Немецкая партия "русского мира": кто и зачем поддерживает "Альтернативу для Германии"

Вторник, 27 июня 2017, 13:55 — , для Европейской правды

В минувшую субботу в немецком Карлсруэ состоялся предвыборный съезд евроскептической партии "Альтернатива для Германии" (AfD).

Казалось бы, какие еще акценты должна расставлять партия, если с основными ролями и тезисами предвыборной кампании все более чем известно? И все же в партии накопился целый ряд внутренних противоречий.

"Альтернативе" надо было определиться, будет ли она сотрудничать с другими политсилами в 19-м созыве Бундестага. Ответ на этот вопрос хотела услышать в Карлсруэ председатель партии Фрауке Петри. Однако, кажется, "Альтернатива" все больше отказывается слышать саму Петри.

Правые с Востока

О партии "Альтернатива для Германии" на общегерманском уровне заговорили в конце 2012 года. Тогда ее определяли как типичную евроскептическую политсилу, близкую по идеям к французскому "Национальному фронту" Марин Ле Пен.

На выборах в сентябре 2013 года AfD не хватило 0,3% для того, чтобы получить места в Бундестаге. Тем не менее, уже в 2014 году в партии обостряются противоречия между умеренным крылом, которое возглавляла нынешняя глава AfD Фрауке Петри, и более радикальной частью под руководством Бернда Люке.

Люке выступал с более националистических позиций и стремился к союзу с антииммигрантской инициативой PEGIDA. В конце концов, он был вынужден вместе с частью членов покинуть политсилу в июле 2015 года. Тогда же AfD пророчили если не кризис, то заметную потерю симпатий избирателей.

Однако судьба была на стороне "Альтернативы", ведь уже в августе 2015 года развернулся миграционный кризис, в результате которого Германию наводнили беженцы из Сирии. Именно приток мигрантов и стал едва ли не решающим для "электорального прорыва" AfD в 2016 году.

Партия получила двузначные результаты по итогам пяти региональных кампаний, а в двух землях (Саксонии-Анхальт и Мекленбурге – Передней Померании) взяла даже более 20%. Именно в это время двузначными стали и федеральные рейтинги "Альтернативы", а ее вхождение в Бундестаг стало выглядеть решенным делом.

Сейчас, несмотря на то, что миграционный кризис снизил обороты, а на первый план вышли другие вызовы, AfD продолжает удерживать собственный контингент избирателей.

Последние соцопросы показывают, что "Альтернатива" может получить 7-8% голосов избирателей.

При этом уровень симпатий к ней на востоке Германии выше, чем на западе. В пользу "Альтернативы" в восточной части ФРГ играет целый ряд нерешенных проблем, разница в доходах с Западом, инфраструктурные проблемы, нехватка рабочих мест и даже ностальгия по периоду восточногерманского социализма, ведь "при старой доброй ГДР всех этих мигрантов здесь не было".

Лидер AfD Фрауке Петри

С другой стороны, как это ни странно, исследования Института немецкой экономики указывают, что большинство избирателей "Альтернативы" имеют доход немного выше среднего, около 50% – законченное среднее образование, а около 25% – даже и высшее образование. Поэтому среди сторонников AfD присутствовали представители всех слоев немецкого общества.

В то же время партия, как оказывается, имеет едва ли не самый существенный уровень симпатий среди немецких граждан, которые являются выходцами из стран бывшего Советского Союза. Не последнюю роль в данном случае сыграло решение партии допустить на отдельных округах ведение делопроизводства и агитации на русском языке.

Враги мультикультурализма

AfD идет на выборы, руководствуясь странной смесью из либеральных экономических взглядов и консервативных установок в плане развития общества.

С одной стороны, партия отстаивает либерализацию хозяйственной политики и снижение уровня вмешательства государства. С другой – выступает за необходимость поддержания семейных ценностей. Для этого сгодятся даже финансовые методы воздействия вроде сокращения помощи одиноким матерям и родителям, которые не контактируют с бывшими супругами.

 

Излишне упоминать о том, что "Альтернатива" стремится к отказу от "мультикультурализма", отмене государственного финансирования "гендерных исследований", признает несовместимость ислама с традиционной немецкой культурой, противопоставляет многодетность иммиграции, а "традиционную семью" относит в собственной программе к ключевым устоям общества.

В конце концов, ряд таких критических положений в программе привел к тому, что сейчас более 70% немцев сомневаются в том, что AfD представляет демократические ценности.

На уровне же государственной политики AfD стремится к укреплению институтов прямой демократии. По мнению партии, президент Германии должен избираться прямым голосованием, а легитимность ряда законов и основных международных соглашений должна подтверждаться решением всенародного референдума "по швейцарскому образцу".

Программа AfD прямо предусматривает стремление либо к выходу Германии из Европейского Союза, либо же к "демократическому роспуску ЕС и превращению его в Европейское экономическое сообщество".

"Альтернатива" считает существование Евросоюза угрозой не только для национального суверенитета, но и национальной идентичности ФРГ.

Поэтому ради сохранения последней необходимо вернуться к Европе как совокупности национальных государств. Кроме того, несомненной угрозой для Германии признается существование евро – вопрос отказа от этой валюты должен быть рассмотрен на референдуме.

Едва ли не основным "козырем" программы AfD является вопрос внутренней безопасности. "Альтернатива" предлагает стремительное увеличение расходов на полицию и юстицию, а также снижение крайнего возраста привлечения к ответственности до 12 лет.

Политсила де-факто выступает против Шенгенского соглашения, продвигая восстановление контроля на внешних границах ФРГ. Кроме того, по убеждению AfD, следует сузить уровень приватности в интернете и ускорить высылку иностранных правонарушителей из страны.

В плане внешней политики AfD требует, в первую очередь, постоянного членства для Германии в Совете безопасности ООН, а также стремится зафиксировать на законодательном уровне обязанность поддержки немецких меньшинств в мире.

В то же время противоречивой является позиция партии по НАТО. С одной стороны, "Альтернатива" поддерживает членство в Альянсе и даже готова увеличивать оборонные расходы и возобновить призыв на воинскую службу. С другой стороны, политсила подчеркивает необходимость поддержания оборонного характера НАТО и требует вывода с территории ФРГ всех иностранных контингентов, включая их ядерные компоненты.

И наконец, по мнению AfD, "европейскую безопасность невозможно представить без участия РФ". На этом фоне неудивительно, что заместитель председателя партии и кандидат в канцлеры Александр Гауланд во время съезда назвал санкции против официальной Москвы "политически ошибочными" и охарактеризовал аннексированный Крым как "издавна российскую территорию, которую россияне ни при каких условиях не вернут в состав Украины".

Идеологический выбор

"Альтернатива для Германии" в целом имеет основания чувствовать себя уверенно в свете сентябрьских выборов в Бундестаг. Партия с большой вероятностью туда попадет, учитывая результаты социальных опросов.

В то же время желаемый двузначный результат, о котором на съезде упомянула кандидат в канцлеры Алиса Вайдель, пока вряд ли достижим.

Во-первых, потому что, несмотря на изменение условий ведения кампании, риторика AfD практически не изменилась. Прежде всего, это касается вопросов миграции и беженцев.

 

Пик миграционного кризиса сейчас выглядит пройденным. Федеральное правительство уже приняло меры по ужесточению миграционных правил и сокращению сроков пребывания нарушителей миграционного режима на территории ФРГ.

Был также существенно расширен перечень стран, куда разрешается высылать беженцев. В него был включен даже Афганистан, признанный "условно безопасным", хотя недавно высылка беженцев в Кабул была приостановлена из-за терактов.

К тому же ряд партий (например, СДПГ) включила положения об ужесточении миграционной политики и повышении внутренней безопасности в свои предвыборные программы.

Во-вторых,

партия не может решить, насколько существенно ее действия будет определять правая идеология.

Сейчас основное противостояние разворачивается между председателем партии Фрауке Петри и условными "националистами" в составе кандидата в канцлеры Гауланда, депутата Европарламента Беатрикс фон Шторьх и шефа тюрингской AfD Бьорна Хьоке.

Глава партии хочет продолжения курса на размежевание с PEGIDA, смягчение риторики в отношении национальных меньшинств, а также, что главное, определения условий сотрудничества с другими политическими силами. Соответственно, курс Петри четко направлен на "встраивание" AfD в немецкий политический спектр, где она может занять позиции правее ХДС и идейно близкие к баварскому ХСС.

Однако остается открытым вопрос – выдержит ли партия такую ​​трансформацию? И как отреагируют на нее (а также на разногласия в руководстве) простые избиратели?

 

Автор: Виктор Савинок,

аспирант Института международных отношений КНУ им. Тараса Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua