Как Австрия остановилась в шаге от ультраправого президента и почему это может повториться

Четверг, 26 мая 2016, 16:34 — Ярина Степанюк, Ростислав Томенчук
Фото riscattonazionale.it

Выборы президента Австрии могли и не вызвать особого внимания в Европе – всем известно, что эта должность не самая влиятельная в государстве. Но период простых и прогнозируемых гонок между традиционными конкурентами остался в прошлом.

Результаты выборов в Австрии и ход кампании уже называют историческими и знаковыми для ЕС. Хотя, положа руку на сердце, надо признать:

выборы, на которых чуть было не победил президент-праворадикал, отражают тенденции ЕС за последние несколько лет.

Знаковым является также то, что по результатам первого тура традиционные партийные игроки выбыли из гонки.

Тогда 45-летний Норберт Хофер от националистической "Партии свободы" победил с отрывом почти в 14%, а второе место занял ныне 72-летний Александер ван дер Беллен, экс-глава Партии зеленых.

"Австрия в шаге от того, чтобы стать первой страной-членом ЕС с радикально правым президентом", – писали тогда европейские СМИ.

И особенно поражало то, что

Хофер победил вопреки социологии: все опросы давали ему третье место.

Второй тур стал настоящим испытанием.

После провальных прогнозов первого тура социологи не рисковали делать выводы. По факту по итогам подсчета голосов избирателей, отданных на избирательных участках, Хофер опередил противника на почти 4%. Но "золотой акцией" оказались 700 тысяч бюллетеней, присланных по почте – австрийское законодательство дает такую возможность тем, кто не смог прийти на участок.

Их подсчет изменил победителя: 49,7% голосов за "правого" Хофера, 50,3% за "зеленого" Ван дер Беллена.

"Пока Европа вздыхает с облегчением, пора делать выводы из этих незаурядных выборов", – прокомментировал этот результат министр иностранных дел Италии Паоло Джентилони.

Битва противоположностей

Новоизбранный президент Австрии Александер ван дер Беллен относится к левой части политического спектра. Он – убежденный проевропейский политик, либеральный интеллектуал. Его всегда немного усталый внешний вид и манера медленно говорить несколько противоречит образу зеленых как борцов за экологию и права ЛГБТ.

Его конкурент – молодой харизматичный правый политик, хороший семьянин, свободно чувствует себя перед камерами и метко подбирает каждую фразу. Норберт Хофер внешне тоже не похож на радикала и неонациста.

Хофер поднимал те вопросы, которые больше всего беспокоят общество: будущее ЕС, миграционный кризис, безработица. И хотя президент не имеет реальных полномочий в этих сферах (ведь государственная политика в Австрии осуществляется правительством), политику удалось сыграть на страхах людей.

Между первым и вторым туром риторика обоих кандидатов еще больше сместилась "в центр". Кандидат от зеленых начал меньше говорить о Евросоюзе, а больше о внутренних вопросах. Партия Хофера же перед вторым туром пыталась убедить избирателей, что крайне правые – это не плохо, и что они тоже умеют конструктивно работать в коалиции, приводя пример их работы в совете одной из австрийских земель.

Правые знают, что их слабое место – страхи людей, связанные с возможным приходом к власти националистических движений.

Из общего тренда кампании во втором туре осталась прежде всего тема беженцев.

Сын беглецов из СССР Ван дер Беллен, которого сторонники называют "Саша", учитывая его российское происхождение, старается не драматизировать ситуацию.

Новоизбранный президент считает, что увеличение числа мигрантов может иметь и положительный экономический эффект.

Противоположную позицию занимает Норберт Хофер: он часто употребляет термин "экономические мигранты", говорит об угрозе безопасности, отмечает различие культур.

Интересна аргументация избирателей. Социологи свидетельствуют, что более 60% избирателей Хофера отдали за него свой голос, потому что

1) он понимает проблемы людей;

2) он симпатичный.

За Ван дер Беллена голосовали же преимущественно благодаря

1) правильному пониманию поста главы государства;

2) тому, что он лучше будет представлять Австрию на международной арене.

За Ван дер Беллена голосовала прослойка наиболее образованных людей, к примеру, 81% выпускников университетов. Зато 86% рабочих поддержали Хофера.

Что может президент?

Оба кандидата действительно разные, но есть вопросы, которые их объединяют.

Среди них – поддержка идеи снятия санкций с России.

Оба считают это невыгодной для экономики мерой, хотя, конечно, уровень и радикальность этой поддержки разнятся.

Также Хофер и Ван дер Беллен сходятся в негативном отношении к Соглашению об инвестициях и торговле между ЕС и США (TTIP), в сохранении нейтралитета Австрии в вопросах безопасности.

Вопрос санкций не входит в компетенцию президента Австрии, но в предвыборной кампании кандидаты часто дискутировали о возможном увеличении влияния президента на политику Австрии в ЕС.

Политические традиции в Австрии так глубоко укоренились, что никто уже и не заглядывает в Конституцию и не знает, какими именно полномочиями формально наделен президент.

На этот раз австрийцы вдруг обнаружили, что полномочия главы государства значительно шире, чем привычные представительские функции и роль морального авторитета.

Так, в Конституции сказано, что он имеет право отправлять в отставку правительство и распускать парламент, но ни один президент таким правом до сих пор не пользовался.

Но во время этой кампании оба кандидата предположили, что выйдут за пределы "традиционных" полномочий президента.

Ван дер Беллен заявлял, что не планирует утверждать премьера от праворадикалов, даже если после выборов коалиция представит ему такую кандидатуру. Хофера это возмущало, но он также обещал делать больше непривычного на посту президента: "Вы еще увидите, что все возможно".

Кстати, нынешнее правительство готовилось к приходу праворадикала на должность президента.

Осознав возможные угрозы, социал-демократы сыграли на опережение. Неизменный с 2008 года канцлер Вейнер Фейман сложил полномочия главы правительства и руководителя партии.

Это стало реакцией на сокрушительное поражение в первом туре, но в то же время – попыткой обезопасить страну от возможных сложных переговоров о новом правительстве с Хофером, в случае его победы. До завершения полномочий президента-однопартийца они провели быструю ротацию правительства, сменив канцлера и нескольких министров.

"Мы не хотим отдавать головы и сердца в угоду дешевому популизму", – заявил новоизбранный канцлер Кристиан Керн, выступив в поддержку Ван дер Беллена перед вторым туром.

Голосование как протест

На то, чтобы не допустить прихода к власти правого популиста, было брошено максимум сил. Ирмгард Грис, которая заняла третье место в первом туре, официально поддержала своего конкурента, Ван дер Беллена, попросив всех голосовать за него. То же самое сделал тогда еще глава правительства и социал-демократов Франц Фишер.

Многие европейские политики выступили с заявлениями об опасности победы праворадикалов, в частности президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и глава Европарламента Мартин Шульц.

На это Норбер Хофер ответил, что Австрия "не принимает предложений со стороны Брюсселя и Берлина".

В любом случае, Александер ван дер Беллен во втором туре смог мобилизовать электорат своих конкурентов.

Он получил 2/3 голосов избирателей Ирмгард Грис, 70% голосов социал-демократов, половину голосов консерваторов и большую долю неопределившихся.

Вообще нынешние выборы в Австрии примечательны тем, что на них избиратели голосовали не "за", а "против".

Большая часть избирателей Хофера таким образом протестовала против неправильной, по их мнению, политики правящих партий. В частности, против нечеткости позиции правительства по миграционному кризису, менявшейся от полной поддержки идеи Ангелы Меркель "Мы это сможем!" до необходимости закрытия границы.

За Ван дер Беллена же голосовали не так из-за приверженности к "зеленым", как из-за нежелания допустить радикалов к высшей выборной должности в государстве.

Смена канцлера и части правительства между двумя турами явно сыграла на руку "зеленому" кандидату, несколько снизив градус напряженности в обществе.

Урок для Европы

Австрийские выборы завершились непредсказуемым результатом и на некоторое время сняли напряжение. "Мы поняли протест", – заявил канцлер Австрии Кристиан Керн.

В то же время политикам в ЕС теперь как никогда следует быть готовыми к тому, что подобная ситуация может возникнуть в любой другой стране Европы.

Нужно понять, что консервация привычного образа жизни в XXI веке невозможна.

ЕС переживает сложные институциональные процессы, и тушение пожаров в различных странах-членах не всегда сможет давать положительные результаты. Следует работать на опережение и формировать активную качественную политику в регионе; закрыться в рамках границ одного государства уже не выйдет и это не принесет желаемого экономического расцвета.

Авторы: Ирина Степанюк, Ростислав Томенчук,

Украинский институт международной политики

Публикация осуществлена в рамках проекта УИМП "Результаты выборов в странах-партнерах Украины", который рассказывает об основных политических силах, участвующие в кампании, центральных темах обсуждения и мониторинге присутствия Украины в заявлениях, программах, решениях партий, возможных последствиях для Украины и изменении внешнеполитических приоритетов в зависимости от результатов голосования.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua