"Украинская" победа в Хорватии: парламентские выборы, которые повлияют на Загреб, Брюссель и Киев

Четверг, 15 сентября 2016, 14:07 — , для Европейской правды
Фото HDZ

11 сентября в Хорватии состоялись досрочные парламентские выборы.

Причиной этих выборов стал июньский самороспуске парламента, который, в свою очередь, последовал за провозглашением законодательным органом вотума недоверия правительству Тихомира Орешковича.

Собственно, кризис назревал давно, а само назначение Орешковича премьер-министром в январе этого года было следствием сложного политического компромисса. Он пришел из сферы фармацевтики, где у него есть опыт работы на самых высоких руководящих должностях; к политике же он не имел никакого отношения.

Однако в 2015 году с ним заранее связались представители консервативной партии "Хорватский демократический союз" (ХДС) – очевидно, сознавая, что для прихода к власти "Патриотической коалиции" (группе партий, которую возглавлял ХДС) придется сформировать союз с другой партией.

Для такого союза кандидатура нейтрального премьера-технократа подходила хорошо. В конце концов, так и произошло – их союзниками стали объединение МОСТ ("Мост независимых списков", либеральная платформа, объединившая беспартийных местных политиков), а также двое депутатов из мелкой партии Милана Бандича и еще двое представителей меньшинств (сербского и албанского).

Однако даже нейтральный премьер не уберег коалицию от развала. Старт новому кризису дал коррупционный скандал с участием вице-премьера от ХДС Томислав Карамарко. Другой вице-премьер, от объединения МОСТ, призвал Карамарко уйти в отставку, однако последний отказался.

После этого вмешался премьер-министр, предложив уйти в отставку обоим; де-факто в ответ на это ХДС решила вынести в парламент вопрос о вотуме недоверия действующему правительству.

ХДС и одиозность

Карамарко остается одной из ключевых угроз для монолитности правящей партии.

Он – один из основателей ХДС, что позволяет ему иметь собственную позицию по многим вопросам. В частности, делать жесткие заявления в адрес сербов. С одной стороны, он говорит о необходимости положительных отношений с Сербией, одновременно обвиняя ее в "политике, основанной на мифах и полуправде".

У такого курса есть много сторонников в ХДС. В частности, бывший вице-председатель (а сейчас – член правления) партии Златко Хазанбегович, ставший министром культуры в правительстве Орешковича, симпатизировал движению усташей, которые сотрудничали с нацистами во время Второй мировой войны; движению, известному своей жестокостью, в частности по отношению к сербам, а также евреям.

А министр по делам ветеранов Мило Чрноя попытался ввести "реестр предателей" – людей, "предавших национальные интересы Хорватии", в частности во время войны на Балканах.

Все это влияет на имидж Хорватии, делая из нее "еще одну проблему из Восточной Европы". И не только это.

Также, подобно странам Вышеградской четверки, Хорватия заняла довольно жесткую позицию в отношении беженцев; в 2015 году лидеры этих пяти стран сделали совместное заявление о необходимости активных действий ЕС для урегулирования миграционного кризиса.

Президент Колинда Грабар-Китарович повторяла тезисы о том, что беженцы должны оставаться в первой безопасной стране, в которую приехали, и о необходимости различать беженцев и экономических мигрантов – повторяя лейтмотив стран четверки.

В то же время Хорватия пытается избежать статуса enfant terrible ЕС (который сейчас носит Венгрия).

В частности, Загреб не демонстрирует евроскептических настроений, и поэтому уподоблять режим ХДС нынешней Венгрии или Польше не стоит.

Экономический фактор

Впрочем, обсуждение исторических вопросов не может заслонить собой проблемы в экономике. А в Хорватии они есть.

С одной стороны, Хорватия в прошлом году вышла из рецессии, и ее экономика демонстрирует стабильный рост; так, в 2016 году Еврокомиссия прогнозирует годовой рост ВВП страны на 1,8% (кстати, обе крупнейшие партии считают себя автором этой хорватской "победы": социал-демократы – благодаря своему пребыванию у власти до осени 2015 года, когда они якобы заложили основу экономического успеха, консерваторы – из-за руководства в течение последнего года).

Однако если взглянуть на другие статистические показатели, согласно данным Евростата, то очевидно, что в целом ситуация остается неудовлетворительной.

По состоянию на 2015 год у 16,3% экономически активных хорватов не было работы; Хорватия демонстрирует третий худший показатель в Европейском Союзе после Греции и Испании.

Кроме того, соотношение государственного долга к ВВП составляет 86,7%, и текущего роста может не хватить для успешных выплат.

Из-за значительного падения во время кризиса (в 2009 году ВВП страны снизился на 7,4%), по оценкам представителя торговой палаты Хорватии Звонимира Савича, стране придется ждать до 2023 года при условии ежегодного роста в 2%, чтобы вернуться на уровень экономики 2008 года. Более того,

Хорватия остается единственной страной ЕС, где покупательная способность на сегодня ниже, чем в 2008 году, и одной из самых слабых экономик сообщества (после Болгарии).

Таким образом, Европейский Союз, как и международные финансовые институты, ожидает от Загреба проведения структурных реформ, которые могли бы улучшить ситуацию в экономике страны.

Одним из основных требований ЕС традиционно является уменьшение расходов в бюджетном секторе. А подобные шаги, как показывает опыт Греции, часто приводят к политическим кризисам и выносят наверх популистов.

Еще одно сходство с Грецией – значительную роль в хорватской экономике страны играют государственные предприятия. Европейцы считают, что эту ситуацию нужно менять, в частности, путем приватизации.

Однако возникает вопрос, поддержит ли такие реформы коалиционное большинство. Ведь приватизация часто приводит к сокращению персонала, а поэтому может быть достаточно непопулярным шагом.

Выборы-2016

Многочисленные проблемы внутри "Патриотической коалиции" не помогли реваншу левых.

Если на прошлогодних выборах левоцентристская коалиция под руководством социал-демократической партии набрала больше всего голосов (хотя и не смогла сформировать большинство), то сейчас они существенно ухудшили свои позиции, получив лишь 54 мандата из 151.

Как следствие, лидер социал-демократов Зоран Миланович заявил об отставке с должности председателя партии.

Зато коалиция во главе с ХДС, несмотря на скандалы, увеличила свою фракцию на пять мандатов – до 61. Как это удалось?

После скандала руководство партией взял на себя Андрей Пленкович – фигура, знакомая украинцам: он возглавлял мониторинговую миссию Европарламента во время парламентских выборов-2014, а ныне является сопредседателем Парламентского комитета ассоциации Украина-ЕС.

Пленкович является активным сторонником евроинтеграции Украины. Попутно отметим также, что президент Хорватии является активной сторонницей идеи более тесного сотрудничества между государствами Балто-Черноморского региона.

Пленкович стал лидером партии, призывая к смягчению ее позиций и избавлению от "экстремизма и популизма".

Эксперты сходятся во мнении, что под его руководством ХДС будет заметно менее идеологизированным и начнет дрейфовать к центру, захватывая голосов умеренных избирателей.

В то же время возможно, что его фигура во главе ХДС стала одной из причин неожиданно высокого результата правой партии "Живой щит", которая получила 8 мест в парламенте: правые избиратели склонились к более радикальному варианту.

При этом смягчение курса ХДС ударило по их союзниках – либералы из МОСТ ухудшили свой результат, получив 13 мандатов вместо 19.

Впрочем, это не является препятствием для возобновления коалиции – скорее всего, объединение правоцентристов и либералов насчитывало бы 74 депутата, и до формирования большинства им не хватало только двух парламентских голосов.

Теоретически это не должно стать проблемой. В частности, представительницу албанского меньшинства, которая ранее входила в коалицию, переизбрали; также два места, как и в прошлом году, получила партия Милана Бандича.

Поэтому наиболее вероятным выглядит формирование коалиции в том же составе.

Однако здесь есть несколько проблем. Во-первых, неясно, согласится ли присоединиться к коалиции МОСТ – учитывая, что к распаду коалиции ранее привело нежелание представителей ХДС прислушиваться к представителям платформы.

Председатель партии Божо Петров заявил, что в этот раз их не устроят обещания потенциального коалиционного партнера: чтобы заручиться их поддержкой, ХДС нужно будет выполнить семь условий.

Одно из этих условий звучит знакомо для украинцев: прозрачность финансирования политических партий и оплата труда депутатов в соответствии с частотой посещения пленарных заседаний.

Другие исходят из либеральной идеологической позиции МОСТ: отмена налога на прибыль для мелких и средних предприятий, уменьшение расходов на зарплаты государственных служащих в местных бюджетах на четверть (в частности, для того, чтобы партии не создавали ненужные бюджетные должности ради трудоустройства людей с популистской целью), ограничение деятельности коллекторских служб и создание исключительной экономической зоны в Адриатическом море (последнее, впрочем, может спровоцировать конфликт со Словенией и Италией. Словения, в частности, уже неоднократно заявляла, что будет рассматривать создание такой зоны в Адриатике как посягательство на ее суверенную территорию).

Наконец, МОСТ требует изменений политической системы и запрета баллотироваться для кандидатов, совершивших серьезные преступления.

Во-вторых, Милан Бандич на протяжении избирательной кампании активно критиковал обе крупные партии за недостаточное внимание к регионам страны – хотя сам Бандич является мэром Загреба (уже более десяти лет), он говорит о чрезмерном разрыве между уровнем жизни в столице и в регионах, в частности в Славонии.

Некоторые из этих требований (например, о сокращении государственных расходов) ХДС, исходя из заявления о необходимости избавиться от популизма, может поддержать. Другие, вроде СЭЗ в Адриатике, могут показаться Пленковичу и его партии слишком радикальным шагом.

В прошлый раз коалиционные переговоры продолжались более двух месяцев. Не исключено, что и в этот раз хорватам придется долго ждать нового правительства.

Возможен и другой сценарий, по которому, если ХДС и МОСТ не смогут создать коалицию и не воплотится ни один другой из возможных, однако значительно менее вероятных вариантов (к примеру, "большая коалиция" ХДС и социал-демократов, или же социал-демократы плюс МОСТ), страну ждут перевыборы.

Однако сейчас сценарий фактического сохранения правящей коалиции ХДС-МОСТ при участии нескольких других депутатов представляется наиболее вероятным.

При таком раскладе не исключено, что должность премьер-министра получит Андрей Пленкович – как умеренная фигура, не вызывающая неприятия у партнеров по коалиции.

Для внешней политики Украины это будет безусловно положительным результатом выборов.

А вот улучшится ли при таких условиях ситуация в Хорватии, покажет только время.

 

Автор: Константин Федоренко,

младший научный сотрудник Института евроатлантического сотрудничества, Киев,

выпускник Киево-Могилянской академии и Университета Гамбурга

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua