Швейцария: соседство с ЕС тоже приносит проблемы

Четверг, 30 июля 2015, 11:00 — Виталий Шапран, для Европейской правды

Швейцария имеет честь быть благополучным соседом Европейского союза. Однако, как показала практика, это не всегда хорошо для поддержания экономического тонуса.

С начала года швейцарский франк в который раз за пять лет начал испытывать жуткую тенденцию к ревальвации, как к доллару США, так и к евро.

Краткосрочные облигации правительства Швейцарии на рынке торговались с отрицательной доходностью, а Швейцарский национальный банк (ШНБ) поддерживал ключевую процентную ставку на отрицательном уровне.

Еще в начале 2015 года монетарные власти Швейцарии объявили о том, что дефляция для их страны в ближайшие несколько лет гарантирована.

Все эти симптомы весьма опасны для экономики. Но что стало их причиной? 

Валютные танцы на кризисах

Почти каждый раз, когда в мире вспыхивает кризис, инвесторы возвращаются к теме Швейцарии как "тихой гавани".

За последние 5 лет швейцарский франк несколько раз демонстрировал экстремально высокий курс к доллару США. Последний значительный рост курса франка к доллару США в январе 2015 даже на пятилетних графиках выглядел впечатляюще.

Тогда буквально за неделю курс доллара к франку рухнул с 1,01 до 0,85 франка за доллар, а затем к марту 2015 вернулся к своему значению 1,005.

Еще более интересной выглядит ситуация на рынке франк-евро.

Пик падения евро к швейцарскому франку приходился на август 2011 года, тогда курс упал до 1,1 франка за евро. К октябрю курс вернулся к отметке 1,20 и с того момента и вплоть до января 2015 года находился в коридоре 1,20-1,22 франка за евро. В январе 2015 курс евро к франку рухнул до отметки 0,9941 франка за евро, после чего и до сегодняшнего дня не выходил из коридора 1,01-1,07 франка за 1 евро.

Как уже говорилось, основной пик девальвации евро к доллару США приходился на начало 2015 года, и именно этот период очень болезненно переживала экономика Швейцарии.

Финансовая близость к США и одновременно наличие экспортно-импортной зависимости реального сектора экономики страны от ЕС привели к тому, что Швейцарский нацбанк не мог девальвировать франк к доллару такими же темпами, как шла девальвация евро к доллару.

Парадокс состоял еще и в том, что по мере ухудшения ситуации в еврозоне идея "спрятать капитал" в швейцарских франках для европейцев из зоны евро выглядела очень привлекательной.

Такая привлекательность поэксплуатировать нейтральную страну с собственной валютой и послужила в 2015 году одним из основных факторов, который разбалансировал рынок Швейцарии и подвел его под риск дефляции.

Эффект колоссальной разницы в масштабах

Если присмотреться к фундаментальной статистике, то швейцарская экономика обладает всеми признаками сателлита ЕС.

По покупательной способности ВВП Швейцарии оценивался в 2014 году в сумме $448 млрд. На фоне $17,1 трлн ВВП ЕС это было совсем немного.

Швейцария была зависима от экспорта. В 2014 году соотношение между экспортом и ВВП Швейцарии составляло около 50%. Примерно 50% экспорта из Швейцарии шло в страны ЕС, 12% - в США, 4,1% - в Китай.

Укрепление франка к евро негативно отразится на объемах экспорта Швейцарии в страны зоны обращения евро и, возможно, негативно повлияет на темпы роста ВВП уже в 2016 году.

Однако последний факт не уменьшает привлекательность швейцарского франка для инвесторов из зоны обращения евро, чему во многом поспособствовала девальвация евро к франку.

Второй причиной привлекательности франка становится накопленный дефляционный потенциал. Парадокс, но если сопоставлять ВВП по покупательной способности с эталоном США, то за 2014 год ВВП Швейцарии составлял $448 млрд, в то время как номинальный ВВП этой страны составлял $679 млрд.

То есть, если говорить очень усредненно, то по сравнению с США уровень цен в Швейцарии был в 1,52 раза выше. С учетом вовлеченности Швейцарии в глобальный рынок разница в ценах будет оказывать давление и при каждом "удобном случае" повышать риск дефляции.

Сама же по себе дефляция довольно коварна, т.к. не дает возможности обеспечивать полную занятость населения.

В итоге здоровая финансовая система страны с соотношением госдолга к ВВП на уровне 34%, безработицей в 3,2% и долей населения за чертой бедности в 7,6% оказалась под угрозой разбалансирования.

Девальвация евро к франку привела к проявлению чудных симптомов на рынке облигаций правительства Швейцарии. Так, доходность десятилетних облигаций правительства Швейцарии за 2015 год пять раз уходила в отрицательную зону. 

Образно выражаясь, инвесторы были готовы доплатить правительству Швейцарии за право размещать ресурсы в его облигациях.

С позиции инвесторов из зоны обращения евро здесь не было ничего аномального: размещая ресурсы в активы, номинированные во франках, они выигрывали от ревальвации франка к евро.

В банковском секторе ситуация выглядела еще печальнее. Ключевые ставки ШНБ держались на уровне (-0,25) - (-1,25%).

Эффект отрицательных ставок уже перекинулся и на межбанк: LIBOR во франках с середины декабря 2014 года не покидала отрицательную зону и на конец июля 2015 закрепилась на уроне -0,74%.

В таких условиях Швейцарскому нацбанку приходилось прибегать к нестандартным рецептам, чтобы оживить экономику, которая находится под угрозой дефляции.

Однако рецепты ШНБ пока что не работают: ни отрицательные процентные ставки на межбанке, ни отрицательные ключевые процентные ставки ШНБ, ни даже отрицательная доходность на рынке долгосрочных облигаций правительства Швейцарии не помогают девальвировать швейцарский франк к евро и доллару США.

Курс франка к евро и доллару, по мнению ШНБ, остается слишком переоцененным.

Парадоксальные выводы для Украины

Украина пока что строит свою экономическую модель на основании политического Соглашения об ассоциации, которое не предполагает в ближайшие 10 или даже 20 лет вступления в зону обращения евро.

Все чаще слышатся призывы сокращать экспорт и импорт из РФ и увеличивать из ЕС.

Опыт Швейцарии показывает, что близость и зависимость от рынков ЕС могут не только создавать проблемы монетарного масштаба, но и разбалансировать реальный сектор, основанный даже на самой стабильной экономической модели.

Задача центрального банка страны - обеспечение полной занятости ресурсов, включая население, и бесперебойного обслуживания реального сектора финансовой системой. Выполнять эту задачу проще, когда экспорт и импорт диверсифицированы, а финансовый рынок страны имеет определенный иммунитет к действиям иностранных инвесторов.

Глядя сейчас на Швейцарию, стоит сделать два вывода для Украины:

1. Наряду со стимулированием украинского экспорта в ЕС необходимо искать возможности наращивания объемов экспорта в страны Ближнего Востока, Африки и Азии.

В долгосрочной перспективе зависимость от ЕС может быть такой же болезненной, как и от РФ, только симптомы этой зависимости будут другими.

2. Не следует открывать полный доступ к финансовой системе Украины для европейских инвесторов. Рост зависимости от европейских банков, конечно, стабилизирует банковскую систему, но ее десуверенизация может иметь тяжелые последствия, если центр принятия решений в банковской системе страны сместится в Брюссель, Париж или Лондон.

Аномалии на рынке правительственных бондов Швейцарии показывают, что может произойти, когда небольшая, но привлекательная экономика сталкивается с толпой инвесторов, испуганных девальвацией евро.

Несмотря на то, что даже к 2016 году швейцарская экономика вряд ли выйдет из зоны благополучия, на текущий момент политика ЕЦБ уже доставила много головной боли ШНБ.

Хотя швейцарцы по этому поводу не унывают.

Так, в одном из своих последних выступлений глава совета управляющих ШНБ Томас Йордан зло пошутил, назвав свой доклад "Швейцарская экономика в ослабленном мире", как бы намекая на то, что причины текущего положения дел лежат далеко за пределами его страны.

 

Автор: Виталий Шапран,

член исполкома 

Украинского общества финансовых аналитиков (УОФА)

 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua