Угрозы в Перемышле: что показал украинско-польский скандал на этнической почве

Пятница, 23 декабря 2016, 15:10 — , Европейская правда, Перемышль-Киев
Фото nowiny24.pl

10 декабря в польском городе Перемышле имело место чрезвычайное происшествие. Во время торжественного "Марша орлят перемышльских и львовских", который состоялся под патронатом мэра города, один из участников марша закричал под Украинским народным домом "Смерть украинцам", а другие участники шествия поддержали его.

В ответ организаторы марша, а впоследствии и представители власти заявили, что это видео – украинская провокация, имеющая целью создание ложного имиджа города и страны. То есть – криков не было, а если и были, то это сделали посторонние люди, не исключено, что и сами украинцы.

История быстро получила огласку за пределами города и вызвала реакцию, в том числе и украинского посольства.

Но остается открытым вопрос:

Было ли это случайностью? Или, наоборот, это результат изменения отношения к украинцам?

Вопрос не случаен. В июне ЕвроПравда уже посетила Перемышль, пообщавшись с председателем Объединения украинцев Польши Петром Тымой.

Тогда, полгода назад, он был настроен достаточно пессимистически. "Мы видим начало довольно сильных негативных настроений, направленных против меньшинств. Часть церковной иерархии, медиа и праворадикальные организации увидели "зеленый свет" для подобных акций", – заявлял тогда активист.

В конце концов, это не первый конфликт в городе за последние месяцы. В конце июня в Перемышле группа польских националистов напала на украинскую процессию, которая шла из церкви на кладбище, чтобы почтить память воинов-петлюровцев. А за год в регионе зафиксировано более десятка случаев разрушения украинских памятников.

Именно поэтому ЕвроПравда решила снова ехать в Перемышль, чтобы на месте разобраться в ситуации.

Вместо президента города Роберта Хомы нас принял его заместитель Гжегож Хайдер. На момент нашего визита провокатор был задержан. Но несмотря на намеки, звучавшие перед этим, он оказался не украинцем.

Впрочем, в мэрии подчеркивают, что национальность преступника их не интересует. "Как бы там ни было, 10 декабря произошла провокация. Нет разницы, был ли это дурак-украинец или дурак-поляк. В любом случае он должен получить сполна за свою провокацию", – говорит Хайдер.

По словам заместителя мэра, нынешний эпизод не может быть показательным, ведь в любом обществе есть радикалы. А что касается того, что предыдущие правонарушения так и не были расследованы – так это вопрос к полиции, которой мэрия не руководит, а потому может "лишь надеяться, что все правонарушители будут найдены".

Есть ли в этой провокации российский след, как намекают в посольстве Украины в Польше? В мэрии это комментируют очень осторожно и подчеркивают, что это не является ключевым вопросом: "Это вопрос национальной безопасности, которым должны заниматься соответствующие службы. Стоял ли кто за этим провокатором? Возможно, но не факт, что мы об этом узнаем. Главное – чтобы он получил наказание, что должно стать уроком для других", – считает Гжегож Хайдер.

Но в то же время у чиновника есть упреки в адрес украинцев.

Мол, они сами настраивают против себя поляков, используя на своих мероприятиях "бандеровские" красно-черные флаги.

"Конфликт во время крестного хода, подчеркну – не драка, а лишь словесные оскорбления, – возник именно как результат использования этих флагов. Я прекрасно понимаю, что в Украине относятся к УПА как к национальным героям, но в Польше совсем по-другому. Не стоит так играть на чувствах общества", – говорит Хайдер.

То же самое относится к проблеме осквернения захоронений – есть отдельные провокаторы-мародеры, а еще есть политика по упорядочению нелегальных кладбищ.

 Афиша "Марша орлят перемышльских и львовских"

"Мы с пониманием относимся к тому, что если в Украине есть нелегальные польские захоронения, то они должны быть или перенесены, или легализованы. Почему же на аналогичные наши действия следует такая острая реакция? Тем более, часто речь идет не о захоронениях в полном смысле этого слова. Часто это псевдозахоронения – без гроба и покойника, а потому их лучше называть памятными местами. На такие места принципы захоронений не распространяются.

Мы верующие люди, и мы с уважением относимся к захоронениям, даже если там похоронены наши враги. Для сравнения, у нас есть немецкое военное кладбище, и город заботится о его состоянии. Но дикостью было бы говорить о памятнике бойцам Вермахта. Также мы уважаем украинские военные захоронения, но не согласны на монументы", – резюмируют в мэрии.

Такую позицию – никакого конфликта в городе нет, а есть провокации, разжигаемые радикалами с обеих сторон, – поддерживают и горожане. "Это все они же сами (украинцы) понапридумывали". "Этот так называемый конфликт не стоит и выеденного яйца", – таково мнение горожан.

А что украинская община? Пожалуй, это самое большое удивление во время поездки – до последнего момента представители общины не соглашались с нами общаться. Даже на условиях анонимности.

"Мы все на виду, а поэтому вычислить, кто что сказал, будет очень просто", – объясняют они.

В конце концов, с корреспондентом ЕП встретился – официально – местный активист Андрей Черный. Это уже пожилой человек, во время операции "Висла" ему было 11 лет, а главное – он уже не впервые конфликтует с местной администрацией. "Мусор в окно в ответ бросают регулярно", – добавляет он.

 Украинский народный дом

По словам господина Черного, конфликты в городе начались в начале 1990-х. "Тогда открылись границы, стало приезжать много украинцев. Конечно, польская община была напугана. Впоследствии стало ясно, что торговля выгодна и полякам, а потому нас оставили в покое. Не скажу, что была любовь, но до последнего времени было спокойно", – добавляет он.

Новый виток конфликта начался в этом году – по результатам смены власти в Польше. "К сожалению, те, кто пропагандировал конфликт, получили поддержку и доступ к трибуне. А еще больше жаль, что церковь, которая должна была успокаивать такие настроения, как минимум молчит", – добавляет он.

Показательный момент – для польской общины наличие на мероприятии красно-черного флага служит достаточным основанием для "соответствующего реагирования". Именно поэтому, уверяют в украинской общине, провокаторы специально приносят такие флаги, чтобы "легализовать" свои действия.

Но самый главный вопрос: стали ли события 10 декабря переломными в конфликте? По крайней мере, впервые задержали провокатора, которому грозит реальный срок.

Какой именно? Это уже зависит от того, что именно ему будут инкриминировать – мелкое хулиганство или разжигание национальной розни. Соответственно, в случае доказательства вины, он может получить от 3 месяцев до 5 лет.

"Самое главное, что конфликт впервые вышел на международный уровень – на него должно реагировать правительство. Теперь скрыть следующие случаи будет сложнее", – считает Андрей Черный.

Однако неофициально в украинской общине добавляют:

о реальном изменении ситуации можно будет говорить лишь после того, как власти начнут реагировать не только на громкие конфликты, но и на многочисленные призывы к ним.

До этого, впрочем, пока еще далеко. 

Автор: Юрий Панченко,

редактор "Европейской правды",
Перемышль

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua