создаваемая ЕС и США?

- Очень выгода, особенно, если мы  успешно гармонизируем свою систему техстандартов с европейской. Эти два крупнейших игрока на мировом торговом рынке не просто говорят о снижении пошлин. Речь идет о гармонизации всех стандартов в единую систему мирового масштаба.  Именно поэтому такое соглашение очень интересно и для нас.

- Евросоюз принял решение о предоставлении Албании статуса кандидата в члены ЕС. Албанская экономика не сильнее украинской. Означает ли это, что и Украина вскоре сможет получить такой статус?

- Это разные процессы. Албания – это часть балканского стабилизационного процесса и мне очень не хочется верить, что ситуация в Украине будет развиваться по балканскому сценарию. Хотя ситуация на востоке страны может напоминать Югославию, мы должны избежать такого сценария. Военный конфликт является серьезнейшим препятствием нашей дальнейшей евроинтеграции. Страна, где идет война и террористы занимаются произволом, не может сконцентрироваться на адаптации ценностей ЕС.  Хочется надеется, что подписание Соглашения с ЕС станет фактором, стабилизирующим ситуацию в страну.

- Когда же Украина сможет подать заявку на членство в ЕС?

- Давайте сначала ратифицируем Соглашение и будем его последовательно реализовывать. Что касается дальнейшей интеграции, то напомню, что Польше понадобилось для этого 10 лет – от подписания зоны свободной торговли до вступления. При этом у меня иногда складывается впечатление, что наша активность и наш задор часто заканчивается после подачи заявки. Сколько времени нам понадобилось на принятие образца биометрического паспорта? Несколько лет! Так сколько же лет нам нужно будет готовиться к подаче заявки на членство, если для этого нам предстоит решить множество непростых задач?  

Интервью взял Юрий Панченко, 

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua