Егор Божок: Наша цель – участие оборонпрома Украины в производственной цепочке НАТО

Пятница, 18 сентября 2015, 08:48 — Сергей Сидоренко, Европейская правда, Брюссель-Киев

В понедельник начнется первый визит в Украину генсека НАТО Йенса Столтенберга. Его приезд планировали уже давно – он мог состояться еще весной, но планы изменились.

Хотя уровень и наполненность нынешнего визита доказывает: иногда лучше подождать и получить больше.

Столтенберг не только проведет "джентльменский набор" встреч с руководством страны, не только откроет совместные учения Украины и НАТО, но и примет участие в заседании СНБО и подпишет договор об открытии – впервые за время Независимости – дипломатического представительства НАТО.

Накануне этого визита и.о. руководителя миссии Украины при НАТО Егор Божок раскрыл детали предстоящих переговоров. И если намерения Украины об интеграции украинского ВПК и промышленности стран НАТО будут реализованы, это станет настоящей, а не мнимой победой.

Об этом и многом другом – в интервью дипломата "Европейской правде".

"Мы рассчитываем, что НАТО поможет восстановить Военно-морские силы"

– Уже объявлено, что во время визита генсека Украина и НАТО подпишут определенные документы. О чем именно идет речь?

– Будет соглашение о представительстве НАТО в Украине. Также подпишем дорожную карту сотрудничества в сфере стратегических коммуникаций. Речь идет также о документе об углублении оборонно-технического сотрудничества.

Да и вообще, нужно систематизировать все наше взаимодействие по реформированию сектора безопасности и обороны Украины, которое сейчас происходит, обсудить наши дополнительные потребности и, возможно, начать новые программы и проекты НАТО по поддержке Украины в реформировании сектора безопасности и обороны.

Еще одна важная деталь.

Генсек вместе с президентом Украины откроет учения Украина-НАТО по гражданской защите на Яворовском полигоне. И это будет впервые в истории партнерств НАТО, когда глава Альянса открывает учения в стране-партнере.

– Чего конкретно мы будем просить у НАТО для модернизации армии – помимо того, что уже предоставляется Украине?

– Во-первых, надо понимать, что НАТО уже принял решение поддерживать Украину, укреплять ее обороноспособность, в том числе в связи с этой неслыханной агрессией со стороны Российской Федерации. Причем НАТО выбрал для себя самое сложное направление – реформирование "хребта" украинской армии, а именно системы командования и управления, а также логистики и стандартизации.

Звучит коротко, а на самом деле это означает серьезную работу, глубинные изменения и преобразования. Поэтому трастовые фонды НАТО, уже созданные для Украины, мы надеемся, будут действовать довольно долго – до момента, пока командная структура вооруженных сил Украины не будет полностью реформирована в соответствии с наиболее прогрессивными мировыми стандартами.

Кроме того, в результате агрессии были почти полностью уничтожены некоторые наши мощности в оборонной сфере, например, военно-морские силы. Конечно же, нам их надо восстанавливать, и делать это нужно по современным стандартам.

Это одно из направлений, в котором мы рассчитываем на дополнительную помощь от НАТО.

Еще одна болезненная проблема – разминирование. Поддерживаемые Россией террористы нарушают все правила, оставляя за собой заминированные территории, объекты и тому подобное, и это не секрет. И наших национальных ресурсов здесь не хватит, поэтому мы рассчитываем на поддержку НАТО, которая позволила бы развить дальше нашу национальную систему противоминной деятельности.

"Если мы внедряем стандарты НАТО, то потребуется их совет"

– Объявлено, что состоится заседание Совета национальной безопасности и обороны Украины с участием генсека. В чем суть, зачем это нужно?

– Реформирование сектора безопасности и обороны – одна из основных задач Совбеза. 

В то же время наибольшая помощь в реформировании сектора безопасности и обороны Украины поступает именно от НАТО. Поэтому такое заседания является логичным и необходимым. Надо обсудить достигнутое, согласовать планы на будущее и возможные дополнительные инициативы, проекты в рамках сотрудничества Украины с НАТО.

– Но СНБО – это прежде всего не место встречи, а механизм принятия решений. Поэтому, как я понимаю, без интеграции структур НАТО с СНБО эффекта не будет, будет лишь разовая беседа с генсеком.

– Я бы говорил не об интеграции, а скорее об оптимизации уже существующего взаимодействия, чтобы ускорить его эффект.

Мы должны по результатам этого заседания согласовать конкретный план работы и действенный алгоритм взаимодействия сектора безопасности и обороны Украины с профильными органами НАТО для проведения реформ.

– Будет ли процедура участия НАТО в принятии или разработке решений?

– Нет, это всегда было, есть и будет национальной прерогативой. В то же время наши национальные решения, поручения и тому подобное надо было бы координировать с профильными экспертами НАТО.

Потому что если мы решили воплощать в себя стандарты НАТО, нам будет нужен совет тех, кто эти стандарты формирует.

Такие консультации не будут "обязанностью". Решение, что обсуждать, а что нет, будет оставаться национальной прерогативой. В то же время логично было бы проводить консультации с НАТО по тем направлениям, где есть конкретные проекты и программы взаимодействия с Альянсом.

И тут очень кстати будет открытие представительства НАТО. Наконец, мы получим полноценное представительство Альянса как международной организации в Украине – такое, каким, например, является представительство ЕС.

Мы рассчитываем, что это повлечет за собой увеличение его ресурса, кадрового потенциала и объема работы, которую может проводить представительство НАТО в Украине.

"Бюджет Russia Today в сто раз больше бюджета нашей контрпропаганды"

– Будет ли создан трастовый фонд по контрпропаганде, о котором Украина уже просила партнеров по Альянсу?

– Я не готов сейчас говорить о том, в какой форме будет учрежден такой проект, но могу утверждать однозначно: он будет. Точнее, не так учрежден, как формализован, поскольку сотрудничество между Украиной и НАТО в данном направлении уже ведется.

Мы хотим от Альянса объединения усилий и ресурсов, потому что очевидно, что на сегодня силы России и Украины в вопросе пропаганды и, соответственно, борьбы с ней – неравные.

По моим данным, только бюджет Russia Today в сто раз превышает бюджет всех украинских структур, которые пытаются заниматься вопросами борьбы с роспропагандой.

– Усилия Альянса будут направлены на деятельность в Украине или за рубежом? Ведь российская пропаганда на территории стран НАТО тоже является проблемой.

– Я бы сказал, что второй фокус будет главным, но мы не оставим без внимания и украинскую аудиторию.

Здесь надо понимать, что стандартными методами бороться с российской пропагандой трудно. Россия выделяет на это огромные ресурсы, поэтому мы должны мыслить креативно, нужны новые подходы и концепции. Должен быть нетворкинг, широкое привлечение неправительственного сектора, актива общественности, качественной прессы и т.п.

И я убежден, что этот проект или трастовый фонд будет учрежден уже в ближайшее время, и активная часть неправительственного сектора Украины присоединится к его реализации. Потому что на официальном уровне бороться с пропагандой значительно труднее, чем с помощью общественных инициатив, которые могут быстрее добраться до умов и сердец людей, которых зомбирует пропаганда.

– Насколько вообще страны-члены Альянса осознают исходящую от РФ опасность? Есть мнение, что это беспокоит Балтию или соседей Украины, но вряд ли – Грецию или Францию.

– Я не соглашусь с этим.

На сегодня в НАТО сформулированы две угрозы безопасности Евроатлантического пространства. Первая – российская агрессия, вторая – исламский терроризм. А принцип деятельности и работы НАТО – это соблюдение баланса.

Поэтому я бы категорически не согласился с мнением, что НАТО будет уделять больше внимания одному из этих вопросов. Внимание к ним будет одинаковым. И об этом свидетельствуют шаги Альянса по усилению собственной обороноспособности.

"Если будет нужно, страны НАТО отправят к нам свой воинский контингент"

– Вы упомянули, что учения в Яворове будут особенными. Чем именно?

– Во-первых, они станут первыми в истории НАТО учениями в стране-партнере, которые откроет генеральный секретарь Альянса. Во-вторых, мы ожидаем на этих учениях более тысячи представителей государств-членов и партнеров Альянса.

Масштаб и комплексность этих учений можно оценить исходя из того, что на них будут отрабатываться пять сценариев.

Первый сценарий – это взрыв на угольной шахте, второй – инцидент на химическом заводе, третий – террористический акт или инцидент на железной дороге. Четвертый сценарий – это пожар, в том числе лесной. И пятый – применение телемедицины во время спасательных операций. В Украине будет продемонстрирована американская система телемедицины.

Как вы можете понять, все эти сценарии – не новые и не чуждые Украине.

– То есть ни один из них не является сугубо военным!

– НАТО проводит не только военные учения, такое восприятие ошибочно.

Существенную часть работы Альянса составляют планирование на случай чрезвычайных ситуаций и гражданская защита. Есть специальный комитет НАТО, Евроатлантический координационный центр реагирования на катастрофы, который одним из первых вовлекается во время масштабных чрезвычайных ситуаций, которые происходят в мире.

Мы стараемся участвовать во всех учениях, проводимых НАТО как организацией или странами-членами и партнерами Альянса.

Сейчас в Венгрии проходят учения, украинский контингент в них участвует. В октябре украинский контингент примет участие в крупнейших в истории учениях НАТО Trident Juncture.

Конечно, приходится учитывать ситуацию в сфере безопасности, мы должны также концентрировать военные силы и средства для противодействия агрессии со стороны РФ, но мы не можем останавливать процесс трансформации и достижения взаимосовместимости с НАТО.

– В свое время Украина помогала странам-членам Альянса, отправляя воинский контингент или же персонал в Ирак, Афганистан. Что говорят партнеры – готовы ли они сделать такой же шаг и в случае, если будет запрос от Украины, прислать к нам своих военных?

– В этих вопросах есть четко определенная процедура. Члены и партнеры Альянса, в том числе Украина, посылают свои контингенты для участия в операциях и миссиях Альянса, которые начинаются по решению Совета безопасности ООН.

Но если в Украине будет миротворческая миссия, утвержденная решением Совбеза ООН, то я убежден, что страны-члены и партнеры НАТО пришлют к нам свои воинские контингенты.

"Надо восполнить то, что мы потеряли,
когда прекратили оборонно-техническое сотрудничество с Россией"

– Вы упомянули о готовящихся изменениях в оборонно-техническом сотрудничестве. О чем речь?

– Мы действительно рассчитываем в рамках визита генсека достичь договоренностей об углублении оборонно-технического сотрудничества между Украиной и НАТО. Решения будут направлены на модернизацию и реформирование оборонно-промышленного комплекса (ОПК) Украины согласно стандартам НАТО.

– О чем идет речь? Правильно ли я понимаю, что произойдет постепенный переход нашего ОПК на натовские стандарты с последующим экспортом продукции ОПК в страны-члены НАТО?

– Первое – это стандартизация. Мы должны воплотить стандарты НАТО в оборонной промышленности Украины, и об этом мы хотим конкретно договориться с Альянсом, чтобы они нам помогли это сделать.

Плюс мы говорим о налаживании кооперации между предприятиями оборонной промышленности Украины и предприятиями оборонной промышленности стран-членов НАТО. В том числе чтобы восполнить то (объемы производства), что мы потеряли, когда прекратили оборонно-техническое сотрудничество с Россией.

Конечно, конечной целью такого взаимодействия мы видим включение предприятий ОПК Украины в производственную цепочку предприятий оборонной промышленности стран-членов НАТО.

Мы на это рассчитываем, и это теперь – наша конечная цель.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua