"Отложенная" ассоциация. Скрытые детали

Понедельник, 15 сентября 2014, 11:08 — Сергей Сидоренко, Европейская правда
прес-служба президента

С вечера пятницы украинский сегмент соцсетей заполнили сообщения типа "нас опять сливают, ассоциацию продали России".

Нервные обсуждения имели основания. Трехсторонняя договоренность Украина-Россия-ЕС об отсрочке запуска зоны свободной торговли оказалась неожиданной для всех.

А ее содержание и последствия были (да и остаются) непонятными большинству проевропейски настроенных граждан.

Отсутствие информации порождает подозрения. Поэтому обвинения, звучащие сейчас в адрес президента Петра Порошенко, достаточно понятны.

К тому же за последние месяцы президент и его команда сделали немало для того, чтобы их слова об ассоциации воспринимали с недоверием.

Итак, "Европейская правда" в ответ на многочисленные просьбы читателей попытается объяснить брюссельские договоренности.

Без истерик, но одновременно – не замалчивая проблем, которые действительно существуют.

Что случилось?

Суть договоренностей, которые были достигнуты в Брюсселе, украинский МИД изложил корректно (хоть и не сразу).

Мы также приведем ключевые тезисы, а также разъяснения к ним, а уже потом – расскажем, как принималось это небанальное решение и как оно повлияет на Украину.

1) Соглашение об ассоциации принято условно разделять на две части – политическую и торговую. Согласно существующим в ЕС процедурам, стороны должны были с 1 ноября начать "временное исполнение" торговой части СА. Теперь этот срок отодвинут на 1 января 2016 года.

2) Соглашение об ассоциации будет ратифицировано Верховной радой во вторник. Ратификация пройдет в полном объеме.

3) Соглашение остается целостным документом. НЕТ юридического пути к тому, чтобы в 2016 году, по завершении переходного периода, Украина "отменила" торговую часть или решила "исправить" ее, оставив остальную часть документа ратифицированной.

Или все – или ничего.

Отказ Киева (или Брюсселя) в течение 2015 года от любых обязательств в рамках документа будет означать, что соглашение будет отменено в целом, переговоры должны начаться с нуля.

4) Нынешнюю ситуацию нельзя сравнивать с 2013 годом, когда Янукович не только заморозил сделку, но и объявил, что намерен изменить обязательства Украины. То есть – о намерении уничтожить соглашение и начать переговоры с нуля.

Сейчас Киев в официальных заявлениях исключает возможность того, что в течение 2015 года будут инициированы следующие изменения документа. Это очень важно.

5) Согласно нумерации, торговая часть СА является лишь одним из 8 разделов договора, но по объему – это 80 % документа. Торговый раздел - это суть Соглашения. Он не только создает зону свободной торговли (ЗСТ), но и обусловливает адаптацию экономики Украины к европейским стандартам.

Без выполнения данного соглашение теряет смысл и важность. Поэтому не стоит преуменьшать значимость брюссельских договоренностей.

Как не стоит и ограничиваться вопросами экспорта и импорта: экономические реформы – не менее важны.

6) Чтобы отсрочка не оказала негативного влияния на экономику Украины, ЕС в одностороннем порядке отказывается от взыскания пошлин с украинских товаров до 2016 года. То есть вводит односторонний режим свободной торговли. Такой режим действует уже сейчас, он просто будет продлен.

Но, напомним, ЗСТ является только частью торгового раздела СА.

До полноценного выполнения соглашения часть наших товаров (сельхозпродукция, преимущественно животного происхождения) не сможет экспортироваться в ЕС по упрощенным процедурам.

7) Формально временное выполнение сделки (без торгового раздела) все равно начнется 1 ноября. Но де-факто из политической части будут работать лишь несколько статей, другие – ожидают ратификации в странах членах ЕС (это – особенности процедур Евросоюза). То есть работать начнет "рамка" без наполнения.

8) В ответ на согласие Европы затормозить ассоциацию Россия пообещала не вводить до 2016 года торговые санкции против Украины. Но это обещание почти наверняка не будет соблюдено (ниже подробно объясним, почему).

Кто автор?

Решение об отсрочке торгового соглашения принято, чтобы выполнить требование России. Это – неоспоримый факт, пусть даже официальные Киев и Брюссель пытаются доказать обратное.

Без претензий Кремля ни Украина, ни ЕС даже не задумывались бы о такой возможности.

Между тем многочисленные источники "Европейской правды" свидетельствуют, что автором компромиссного пакета в этот раз была не российская, а европейская сторона.

"От нескольких стран ЕС поступил ультиматум: они заявили, что заблокируют ратификацию ассоциации в своих парламентах, если не будет найден компромисс с Россией относительно вступления соглашения в силу. Так появилась это предложение", – рассказал "Европейской правде"  один из украинских чиновников, который встречался в выходные с президентом Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу и слушал его объяснения.

Министр иностранных дел Павел Климкин в разговоре с ЕвроПравдой в воскресенье не согласился с термином "блокирование ратификации", но подтвердил, что определенное давление некоторых стран-членов действительно имело место.

"Блокирования нет. Но есть ряд стран, которые хотели бы, чтобы мы договорились с Россией об общей ситуации, а также о графике выполнения соглашения. Они считают, что без таких договоренностей ситуация может развиваться неконтролируемо", – заявил министр.

Украинское общество привыкло обвинять во всех бедах Германию, но, по данным ЕвроПравды, это – не тот случай. У немцев были свои предложения относительно того, каким должен быть компромисс, но в конце концов Берлин согласился воспринять идею об отсрочке торговой части соглашения.

Движущей силой данного пакета стал Париж, а также некоторые столицы "южного пояса" ЕС, свидетельствуют источники.

К слову, "Европейской правде" доподлинно известно, что для официального Киева такое предложение стало неожиданным. Киев ехал в Брюссель со своим пакетом предложений, который был разработан в развитие предыдущих российских требований. Мы имели возможность ознакомиться с переговорной позицией Киева к Брюссельскому раунду, в ней речь шла лишь о точечных исключениях из сферы деятельности торгового соглашения.

А уже в Брюсселе украинская переговорная команда узнала о новых идеях от представителей ЕС и, после консультаций с Киевом, согласилась.

Сейчас некоторые европейские политики и чиновники делают заявления о том, что Киев сам попросил Брюссель не переходить к режиму свободной торговли, а продолжить односторонние торговые преференции. Такие заявления должны уменьшить роль, которую играла Россия в переговорах по соглашению. Но это – откровенная неправда.

При чем здесь вообще Россия?

Договоренность об отсрочке соглашения зафиксирована в трехстороннем заявлении, под которым стоит подпись главы российского Минэкономразвития Алексея Улюкаева.

Возникает логичный вопрос – какое отношение имеет правительство РФ к нашему двустороннему соглашению с ЕС?

Отметим, что появление России в этом формате не является неожиданным. Это – не первый раунд трехсторонних консультаций. Но если раньше за ними следили преимущественно эксперты, то обнародованные договоренности привлекли внимание широкой общественности.

И, наконец, даже эксперты до последнего момента надеялись, что обойдется без трехстороннего документа, который фиксирует влияние России на Соглашение.

Это самая большая политическая проблема брюссельских договоренностей и самое большое достижение Путина в этом контексте.

Фактически стороны признали право Кремля влиять на торговые договоренности между другими независимыми субъектами.

Без сомнения, Путин еще не раз будет возвращаться к этой практике, настаивая, что 12 сентября был создан международно-правовой прецедент, который дает ему такое право.

Отметим, что наибольший вред эта проблема способна нанести не Украине, а Евросоюза.

Киев и без того знает цену обещаниям Кремля, а Путин и без того вмешивался и будет вмешиваться в наши внутренние дела. Поэтому уступки Москве для нас очень неприятны, но не более того.

А вот для ЕС этот прецедент довольно опасен в практическом смысле.

Приведем простой пример. Сейчас проходят исторические переговоры между Европой и США о создании трансатлантической зоны свободной торговли. Что будет, если после подписания этого соглашения на сцену выйдет Китай и потребует его отсрочки и начала консультаций с Пекином? Ведь аналогия относительно влияния на китайскую экономику – столь же точная, как в случае претензий России, которые ЕС "признал" в украинском прецеденте.

Именно поэтому Брюссель пытается постфактум убедить мир, что Россия здесь ни при чем, а все изменения сделаны "по запросу Киева".

Но это – проблема ЕС. В данном материале мы не будем исследовать ее основательно.

Что получим?

Начнем с положительных последствий реализации брюссельских договоренностей – в сравнении с тем вариантом, если бы торговую часть соглашения начали применять 1 ноября 2014 года (как и планировали еще по состоянию на четверг).

Украинская власть не устает распространять комментарии о том, что договоренность "исключительно выигрышная" – ведь в украинский бюджет и дальше будут поступать пошлины, которые имели бы обнулиться при условии полноценного применения ЗСТ.

С этим сложно не согласиться.

Если оценивать только прямой экономический эффект, то введение односторонних преференций вместо двусторонних, конечно же, выгодно Украине.

Но объем поступлений в бюджет будет относительно небольшим. ЕС, предлагая "односторонку", прекрасно понимал, что финансово он понесет минимальные потери.

Больше трех месяцев назад правительство делало расчеты того, сколько таможенных сборов недополучит Украина за первый год действия соглашения. Речь шла о 3,88 млрд грн. Но эти расчеты основывались на прошлых, докризисных объемах импорта. Недавно стало известно, что в первом полугодии импорт упал почти на 20%. Нет сомнения, что во второй половине года ситуация только ухудшится.

Поэтому реальное годовое сохранение таможенных платежей не превысит 3 млрд, то есть будет меньше 200 млн евро. В масштабах ЕС это копеечная сумма. Для украинского кошелька она станет приятным и важным поступлением (учитывая кризис), но не критически большим, ведь речь идет менее чем об 1% доходной части бюджета.

В то же время надо понимать, что сохранение импортных пошлин вместо их обнуления – это соответствующее подорожание товаров для потребителя. То есть в конечном итоге эти 3 млрд грн заплатят не европейские поставщики, а жители Украины.

Плохого в этом ничего нет, во времена войны граждане должны всячески помогать государству и государственному бюджету. Но надо быть честным с самим с собой, когда оцениваем, кто за что на самом деле платит.

Второе положительное следствие брюссельских договоренностей – "торговое перемирие" с Россией.

Правительство РФ в лице министра Улюкаева официально и письменно взяло на себя обязательство не инициировать исключение Украины из режима свободной торговли с Таможенным союзом.

Напомним, Россия имеет такое право по договору о ЗСТ в рамках СНГ, за что надо поблагодарить Николая Азарова, который согласился включить данное положение в соглашение о ЗСТ, нарушив тем самым президентские директивы.

При условии жесткой экономии такое обещание Москвы – действительно важный фактор. Даже несмотря на уменьшение товарооборота с РФ.

В России, в отличие от Украины, очень высокие таможенные ставки, поэтому их повышение с нуля до уровня стандартной пошлины сделает немало поставщиков неконкурентоспособными на российском рынке. То есть некоторые наши производители потеряют не только часть прибыли, но и рынок в целом.

"Нынешнее состояние украинской экономики таково, что экономические шоки, которые ожидаются в ряде отраслей, например в машиностроении, будут непосильными для страны", – прокомментировал для ЕвроПравды возможную торговую войну будущий вице-президент ЕК Валдис Домбровскис.

Однако с этим "плюсом" также не все очевидно. ЕвроПравда ожидает, что "перемирие" продлится не слишком долго. Оно способно продержаться до конца 2015 года ТОЛЬКО в том случае, если Украина откажется выполнять свои обязательства в рамках ассоциации.

То есть – если Порошенко пойдет путем Януковича.

Обращаем ваше внимание, что Улюкаев в пятницу не только подписал трехсторонний документ с обещанием сохранить режим свободной торговли. Он также сделал отдельное заявление: в случае, если "партнеры нарушат договоренности и начнут выполнения торговой части", Россия вернется к вопросу торговых ограничений против Украины.

"Мы прекрасно понимаем, что Кремль вкладывает в эти слова не только вопросы беспошлинных поставок, но и вопрос реформ. И как только мы продолжим внедрять европейские техрегламенты или адаптацию фитосанитарии в рамках наших обязательств по ассоциации, сразу получим ответ Кремля", – признается один из собеседников в правительстве.

"Мы понимаем, что Россия может обмануть и ввести ограничения несмотря на то, что мы ввели односторонний режим ЗСТ", – признается источник в Еврокомиссии.

В минувшие выходные премьер, президент и глава МИДа публично пообещали, что будут проводить все без исключения реформы, включая те, что записаны в "отложенной" торговой части.

Правительственный чиновник в разговоре с ЕвроПравдой на форуме YES признал, что Киев хочет перехитрить Россию, "симулируя" отсутствие реформ. "Мы подготовим все реформы и имплементируем их под конец следующего года большим пакетом", – пояснил он.

Но есть несколько "но".

Во-первых, такой сценарий будет означать, что ближайший год Украина проведет без ключевых реформ. Является ли это приемлемым для общества сценарием выполнения Соглашения об ассоциации?

Вряд ли.

Во-вторых, уже в ближайшую неделю Кабмин планирует рассмотреть и принять план действий по имплементации СА. В нем сейчас прописаны все реформы – в том числе торговые. При желании Россия может использовать даже этот правительственный документ, чтобы вернуться к санкциям.

Итак, подведем итоги. Ничего катастрофического в брюссельских договоренностях нет. Аналогию с решением правительства от 21 ноября 2013 года ни в коем случае проводить нельзя.

Да, политически уступка РФ в отношении ассоциации является опасным прецедентом. Но соглашение все же будет ратифицировано. А финансово новая схема даже является прибыльной для государства.

Между тем говорить, что новые договоренности безусловно выгодны – тоже не честно. Ведь они стимулируют власть тормозить реформы.

Вместо эпилога. Об откровенности и открытости.

Напоследок хотелось бы вернуться к действиям президента Порошенко и его команды, которые, по мнению "Европейской правды", лично сделали немало для того, чтобы в пятницу, субботу и воскресенье в их адрес пошел вал обвинений.

Именно они виноваты в том, что даже эксперты ищут двойное дно в договоренностях с РФ.

Украинское общество сейчас требует от политиков откровенности и открытости. По крайней мере – в таких чувствительных и стратегически важных вопросах, как евроинтеграция.

К сожалению, новая власть этого до сих пор не поняла.

Ведь мы два с половиной месяца слышали от Порошенко, Чалого и Климкина сомнительные заявления о причинах, по которым Соглашение об ассоциации не вносится в парламент. Пояснения властей по поводу "доиельных технических процедур" вызвали у экспертов сначала улыбку, а потом – раздражение и подозрение.

И если за два дня до планируемой ратификации соглашения Порошенко не может найти время для его внесения в парламент и не обосновывает свои действия, то вариантов объяснения этого возникает только два.

Он или уже торгуется с Россией по соглашению, или предполагает, что придется с ней торговаться.

Поэтому завершить текст хотелось бы словами: "Давайте жить по-новому, Петр Алексеевич". В том числе и в сфере информационной политики.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua