Замглавы МИД Польши: "Обсуждение третьей фазы санкций ведется вполне серьезно"

Понедельник, 28 июля 2014, 08:47 — Сергей Сидоренко, ЕвроПравда, из Варшавы
Фото МИД Польши

С Хенрикой Мощицкой-Дендыш, заместителем министра иностранных дел Польши, корреспондент ЕвроПравды встретился в Варшаве, где принял участие в одной из панельных дискуссий в рамках ежегодного собрания послов Польши.

Участники пятидневного закрытого дипломатического мероприятия говорят, что украинская тематика всплывала во время всех без исключения панелей - даже там, где она не была предусмотрена изначально.

Польша является одной из тех стран, которые прекрасно осознают, что Россия - если дать ей волю - не остановится ни на границе Донбасса, ни на границе Украины. В Варшаве прекрасно понимают, что Кремль можно только остановить. И сделать это способен только мощный игрок - такой, как Евросоюз.

Но для этого масштаб проблем должны осознать все без исключения страны-члены Евросоюза, ведь решения по вопросам безопасности в ЕС принимаются консенсусом.

И поляки работают над тем, чтобы это произошло.

Хенрика Мощицка-Дендыш курирует в польском МИД вопросы сотрудничества с ЕС. Поэтому именно она в коротком интервью рассказала ЕвроПравде о том, какие перспективы имеет диалог в ЕС по поводу санкций в отношении РФ, а также о европейских перспективах Украины.

"Мы не ставим под сомнение географические карты"

- Какими вы видите место и роль Украины в Европе?

- Ответ на этот вопрос в наибольшей мере зависит от украинцев. Именно они должны определять направление развития страны и выбирать, к какому сообществу они принадлежат. Второй фактор, определяющий место вашей страны в Европы - реформы, которые вам предстоит провести. Опять же, тут все в ваших руках.

А мой ответ на вопрос о будущем Украины в ЕС очень прост.

Статья 49 Договора ЕС говорит, что любая европейская страна может стать членом Евросоюза, если будет соответствовать критериям, в основе которых - демократия и европейские ценности.

Но поскольку географическая принадлежность Украины к Европе ни у кого не вызывает вопросов, вопрос только в одном - в выполнении вами этих критериев.

- Тем не менее, в официальных документах ЕС до сих пор не признана европейская перспектива Украины или даже ее статус как европейского государства (European state).

- Мы же не ставим под сомнение географические карты, верно? Границы европейского континента давно определены.

Поэтому на каждой встрече, когда возникает такая дискуссия - и с европейскими партнерами Польши, и с Украиной - мы напоминаем о том, что статья 49 довольно четкая и не дает возможности для разночтений.

- Какие главные вызовы вы видите перед Украиной на пути к ЕС?

- Конечно же, речь идет о реформах. Украина должна провести приблизительно те же преобразования, что прошли в Польше после 89 года. Конечно, ситуация не идентична; конечно же, путь будет иным.

Но ключевой фактор успеха должен быть тем же, что был у поляков - решительность и целеустремленность государственных элит в вопросе сближения с ЕС.

- Сегодня основное внимание ЕС приковано к ситуации в сфере безопасности. Не видите ли вы угрозы того, что в какой-то момент Европа предпочтет "забыть" об Украине, оставив ее в сфере влияния России, лишь бы был мир?

- Нет, я не вижу такого риска. Скажу честно, я в этом смысле не вижу большой разницы с тем, что было в Центральной Европе в 1990-х годах.

Российский президент того времени Борис Ельцин был категорическим противником евроатлантической интеграции Польши. Россия пыталась сказать категорическое "нет" нашему членству в НАТО.

Я согласна, ситуация в Украине иная и более сложная из-за продолжающихся столкновений.

Это усложняет работу вашего правительства и президента. Но если ваши элиты все же будут целенаправленно  работать над продвижением в ЕС, то будет и поддержка со стороны самого ЕС.

- Тем не менее, в Украине нередко складывается впечатление, что о Крыме в ЕС уже "забыли". Как бы этого не случилось в отношении всей страны.

- Вы неправы. Позиция и Польши, и всего ЕС по Крыму - очень четкая, она не менялась. Нелегальная аннексия Крыма Россией - очень опасный феномен, которые скорее соответствует логике XIX столетия и точно недопустим в XXI веке. Такой же позиции придерживается все мировое демократическое сообщество. И я не допускаю возможности, что об этом "забудут"

"Катастрофа MH17 изменила восприятие происходящего"

- В ЕС давно ведется дискуссия о введении секторальных санкций в отношении России. Честно говоря, в Украине все меньше веры в то, что Европа решится на этот шаг. А вы в это верите?

- Да, я верю. Это становится возможным, поскольку настроения в ЕС меняются.

- Настроения давно меняются, но мы уже устали шутить, что ЕС собрался, чтобы выразить "серьезную обеспокоенность".

- ... и "глубокую озабоченность" (смеется).

- И когда же это изменится?

- ЕС - структура, которая требует консенсуса для принятия решения. В некоторых государствах это занимает больше времени (чем хотелось бы - Европравда). Но мне кажется, что в украинском случае мы достигли успеха. Мы выступаем с совместными заявлениями, Европа говорит одним голосом.

Я понимаю, что для вашей страны сказанного может быть недостаточно.

Тем не менее, давление ЕС (на Россию) есть и оно постепенно нарастает.

- Что ж, окей, к санкциям многие страны-члены ЕС пока не готовы. Но у них есть понимание того, что события Украине спровоцированы Россией? Или тут тоже нет консенсуса?

- Как раз здесь, думаю, понимание очень четкое. И катастрофа авиалайнера MH17 изменила восприятие происходящего, изменила общественное мнение во многих странах Западной Европы. И теперь эти страны гораздо ближе к тому, чтобы воспринять это не просто как внутриукраинский конфликт.

- У Польши, как и у ряда других стран-членов ЕС, высокий товарооборот с Россией. Бизнес не будет блокировать санкции?

- Что касается Польши, то министр Радослав Сикорский высказался предельно четко. Не смотря на то, что у нас высокий уровень торговли с РФ, в какой-то момент нам придется перейти к обсуждению экономических санкций. Даже если введение таких санкций нанесет урон нашему бизнесу.

- ... перейти к обсуждению или к решению о введении санкций?

- Мне кажется, что второе является логическим следствием первого.

В других странах ЕС введение санкций также входит в компетенцию правительства, а не бизнес-кругов. Конечно, экономическое лобби зачастую играет значительную роль, но я убеждена, что на этой стадии будет принято политическое решение.

Важно также понимать, что обсуждение третьей фазы (секторальных санкций в отношении РФ - ЕвроПравда) уже началось и ведется вполне серьезно. Сейчас, после недавнего решения Совета ЕС и в соответствии с ним, предметом обсуждения стали конкретные инструменты введения таких ограничений.

Обсуждается, условно говоря, "первая ступень третьей фазы" санкций, которая охватит такие сектора как оборонная промышленность, товары двойного назначения, а также высокие технологии, в особенности - направленные на использование в энергетическом секторе.

Это - конкретные сектора российской экономики.

- Зимой нас, наверное, ждет виток газовой войны. ЕС готов к этому?

- Ситуацию в энергетическом секторе ЕС обсуждает очень серьезно. В том числе мы накапливаем резервы, чтобы в случае необходимости провести следующую зиму без значительных перебоев в энергоснабжении.

Конечно же, это больший вызов. Конечно же, у этой задачи нет быстрого решения.

Наш ответ должен быть комплексным, он должен включать повышение энергоэффективности. И в этом вопросе Украине есть над чем работать. Впрочем, и Польше тоже.

Также в ЕС всерьез работают над необходимостью создания принципиально нового, более конкурентного энергорынка. Но это - задача на следующие годы.

"Продление односторонних льгот ЕС будет проблематичным"

- Сейчас против Украины ведется не только экономическая и энергетическая война. У нас идут реальные боевые действия. И даже если завтра все вдруг закончится, в Украине останется разрушенная инфраструктура восточного региона. Поможет ли ЕС в ее восстановлении?

- Конечно! ЕС изначально, согласовывая пакет помощи Украине, предполагал, что часть средств будет направлена на обновление инфраструктуры Украины.

Я полагаю, что в нынешних условиях  часть этой помощи может быть направлена на восстановление конкретных объектов на Востоке Украины.

- Но в том пакете помощи, что был предложен Украине в марте-апреле, львиная доля средств предоставлялась в виде кредитов. Возвращать кредиты после войны будет непросто. Возможно ли, что ЕС выделит невозвратную помощь на эти цели?

- Давайте вернемся к конкретике, когда такое выделение средств будет на повестке дня. В распоряжении ЕС есть немало финансовых инструментов, в том числе - в рамках Европейской политики соседства.

- Украина до сих пор не ратифицировала СА. Является ли это проблемой?

- В этом процессе действительно есть крайний срок - 1 ноября заканчивается действие односторонних торговых преференций.

Если мы не успеем, то продление односторонних торговых льгот со стороны ЕС будет проблематичным. Поэтому этот срок достаточно конкретный.

Что касается аналогичных действий Польши - ратификация в нашем парламенте ожидается в сентябре. Возможно, это будет в конце месяца, возможно - немного раньше.

Нам нужно подготовить переводы всех документов, мы планируем завершить эту работу в конце августа - в начале сентября. Затем правительство должно официально утвердить пакет документов и передать их в парламент.

- Верите ли вы, что украинские товары, получив доступ на европейский рынок, станут на нем конкурентными?

- Мне этот вопрос очень напоминает о том пути, который прошла  моя страна.

Похоже, в Украине по этому поводу сейчас ведется точно такая же дискуссия, как была у нас в Польше в 1990-х, а в особенности - перед членством в ЕС.

Первое время вам действительно будет сложно конкурировать на европейском рынке, ведь там иные принципы конкуренции. Стандарты продукции - принципиально иные. В ЕС другой подход к контролю качества, к санитарным нормам и так далее.

Это не так сложно, как может показаться, но компаниям-производителям нужно изучить европейские требования и выполнять их.

Поэтому вначале будут сложности, но впоследствии, когда вы докажете, что ваша продукция действительно качественна, что она соответствует европейским стандартам, придет успех.

Здесь есть четкая аналогия с тем, что прошла моя страна, Польша, при выходе на европейский рынок.

Взгляните на польскую пищевую продукцию. В самом начале пути - в 1990-х - никто не мог даже поверить, что этот сектор может быть интересен для европейских партнеров. У нас все было иначе. Но сегодня это - ключевая позиция нашего экспорта.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua