Brexit остановился на границе: как проблема Северной Ирландии ломает переговоры Британии и ЕС

Среда, 13 декабря 2017, 13:44 — , для Европейской правды
Фото Financial Times

Решение о выходе Великобритании из Европейского Союза, которое было принято после эмоционального референдума летом 2016-го, до сих пор оставляет больше вопросов, чем можно дать ответов. Кое-кто из британских экспертов даже назвал это наиболее необдуманным решением британской политики за последнее столетие. Популистская кампания, надежды на легкие переговоры с Брюсселем, неустойчивая поддержка только половины населения были лишь  прелюдией к снежному кому проблем, с которыми столкнулся Лондон.

С каждым днем ​​вопросов становится все больше, а времени – все меньше: ответы нужно найти до весны 2019-го, когда Британия перестанет быть членом ЕС.

Вопрос Северной Ирландии – один из тех, о которых вообще не говорили летом 2016 года.

Тогда только несколько экспертов спрашивали: а уверены ли вы, что Brexit не вызовет серьезных проблем на острове Ирландия? Но сейчас обозреватели называют Северную Ирландию тем регионом, который больше всего затронет выход Британии из ЕС.

Лишь в октябре 2016-го был очерчен перечень самых сложных вопросов Brexit: это обеспечение прав граждан ЕС и Великобритании, определение финансовых обязательств последней и урегулирование проблемы границы между Британией и Ирландией.

Условная граница

Вопрос границы обсуждался по дипломатическим каналам уже несколько месяцев, но результата не было, поэтому ирландская сторона перевела дискуссию в публичную плоскость, пытаясь получить ответы от Лондона до саммита ЕС в декабре, на котором формально переговоры по Brexit должны перейти во вторую фазу.

Действительно, британское правительство сосредоточило все внимание на вопросах мигрантов, выплат в бюджет ЕС, прав европейских и британских граждан после Brexit на проживание и работу, возможных условий торгового и таможенного соглашений. Лондон надеялся, что вопрос границы можно будет уладить в двусторонних переговорах с Ирландией.

Каждый день около 30 тысяч человек пересекают границу длиной 500 км через более чем 200 мест въезда.

Лондон еще в августе объяснил, что хотел бы сохранить прозрачную границу без таможенных и пограничных постов. Как это возможно, если Великобритания выходит из таможенного союза ЕС, осталось без разъяснений, что вызвало негативную реакцию Дублина, который призывал к реалистичности планов.

На заявление Терезы Мэй о прозрачной границе "без преград" главный переговорщик ЕС Мишель Барнье ответил, что торговые отношения со странами за пределами ЕС безусловно предусматривают преграды.

И речь идет не только о перемещении товаров. С выходом Британии из ЕС и общей тенденцией к усилению внешних границ союза надеяться на то, что пограничный режим останется таким же, как был, невозможно.

Но для местных жителей это – сверхчувствительный вопрос.

Уже сегодня пограничные районы по обе стороны пестрят плакатами: "Местные общины против Brexit", "Уважайте мнение тех, кто хотел остаться", "Если будет жесткий выход, то эта дорога будет закрыта с марта 2019-го".

Политика и история

30 лет насильственного конфликта в Северной Ирландии закончились лишь в 1998 году с подписанием Соглашения Страстной пятницы. Это – не говоря о гораздо более долгой истории борьбы Ирландии за независимость, религиозных противостояний и тому подобного.

Уже сегодня говорят о возможной новой волне радикализации, ведь создание границ могут воспринять так, что нарушаются условия мирного соглашения. Большинство представителей старшего поколения, которые помнят времена конфликта и то, как функционировала границу тогда, выступают категорически против ее восстановления.

Для многих северных ирландцев важно чувствовать себя европейцами – это определенным образом балансирует необходимость быть частью Великобритании и является гарантией сохранения мирного соглашения.

В июне 2016 года Северная Ирландия подавляющим большинством проголосовала за то, чтобы остаться в ЕС – 56% отдали голоса против Brexit. В декабре 2017 года авторитетная Североирландская компания LucidTalk опубликовала результаты исследования, согласно которому 47,9% жителей хотели бы остаться в ЕС путем присоединения к Ирландии, в то время как 45,4% хотят покинуть ЕС и остаться в Великобритании.

По обе стороны ирландской границы есть политики и активисты, которые надеются на восстановление объединенной Ирландии.

По мнению бывшего министра юстиции Ирландии Майкла МакДауэлла, еще 10 лет назад он не мог представить объединенную Ирландию, но сегодня готов сказать "возможно".

Две главные политические силы в Северной Ирландии имеют противоположные взгляды на ситуацию. Католическая Шинн Фейн выступает против Brexit и за возможное объединение с Ирландией. Протестантская Демократическая юнионистская партия (DUP) – за Brexit и за то, чтобы остаться в Британии. Именно лидер последней Арлин Фостер постоянно настаивает, что Северная Ирландия должна покинуть ЕС на общих условиях со всей Британией. Напомним, что именно партия DUP помогла Терезе Мэй создать правительство в июне этого года после внеочередных выборов.

Эти две партии находятся в постоянном многолетнем политическом противостоянии. Нынешняя ситуация дополнительно ухудшила отношения DUP с ирландскими националистами.

Некоторые в Лондоне говорят о высокотехнологичной границе между Швецией и Норвегией как о возможной модели ирландской границы. Но дальнобойщики, которые пересекают ту границу, а также местные жители значительно менее оптимистичны касательно ее эффективности и времени, которое тратится на пересечение.

Между тем правительство Ирландии уже начало подыскивать земельные участки для возможного размещения терминалов таможенной проверки грузовиков.

Право на гражданство

В июне ирландский Belfast Telegraph сообщил, что с территории Северной Ирландии ежедневно поступает более 800 заявок на получение ирландского гражданства.

По информации издания, сегодня в Великобритании приблизительно 6,7 млн человек, имеющих право на получение ирландского гражданства. Ирландское законодательство дает такое право всем, кто родился в Северной Ирландии, а также всем уроженцам Великобритании, если хотя бы один из родителей – ирландец.

Право гражданства по рождению было частью Соглашения Страстной пятницы и уже в декабре 2017 года было подтверждено отдельным соглашением между Великобританией и ЕС.

Теперь у этого вопроса появилась и другая сторона.

Как написал специальный корреспондент Economist на Балканах Тим Джуда: "Великобритания следует примеру Боснии. После Brexit граждане Северной Ирландии будут как боснийские хорваты, имеющие паспорта Хорватии/ЕС, а следовательно, после Brexit, как и в Боснии, мы получим граждан первого и второго класса".

Позиция ЕС

Евросоюз четко и бескомпромиссно встал на сторону Ирландии. "Проблемы Ирландии – это проблемы ЕС", – заявил главный переговорщик Евросоюза. А глава Европейского совета Дональд Туск добавил, что если предложение Британии будет неприемлемым для Ирландии, оно будет неприемлемым и для всего ЕС.

Кстати, у Ирландии есть возможность наложить вето на любой вопрос повестки дня переговоров по Brexit или даже на все соглашение.

После мирного соглашения 1998 года Евросоюз инвестировал значительные средства в поддержку приграничных сообществ с целью развития малого бизнеса и промышленности, что позволило снизить уровень безработицы (в некоторых районах – с 30% до 3%), изменить ужасную экономическую ситуацию, которая была в зоне конфликта, и способствовать пограничному диалогу. Но это привело и к тому, что многие предприятия ориентировались именно на рынок ЕС или приграничную торговлю.

Сейчас многие уже разрабатывают планы переезда на юг, если будет установлена жесткая граница.

Примерно 8% ВВП Северной Ирландии составляет финансирование из европейских фондов, а в период с 2014 по 2020 год Белфаст ожидал получить 3,5 млрд евро помощи из фондов ЕС, из которых 2,5 млрд  – в рамках общей сельскохозяйственной политики.

Чем заменить это финансирование?

Сможет ли британское правительство предоставлять подобные субсидии, а если нет, то насколько значительным будет негативное влияние на экономику Северной Ирландии? Пока ответа нет. Максимум, о чем на данный момент говорит министр финансов Великобритании, это о возможности компенсации на один год после Brexit – 2020-й.

Лондонский Центр европейских реформ предлагает возможность введения временного или специального режима для товаров из Ирландии и Северной Ирландии до тех пор, пока Британия не закончит переговоры по новой зоне свободной торговли с ЕС (что может произойти как во время Brexit, о чем мечтает Лондон, так и лет через пять после него, что является более реалистичной перспективой).

В ноябре даже появилась информация, что Ирландия будет настаивать на том, чтобы Великобритания осталась в таможенном союзе, чтобы избежать жесткой границы.

Итак, уже сейчас видно кардинальное отличие позиций двух стран. Ирландия считает, что вопрос границы должен быть решен на первом этапе, а Великобритания связывает его с условиями будущего торгового соглашения, что является предметом рассмотрения на втором этапе.

Нестандартный выход

В начале декабря появилась информация о достигнутой договоренности, которая может быть закреплена на декабрьском саммите.

Согласно ей, Великобритания договорились оставить Северную Ирландию после Brexit в "регулирующем согласовании" с ЕС. То есть на территории Северной Ирландии режим торговли с ЕС будет отличаться от того, что действует на остальной британской территории.

Как это согласование должно происходить и будет ли оно постоянным или временным – объяснений нет, но сам факт определенной договоренности уже считался прорывом. Но дело в том, что это совершенно не устраивает юнионистов – DUP, которые боятся, что это станет толчком к интеграции двух Ирландий.

Принимая во внимание то, что партия является частью правительственной коалиции, они могут заблокировать продвижение Лондона в переговорах. Что и произошло, поскольку уже на следующий день оптимизм переговорщиков исчез, а Лондон попросил больше времени на проработку этой инициативы.

Уже на этой неделе объявили о достижении условия между Ирландией и Великобританией, согласно которому: "При отсутствии согласованного решения (нового торгового соглашения с ЕС. – Ред.) Великобритания будет полностью соответствовать тем правилам внутреннего рынка и таможенного союза, которые сейчас или в будущем будут поддерживать сотрудничество Севера и Юга, экономику всего острова и защищать соглашение 1998 года". Эксперты уже обратили внимание на это "в будущем", поскольку, по их мнению, это означает, что любые изменения в правилах ЕС должны быть отражены и с северной стороны границы, то есть в Великобритании.

По словам известного ирландского колумниста Финтан О'Туле,

практически Ирландия спасла Великобританию от жесткого Brexit.

Но в то же время это означает, что Британии придется сохранить условия таможенного союза, даже если он и не будет так называться. Некоторые обозреватели уже задаются вопросом: если Лондон собирается скопировать условия таможенного союза и единого рынка, то зачем говорить о выходе из ЕС?

Стало ли в переговорах Великобритании с ЕС одним вопросом меньше, покажет саммит 15 декабря. Не возникнет ли новых конфликтов в Северной Ирландии и какие последствия Brexit будет иметь для экономической и политической ситуации, покажет только 2019 год.

Но ситуация с границей еще раз подтвердила непродуманность действий Великобритании в вопросе выхода из ЕС.

 

Автор: Анна Шелест,

кандидат политических наук, главный редактор UA: Ukraine Analytica,

член правления Совета внешней политики "Украинская призма"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua