Феномен Шульца: депутат, способный выиграть у Ангелы Меркель

Четверг, 9 марта 2017, 16:12 — , для Европейской правды
Фото spiegel.de

В Германии есть распространенная политическая шутка, что "скучные политики всегда сидят в Европарламенте". И действительно, Европарламент (ЕП) на протяжении длительного времени воспринимался отчасти как место политической "ссылки".

Ситуация изменилась в начале нынешнего года. 29 января в немецкую большую политику вернулся бывший президент Европейского парламента Мартин Шульц. Он был выдвинут Социал-демократической партией Германии (СДПГ) в качестве кандидата на пост федерального канцлера.

А 19 марта, после присяги нового президента ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера, внеочередной съезд СДПГ поручит Шульцу также и руководство партией в целом, уволив с должности председателя нынешнего главы немецкого МИД Зигмара Габриэля.

И наконец социология дает Шульцу довольно неплохие шансы на победу.

Поэтому попробуем разобраться в том, что именно является "феноменом Шульца" и какое потенциальное влияние он может оказать как на политический ландшафт ФРГ, так и на немецкую политику в отношении Украины.

Спаситель из Брюсселя

Прошлую парламентскую кампанию для немецких социал-демократов вряд ли можно назвать удачной.

Гонка, в которой кандидатом в канцлеры стал партийный функционер и бывший министр финансов Пеер Штайнбрук, завершилась для СДПГ неубедительным результатом в 25,7% голосов. В пользу СДПГ сыграл проигрыш Свободной демократической партии и нежелание отдельных кругов ХДС/ХСС формировать коалицию с "Союзом90/Зелеными". Следствием этого стало создание третьей в истории Германии "большой коалиции".

Однако в новые гонки СДПГ вступает с четкой решимостью отказаться от создания очередной "большой коалиции". Об этом, в частности, заявил в конце января 2017 года на съезде социал-демократов председатель фракции в Бундестаге Томас Опперман.

Поэтому в новом избирательном цикле партии были нужны как новые подходы, так и новые лица. Именно таким лицом и стал Мартин Шульц.

К слову, его запланированное избрание председателем СДПГ свидетельствует о том, что немецкие "эсдеки" решили вернуться к оправданной политической модели, в рамках которой кандидат на пост канцлера не только руководит собственной кампанией, но и возглавляет партию. Именно этот подход был одним из факторов успеха для предыдущего главы немецкого правительства от СДПГ Герхарда Шредера.

Кроме того, понятен чисто психологический расчет руководства СДПГ – несмотря на публичность должности президента ЕП, Шульц все же мало присутствует на немецкой политической арене. Поэтому он вполне может олицетворять "новое лицо" среди социал-демократического истеблишмента.

 

К тому же, имея опыт руководства одним из ведущих институтов ЕС, Мартин Шульц выступает также и воплощением преданности идеям "единого европейского дома", что вполне хорошо может быть противопоставлено евроскептическим силам.

В то же время бывший президент ЕП на посту председателя СДПГ олицетворяет по меньшей мере два весомых изменения в контексте руководства немецких эсдеков.

Во-первых, приход нового активного лидера ассоциируется у потенциальных избирателей с уходом в тень опытных, но не совсем способных создать убедительные политические лозунги и "яркие картинки" политиков вроде уже упоминавшегося Пеера Штайнбрука или пока еще лидера партии Зигмара Габриэля.

Во-вторых,

избрание Мартина Шульца на пост председателя партии будет означать и окончательный выход из руководства СДПГ бывших соратников и соратниц экс-канцлера Герхарда Шредера.

Это, конечно же, не означает перемещения в тень таких именитых политиков, как 12-й федеральный президент Франк-Вальтер Штайнмайер, действующий глава МИД Габриэль или премьер Северного Рейна-Вестфалии Ханнелоре Крафт, однако, очевидно, дает немецким социал-демократам шанс на "перезагрузку" собственной политической повестки дня с учетом новых личностей и, конечно же, реалий.

Настоящий социалист

И хотя о программе Шульца пока сложно говорить конкретно, целый ряд ее очертаний уже начал вырисовываться.

В частности, бывший глава ЕП призывает к переосмыслению роли "социальной рыночной экономики" в Германии, борьбе с бедностью и социальным неравенством в различных сферах. Несмотря на то, что спектр заявлений Шульца уже сейчас достаточно широк, большинство из них все же касается внутринемецкой повестки дня, актуальной для избирателей.

Ряд из них имеет также выраженную левоцентристскую окраску, что дает обозревателям возможность вполне мотивированно утверждать о

возвращении "социалистического" компонента в повестку дня СДПГ.

Последний считается де-факто утраченным в риторике партии с конца 1970-х годов, когда покойный канцлер социал-демократ Гельмут Шмидт начал проведение монетаристских реформ, чтобы преодолеть последствия тогдашних "нефтяных шоков".

В то же время тональность заявлений Шульца резко контрастирует с риторикой действующих канцлера и правительства, которые в качестве доказательств эффективности собственной деятельности демонстрируют показатели экономического роста и увеличение бюджетного профицита. Последние, тем не менее, хотя и выглядят сравнительно убедительно для профессиональной аудитории, представляются весьма далекими от среднестатистических избирателей с их потребностями и ощущениями.

Поэтому Шульц, который акцентирует внимание на имеющихся проблемах, пытаясь при этом предложить потенциальные пути их решения, вполне может выглядеть в глазах избирателей более привлекательным даже на фоне действующей главы правительства ФРГ, кампания которой, очевидно, как и в 2013 году, будет строиться на тезисе "вы же хорошо меня знаете".

К тому же, нарушая важные внутриполитические вопросы и пытаясь начинать дискуссию по их возможному урегулированию, как, например, в случае с тезисом о "превращении ФРГ в государство равных возможностей", Шульц существенным образом повышает собственную популярность среди "протестного электората", отчасти также склонного к поддержке популистских сил.

В то же время в пользу Шульца, по сравнению с левыми и правыми популистами, играют как наличие более-менее четких предложений, так и их готовность широко обсуждать.

Поэтому "феномен Шульца" во многом следует объяснять именно через его контрсистемность.

Как для его собственной партии, в которой он выступает лицом новой элиты и к которой он возвращает левоцентристский повестку дня, так и по отношению к его политическим оппонентам. И именно это позволило ему не только поднять электоральные рейтинги социал-демократов, но и привлечь в их ряды тысячи новых членов.

Тем не менее, "контрсистемность" в исполнении Шульца, в отличие от популистских сил, всегда имеет пределы.

Во-первых, потому, что он представляет партию, которая имеет едва ли не древнейшую историю среди всех политических образований современного немецкого политикума.

Во-вторых, из-за опыта Шульца в институциях ЕС и четкой приверженности идеям европейской интеграции.

Коалиция на троих

Насколько реальны шансы Шульца стать новым канцлером Германии? Ведь на федеральном уровне "эффект Шульца" причинил весомые последствия.

Еще в ноябре-декабре рейтинг СДПГ колебался между 24-25% голосов потенциальных избирателей, а пребывание Христианско-демократического союза (ХДС) – партии действующего канцлера – на вершине электоральных симпатий казалось почти незыблемым.

 Фестиваль в Дюссельдорфе. Фото DW

Однако с середины января социологические показатели социал-демократов выросли на 6-7%, практически сравнявшись с уровнем доверия к партии Ангелы Меркель (по консолидированному показателю социологических опросов – 32% против 32% по состоянию на 6 марта). В сравнении с 2013 годом СДПГ нарастила избирательные симпатии на 6%, христианские демократы потеряли около 11% от собственного результата в 41% на гонках 2013 года.

Рост рейтинга Шульца и СДПГ существенным образом влияет на потенциальные коалиционные расклады в Бундестаге 19-го созыва.

Если раньше можно было с большой вероятностью обсуждать варианты или "большой коалиции", или же союза между ХДС/ХСС, СВДП и "Союзом90/Зелеными", то сейчас следует привлечь к рассмотрению и варианты "светофорной" коалиции социал-демократов, свободных демократов и "Союзу90/Зеленых", а также "красно-красно-зеленой" коалиции СДПГ, "Союзу90/Зеленых" и левопопулистской партии "Левые".

При этом, как уже отмечалось, ведущие политики как со стороны "эсдеков", так и со стороны партии Меркель пока исключают продолжение "большой коалиции".

Так что 19-й созыв немецкого Бундестага будет, очевидно, интересным с точки зрения потенциального установления в нем первой в немецкой парламентской истории ХХІ века "трехпартийной коалиции". Впрочем, подобного рода форматы не являются исторически необычными как для немецкого парламентаризма в целом, так и для традиции Бундестага в частности.

Украинское измерение

Несмотря на принадлежность Мартина Шульца к СДПГ, которая традиционно выступает с более компромиссных позиций относительно связанной с Российской Федерацией повесткой дня, его личная позиция в поддержку Украины вряд ли вызывает сомнения.

Доказательством тому вполне могут быть заявления и деятельность Шульца на посту председателя Европарламента. Последний, к слову, является одной из институций ЕС, которая систематически призывала все заинтересованные стороны к решительным действиям в отношении РФ в связи с аннексией Крыма и российской агрессией на Востоке Украины.

Поэтому избирательная кампания Шульца вряд ли будет сопровождаться резкими заявлениями по украинской повестке дня, которые расходились бы с позицией официального Киева.

 Фото president.gov.ua

В то же время при потенциальном лидерстве Шульца в избирательной гонке украинской стороне было бы интересно как продолжение работы "большой коалиции" несмотря на потенциальную возможность для ХДС стать в ней "младшим партнером", так и формирование "светофорной" коалиции СДПГ, "Союза90/Зеленых" и СВДП. Ведь указанные партии четко придерживаются позиции относительно необходимости соблюдения норм международного права в части обеспечения территориальной целостности и суверенитета Украины.

Впрочем, формирование "красно-красно-зеленой" коалиции несет и определенные риски для Киева.

Речь идет о неоднозначной позиции ряда членов партии "Левые" в отношении аннексии Крыма и российской агрессии на Востоке Украины и визитах некоторых ее деятелей на оккупированные или неконтролируемые украинской властью территории. Однако будет ли позиция этих политиков услышана в правительстве? Особенно в условиях преемственности в работе правительственных кабинетов даже после смены правящих партий, что свойственно немецкой политике.

Несмотря на это, украинской стороне было бы желательно уже сейчас налаживать контакты с потенциальными коалициантами в 19-м созыве Бундестага и разъяснять позицию официального Киева. Только так можно гарантировать поддержку нового правительства Германии, как бы там не завершились парламентские выборы.

 

Автор: Виктор Савинок,

эксперт МЦПИ "Progress"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua