Маленькая французская революция: что показал первый тур выборов президента

Понедельник, 24 апреля 2017, 09:03 — , для Европейской правды
Фото forexlive.com

Окончательные результаты первого тура президентских выборов во Франции будут торжественно объявлены в среду, 26 апреля, председателем Конституционного совета Лораном Фабиусом.

Однако сомнений относительно участников второго тура практически не осталось уже через час после закрытия избирательных участков. В финал долгой и непредсказуемой кампании вышли проевропейский центрист Эммануэль Макрон ("Вперед") и праворадикальная популистка Марин Ле Пен ("Национальный фронт").

Несмотря на подчеркнутую осторожность на финише, когда теоретические шансы на выход во второй тур сохраняли аж четыре кандидата и всерьез обсуждались различные варианты противостояния, французская социология отстояла честь профессии.

По результатам подсчетов имеем 23,75% за Макрона, 21,53% за Ле Пен, 19,91% за Франсуа Фийона ("Республиканцы") и 19,64% за Жана-Люка Меланшона.

Это практически полностью соответствует данным опросов, публиковавшимся в течение последней недели.

Французские социологи могли бы дать британским или американским коллегам несколько мастер-классов.

Для Эммануэля Макрона, который кометой ворвался в предвыборную гонку, такой результат стал невероятным успехом. Еще осенью к его кандидатуре относились как к мыльному пузырю, не имеющему шансов против политических мастодонтов.

Однако визионерская проевропейская центристская платформа, которая отрицала разделение на правых и левых, и привлекательный медийный образ выделили его на традиционном политическом поле.

Остальное его соперники сделали сами. Победа на праймериз "Республиканцев" консервативного крыла, а особенно коррупционный скандал вокруг Франсуа Фийона позволили Макрону оттянуть голоса умеренных правых. Отказ президента Франсуа Олланда баллотироваться и победа на праймериз Социалистической партии радикального фрондиста Бенуа Амона дала ему голоса левоцентристов.

А поддержка Франсуа Байру, кандидата, участвовавшего с центристской платформой в нескольких предыдущих кампаниях, позволила консолидировать эти голоса.

Для увеличения нажмите на изображение

Для Марин Ле Пен выход во второй тур стал очередным шагом в многолетнем развитии ее партии, "Национального фронта".

Если отец кандидатки, Жан-Мари Ле Пен, впервые баллотируясь в 1974 году, набрал меньше одного процента, то в 2002 году он смог выбить социалистов со второго тура. Однако его почти 17% на то время стало максимумом возможностей партии.

Чтобы преодолеть проклятие маргинальности и охватить более широкие круги избирателей, Марин Ле Пен совершила серьезное переформатирование самого "Национального фронта" и его программы.

После повторения отцовского успеха и 16% голосов в первом туре выборов 2012 года, умелое использование кризисной ситуации и распространение популистских настроений позволило ей набрать в 2017-м  уже почти 22% в первом туре и нацелиться на новый рекорд во втором.

И хотя все опросы прочат ей неминуемое поражение, даже такой результат будет положительным для "Национального фронта", который неустанно наращивает свой вес во французской политической жизни.

Леворадикальный кандидат с троцкистским прошлым, Жан-Люк Меланшон, с одной стороны, также существенно улучшил свои результаты по сравнению с 2012 годом, когда получил 11,1%: популистские и радикальные партии в Европе наращивают свою поддержку и справа, и слева.

Но приблизившись в этот раз фактически вплотную ко второму туру, команда "Непокоренной Франции" не могла справиться с разочарованием и до последнего момента не хотела признавать свое поражение. Харизматичному кандидату уже 65 лет и, возможно, он упустил свой лучший шанс.

Радикальные левые идеи, если скомбинировать результаты всех четырех кандидатов, которые пытались быть их выразителями, остаются привлекательными для значительной части французов.

Наибольшие потери понесли мейнстримные партии: их кризис превратился в катастрофу. Две основные силы, которые торжественно в два тура проводили праймериз, не смогли даже выйти во второй тур.

Позорные 6% Бенуа Амона, очевидно, обрекли Социалистическую партию на то, что теперь она распадется на более либеральное и более радикальное крыло.

И если первое может присоединиться к "Вперед!" Макрона, то второму еще предстоит найти свое место среди французских леворадикалов, которые так легко "съели" Амона.

 

Противоречия консервативного (Фийон), умеренного (Жюппе) и саркозистского крыла "Республиканцев" пока удавалось сдерживать, однако на прочность партию проверят не только поражение противоречивого кандидата, но и июньские парламентские выборы.

В результате революционного изменения политического ландшафта во втором туре будут соревноваться два противоположных проекта, каждый из которых обещает радикальный разрыв с предыдущей политикой и построение фактически новой Франции. И это противоречие не столько "левого" и "правого", а "открытого", либерального, подчеркнуто проевропейского видения дальнейшего пути развития Франции и "закрытого", отчетливо националистического и евроскептического видения.

Сейчас алармизм по поводу всеевропейской катастрофы в случае победы Ле Пен сменился сдержанным оптимизмом. Последний опрос Ipsos, проведенный уже после опубликования результатов первого тура, прогнозирует во втором туре комфортную победу Макрона с 62% голосов избирателей против 38% за Ле Пен.

Источником решающего преимущества Макрона во втором туре должно стать так называемое "республиканское единство", которое основывается на принципиальном голосовании "за" любого кандидата, лишь бы не допустить прихода к власти праворадикала.

На протяжении вечера ряд министров и топовых политиков из разных партий последовательно высказывались в поддержку Эммануэля Макрона. Многие из них действовали согласно логике, которую в своем выступлении обрисовал Бенуа Амон: понимание разницы между политическим соперником и врагом Республики.

Напрямую поддержать Ле Пен из мейнстримных политиков не рискнул никто, хотя "Национальный фронт" надеялся хотя бы на нейтралитет "Республиканцев".

Но даже несмотря на вынужденный призыв Фийона голосовать за Макрона, тот же опрос Ipsos показывает, что 33% избирателей Фийона во втором туре отдадут предпочтение Ле Пен.

Таким образом, будущему президенту остается в наследство довольно поляризованное общество, где запрос на изменения проявился в развале старых партий и резком нарастании популярности лево- и праворадикалов. Последние остановились лишь в шаге от того, чтобы взять власть в стране.

Если второй тур пройдет без сюрпризов, то следующая президентская пятилетка станет уникальным шансом развернуть этот тренд.

Это сверхсложная задача, которая оказалась непосильной для Франсуа Олланда. Остается надеяться, что его преемник будет более успешным.  

 

Автор: Надежда Коваль,

эксперт "Украинского института будущего",

эксперт Совета внешней политики "Украинская призма"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua