НАТО и украинцы. Повлияет ли общество на перспективы вступления в Альянс?

Вторник, 30 июня 2015, 15:55 — Сергей Солодкий, Институт мировой политики, для ЕП

Еще никогда украинцы не поддерживали интеграцию Украины в НАТО так, как сейчас. По некоторым соцопросам поддержка членства в Альянсе превысила 50%.

Впрочем, этот рост вовсе не сблизил стороны. В Альянсе продолжают делать акцент на отсутствии консенсуса среди украинцев.

Однако даже 90% поддержки курса НАТО среди украинцев вряд ли заставит западные страны открыть двери перед Украиной в близкой  перспективе.

Почему так? Попробуем разобраться.

Евроатлантические симпатии.
Что изменила агрессия России?

Так какова в действительности поддержка интеграции в НАТО и почему в Брюсселе сомневаются в ее искренности?

Напомним, в прошлом году наблюдался стремительный рост поддержки евроатлантической интеграции среди украинцев. В конце 2014 года социологические компании фиксировали невиданные доселе показатели, более 45%. Не больше трети – проголосовали против. Еще четверть – не определились или не принимали бы участия в референдуме (опрос социологической группы "Рейтинг")

Дискуссии, которые Институт мировой политики проводил в южных и восточных областных центрах Украины,  подтвердили смену позиций.

Те журналисты, общественные активисты, местные политики, которые еще полтора года назад выступали за внеблоковость, сегодня – судя по их высказываниям - превращаются в горячих сторонников движения в НАТО.

Однако поддержка сближения с альянсом (особенно это было заметно в Одессе) выражается не так позитивными ожиданиями, как критикой.

Самые распространенные призывы одесских лидеров мнений: "Почему страны НАТО не поставляют оружие в Украину?" "Почему НАТО не принимает Украину в свои члены?", "Почему НАТО постоянно не проводит свои учения на территории Украины?".

То есть, если два года назад большинство местных деятелей в Одессе, Харькове или Запорожье критиковали бы НАТО за его намерения "втянуть Украину", то сегодня такое же большинство журналистов, активистов критикует Альянс за противоположное – то есть за недостаток решимости в поддержке Украины.

Конечно, это не является показателем устойчивой поддержки евроатлантической интеграции Киева. Наоборот, среди антизападников ныне популярный аргумент: "Украина никому не нужна".

В тоже время, основной аргумент тех, кто выступает за тесную кооперацию с НАТО или же за полноценное членство в организации, следующий: "Сотрудничество с НАТО позволит быстро модернизировать оборонный сектор Украины. Украине нужны союзники в борьбе с агрессией России, поскольку в одиночку государству с российской военной машиной не справиться".

Кремль – лучший агитатор
за вступление в НАТО

Впрочем, именно российский фактор сейчас оказался наиболее эффективным для мобилизации общественного мнения: после аннексии Крыма Россией более чем вдвое выросло количество сторонников вступления в НАТО, настолько же уменьшилось число оппонентов евроатлантического выбора.

Напомним, в нашем государстве однажды уже был всплеск поддержки интеграции в НАТО на фоне страхов перед Россией – во время Тузлинского кризиса 2003 года.

При этом рост поддержки (пусть и незначительный – лишь на 4%) произошел вопреки массовой антизападной истерии, которая царила в то время по инициативе окружения изолированного Западом Кучмы.

С тех пор, на фоне разгромной критики западных стран в украинских масс-медиа наблюдалось стабильное увеличение общественной оппозиции к Альянсу. В ноябре 2004 года (перед Оранжевой революцией) поддержка НАТО упала до 15% – меньшего показателя за последние 15 лет не было.

С того времени уровень настроений "за" НАТО не превышал 25-27%, меньше даже за 2002 год. Зато число оппонентов расширялось: в последний год президентства Кучмы не хотели вступать в Альянс почти 56% украинцев, впоследствии этот показатель достиг 60% – уже за президента Виктора Ющенко (в сентябре 2005 года).

Этот тренд продолжительностью в десятилетия изменили именно агрессивные действия России – уже в апреле 2014 года количество сторонников вступления в НАТО возросло до невиданных доселе 36,7% и продолжает рост сегодня.

 нажмите на изображение для просмотра инфографики

Воля народа имеет значение
... но не всегда

Рост уровня поддержки вступления в НАТО среди украинцев, впрочем, не делает такое вступление ближе. 

И вообще, учет общественных настроений относительно вступления страны в НАТО – сравнительно новая тенденция.

Во времена холодной войны, когда доминировал принцип жесткого интереса, антисоветский лагерь  был не слишком озабочен отношением к НАТО рядовых граждан.

Политические элиты западных стран действовали в соответствии с понятной логикой: общественное мнение многих стран Запада тяготело к левачеству, которое в свою очередь воспринималось правящими кругами как угроза безопасности из-за тесных контактов с коммунистической Москвой. Так, в 1948 году существовал серьезный риск прихода к власти в Италии коммунистов, что рассматривалось как серьезный риск трансатлантической безопасности.

Впрочем, полностью игнорировать "глас народа" странам-членам Альянса не удавалось и во время противостояния с Варшавским блоком.

Так, Испания после массовых протестов против членства страны в Альянсе в конце концов провела референдум по поводу пребывания среди членов НАТО – он был организован в 1986 году, через четыре года после вступления страны в организацию.

В итоге 57% испанцев высказались в пользу членства в НАТО. Пример Испании интересен также и в том контексте, что США предлагали союзникам принять страну в Альянс еще во времена режима Франциско Франко, но другие члены организации выступили против из-за пренебрежения испанским руководством принципами демократии.

Таким образом Мадрид – яркое отражение того, что даже во времена биполярной конфронтации роль демократических стандартов имела значения. Хотя, вероятно, не такое ключевое, как после падения Берлинской стены.

За постсоветских времен демократизация внесла соответствующие коррективы и в неформальный перечень критериев расширения НАТО. Венгрия, Словения провели референдумы по вступлению в НАТО: первая – в 1999 году, вторая – в 2003 году.

Однако обязательства провести референдум нет среди условий членства в Альянсе – функционеры НАТО подтверждают, что им вполне достаточно результатов соцопросов.

Украинская же власть, как известно, от начала провозглашения евроатлантического курса в 2002 году отмечала, что в стране будет проведен референдум относительно членства в НАТО.

Так или иначе, интерес НАТО к общественной мысли – не случаен.

С одной стороны, он укладывается в парадигму проекта демократизации – в соответствии с ней важные политические решения должны приниматься при высокой осведомленности граждан и, соответственно, политические элиты должны основывать свою позицию на воле большинства граждан.

Существует и более рациональный мотив: НАТО не может подвергать себя опасности, чтобы страна входила и выходила из организации, как только в ней будет меняться политический режим. Более того, неодобрение решения о членстве в НАТО гражданами может ограничивать пространство для принятия решений в сфере евроатлантической безопасности или же просто может делегитимизировать принятые решения.

Хотя, стоит отметить, в истории НАТО случались случаи с выходом стран, и это не слишком влияло на эффективность организации: так было с выходом Франции из объединенной военной структуры НАТО в 1966 году; а также с краткосрочным выходом Греции (1974-1980 годы) из-за интервенции турецкой армии на Кипр.

Симпатии украинцев
vs
страхи перед Россией

Низкий уровень поддержки НАТО в Украине до сих пор считался значительным препятствием для успешной интеграции. В 2008 году, когда на саммите НАТО в Бухаресте рассматривался вопрос о предоставлении Украине Плана действий относительно членства, именно отсутствие общественной поддержки называлось одним из главных препятствий этому.

У наблюдателей, впрочем, не возникало сомнений, что основная причина все-таки заключалась в жесткой реакции российского руководства на сближение Украины и НАТО–

Германия, Франция, Италия, страны Бенилюкс надеялись на развитие "новой архитектуры безопасности в Европе", которая базировалась на учете позиции России.

Хотя официально все руководители стран-членов НАТО заявляли, что Москва не будет иметь права вето на расширение организации, де-факто выглядело так, что страна такую преференцию получила.

Более того, сегодня это неформальное право вето России даже усилилось из-за развязанной ей агрессии.

Дипломаты, представляющие страны-члены НАТО, как и, собственно, функционеры штаб-квартиры Альянса отмечают, что в Украине до сих пор нет консенсуса относительно темы вступления в НАТО: этот вопрос делит страну фактически пополам.

Правда, в НАТО никто пока не объяснил, какой именно консенсус будет считаться релевантным.

Можно ли будет считать консенсусними 60% поддержки? Необходимо достичь уровня в 70%?

Впоследствии, очевидно, в НАТО могут появиться дополнительные аргументы для заявлений о несвоевременности разговоров о возможном членстве Украины в Альянсе – к примеру, можно заявить о ситуативном характере поддержки НАТО среди украинской общественности. Ведь можно предположить, что с нормализацией отношений между Украиной и Россией популярность НАТО снизится.

К тому же, на фоне отсутствия четкого ответа со стороны НАТО относительно перспектив отношений с Украиной не исключено, что среди граждан будет расти количество тех, кто будет выступать или за нейтралитет, или же пополнит лагерь "неопределенцев".

На позицию многих украинцев, которые выступают против интеграции в западные структуры, влияет фактор пониженной самооценки: "Мы там все равно никому не нужны". Углубление таких настроений может грозить ростом популярности популистских политических сил, которые будут эксплуатировать антизападные или даже антидемократические лозунги.

Следовательно , в рамках партнерства Украины и НАТО, на обе стороны возлагается значительная ответственность за сохранение поддержки более тесного сотрудничества.

Украинская власть должна использовать все имеющиеся возможности для реформирования сектора безопасности при поддержке Альянса. НАТО, со своей стороны, должно демонстрировать большую решимость в поддержке Украины в ее противостоянии агрессии. Чем больше примеров эффективной кооперации – тем более вероятно, что у антизападных, авторитарных популистов не будут доверия.

НАТО также должно с большим терпением относиться к заявлениям украинских деятелей о предоставлении перспективы членства.

Наслоения старых обид, недоверия или страха перед Россией не должны стать помехой активизации "особого партнерства", которое бы в конце концов не отбирало у украинцев шанса стать частью евроатлантического пространства.

 

Автор:

Сергей Солодкий,

первый заместитель директора Института мировой политики

Эта статья является частью аналитического сборника ИСП "Украина-НАТО: диагностика партнерства", подготовленного по итогам Стратегического дискуссионного клуба в регионах. Проект осуществлялся в партнерстве с Офисом связи НАТО в Украине и при поддержке Правительства Норвегии.

Перевод на русский и редакционные изменения - "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua