Один против Путина, двое против ЕС: итоги президентских дебатов во Франции

Среда, 5 апреля 2017, 15:30 — , для Европейской правды
Фото Le Parisien

Вечером 4 апреля во Франции прошли вторые президентские дебаты, поставившие национальный рекорд по числу участников.

К пяти главным кандидатам с текущим рейтингом выше 10% присоединились еще шестеро, разной степени маргинальности. Их суммарный президентский рейтинг не превышает 6%, а политические взгляды разнятся от леворадикальных до ультранационалистических, вплоть до немедленного выхода Франции из ЕС.

Обсуждение в режиме 11 кандидатов оказалось весьма хаотичным. В течение трех часов кандидаты рассказывали каждый о своем, и преимущественно – о вопросах внутренней политики.

Но не обошлось и без тезисов, важных для Украины.

Марин Ле Пен заявила о цивилизационном значении выборов во Франции, Франсуа Фийон божился за 10 лет сделать из Франции мощнейшую державу Европы, а Бенуа Амон – единственный из кандидатов – со старта взял на себя обязательства беспощадно бороться с путинской Россией.

Да, это не описка. Это – первый вывод из вторничных дебатов в Париже.

Бенуа Амон, кандидат от Социалистической партии, которого большая часть самой партии не поддерживает (даже бывшему премьеру Вальсу милее его недавний противник Эммануэль Макрон), оказался единственным кандидатом, который последовательно и четко осуждает путинскую агрессию в Украине. Еще неделю назад именно эта позиция стала одним из факторов, который разделил его и другого леворадикального кандидата Жана-Люка Меланшона, не скрывающего симпатий к нынешнему российскому лидеру.

На дебатах, во время отведенной участникам в начале минуты для представления, Амон подчеркнул, что хочет быть президентом, который "будет бороться с Путиным, с Трампом".

Мнение других участников дебатов оказалось принципиально иным.

Большинство обходило российскую тему стороной. А от тех, кто упоминал о ней, звучали и откровенно пророссийские мнения (Фийон в очередной раз подчеркнул важность сотрудничества с Россией для противостояния "исламскому тоталитаризму"), и размытые упоминания об общности террористических угроз для Франции и России в связи с терактом в Санкт-Петербурге (тезис французы услышали от Макрона).

Во-вторых, дебаты показали политическую гибкость, на которую способна Марин Ле Пен на пути к вожделенному президентству.

Если еще в феврале она ставила Frexit и выход Франции из зоны евро среди первых требований своей предвыборной риторики, то теперь – видимо, чтобы не отпугнуть часть избирателей, – несколько смягчила позицию.

Ле Пен обещает в случае победы провести переговоры с ЕС относительно изменения основополагающих соглашений и спросить мнения французов о членстве в ЕС на референдуме. Знакомая схема, не так ли?

Во время дебатов суверенист Франсуа Асселино уже обвинил Ле Пен в отходе от собственной программы и сам принялся доказывать необходимость Frexit, ловко жонглируя статьями и цитатами из европейских договоров и требуя немедленно последовать примеру "мудрых британцев" и написать Дональду Туску прощальное письмо.

Правда, пока эта позиция не спасает Асселино – его рейтинг остается на уровне статистической погрешности.

В-третьих, дебаты доказали, что политическая нравственность и борьба с коррупцией являются во Франции не менее актуальными темами, чем в Украине.

Звездой вечера в этом контексте стал троцкист и представитель профсоюзов Филип Путу.

Сначала он обвинил Фийона в том, что тот одной рукой защищал политику строгой экономии, а другой забирал деньги из государственной казны. А потом упрекнул в том же Марин ле Пен с той лишь разницей, что казна была европейской: "Национальный фронт называет себя антисистемным, однако он защищает себя с помощью законов системы, с помощью парламентского иммунитета".

"Когда нас вызывают в полицию, то мы идем туда, ведь рабочего иммунитета не существует!" – завершил Путу свою речь под бурные аплодисменты аудитории.

Эти дебаты могут стать последними во время предвыборной гонки во Франции, ведь часть главных кандидатов отказалась от участия в третьем раунде, который назначен на 20 апреля, за несколько дней до первого тура.

В любом случае, они уже стали особыми и открыли политиков с новой стороны.

Из-за регламента выступлений в полторы минуты кандидаты помельче, пытаясь донести до нации максимум информации о себе, тараторили, как из пулемета, на повышенных тонах. Основные же претенденты сосредоточились не столько на детальном представлении собственных программ, как на создании визуального образа "президентскости" – posture presidentielle, выражаясь сравнительно спокойно, размеренно и степенно.

В первую очередь участники обсуждали три вопроса: безопасность и противодействие терроризму, возвращение нравственности в политическую жизнь, а также рабочие места для французов. По последнему вопросу кандидатам пришлось рассказать и о своем отношении к ЕС (у большинства участников гонки, за исключением Макрона, оно оказалось в целом скептическим).

Как видите, Украины или России в этом перечне нет, поэтому важные для нас темы упоминали, скорее, косвенно.

Подытоживая, можно сказать: дебаты 4 апреля принесли больше ярких эмоций, чем программной ясности, прежде всего в отношении внешней политики кандидатов.

 

Автор: Надежда Коваль,

эксперт "Украинского института будущего",

эксперт Совета внешней политики "Украинская призма"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua