Атака ради Трампа: для чего Венгрия сохраняла конфликт с Украиной

Четверг, 21 июня 2018, 12:48 — , для Европейской правды
Фото: zdf.de

Продолжит ли Будапешт блокировать сотрудничество Украины с НАТО?

Казалось бы, совместное участие первых леди Украины и Венгрии в благотворительной акции в начале июня, а также последние встречи глав МИД и Минобороны двух стран должны были означать, что Будапешт наконец прекратил блокировку.

Но сразу после упомянутых событий вице-премьер Иванна Климпуш-Цинцадзе сообщила, что блокада со стороны Венгрии продолжается (хотя и предположила, что ее могут снять в последний момент).

Этот "момент" наступит уже в ближайшую пятницу.

22 июня на Закарпатье пройдут переговоров с участием сразу четырех министров. Вместе с Петером Сийярто и Павлом Климкиным за стол переговоров сядут министр образования Лилия Гриневич и ее венгерский коллега Миклош Кашлер.

Но важно понимать, что вряд ли на этой встрече будет достигнуто какое-то окончательное согласие или полное понимание. Это будет некорректно, несерьезно и просто бесполезно.

Задача-максимум на сегодня – выйти на путь урегулирования ситуации с законом об образовании и хотя бы временно разблокировать заседание комиссии Украина-НАТО.

Мифы о Венгрии

Как для украинской, так и для венгерской дипломатии этот спор продолжительностью почти год стал настоящим испытанием. Но если Киев выбрал исключительно оборонительную тактику, то Будапешт за эти 9 месяцев отработал весь имеющийся арсенал приемов и стратегий, проверил различные сценарии и тактики.

И то, что в спор пришлось вмешаться Вашингтону, который наконец должен заставить Киев и Будапешт сесть за стол переговоров, тоже является составляющей дипломатии Виктора Орбана, которую Венгрия продвигает на международной арене последние 5 лет.

Но все это Киев не всегда замечал и понимал.

В Киеве имели очень размытое представление об истинных мотивах Будапешта – мировоззренческие и конъюнктурные.

Резкая реакция Будапешта на закон об образовании в сентябре прошлого года стала для Украины неожиданностью. Не сразу пришло понимание уровня обиды венгерских властей за недостаточное внимание к их мнению по языковому вопросу (и фактическое игнорирование всего венгерского вектора).

Так же не сразу Киев осознал, что заезженный тезис о защите иностранных венгров всегда был для официального Будапешта приоритетом во внешней политике, а с 2012 года – еще и конституционной обязанностью венгерского правительства. О "травме Трианона" как весомом факторе венгерской политики в Украине тоже до недавнего времени мало кто знал.

 
Орбан и Путин в Будапеште, 2015 год

И даже сейчас, когда в Киеве наконец осознали решающую зависимость венгерской общины Закарпатья от Будапешта, далеко не все с украинской стороны понимают, что это является результатом не только политики венгерского правительства, но и бездействия украинской власти в этом регионе.

Также до сих пор дезориентируют и раздражают Киев теплые отношения Виктора Орбана с Владимиром Путиным. До последнего многие украинские политики и дипломаты видели именно "руку Кремля" в неуступчивости Будапешта. Да что там, некоторые до сих пор тиражирует эту мысль.

Конечно, российский фактор в венгерской внешней политике последних лет – очень весомый, но его влияние на сегодняшний спор Киева и Будапешта – мизерный. Понимание этого постепенно появляется и в Украине.

Значительно большее значение имеют другие факторы, которые вместе с фундаментальной идеей о защите иностранных венгров и составляют новую внешнюю политику Венгрии.

Что важно для Орбана

Условной датой введения "Новой внешней политики Венгрии" можно считать 2014-й год, когда Виктор Орбан во второй раз подряд победил на парламентских выборах. Тогда за один год сменилось три руководителя МИД, а само ведомство было кардинально перестроено.

Ему добавили экономическую компетенцию и переименовали в Министерство иностранных дел и внешней торговли. Произошла серьезная ротация, которую некоторые называют "чисткой": тогда многие дипломаты были переведены в Минюст, а в МИД пришли молодые люди. Одним из них был Петер Сийярто, который возглавил министерство в сентябре 2014 года и руководит им до сих пор.

Это было время, когда Виктор Орбан уже завершил перекраивать внутреннее законодательство страны, включая Конституцию – и всерьез занялся геополитикой.

Бывшие кадровые венгерские дипломаты говорят, что начиная с 2014 года классическая дипломатия в действиях Будапешта фактически отсутствует. С тех пор внешняя политика Венгрии является полным отражением личной воли Виктора Орбана, его целей, стиля и мировоззрения как политика.

Следовательно, чтобы объяснить шаги Будапешта на внешней арене, венгерские аналитики очень часто апеллируют к психоанализу личности Виктора Орбана или проводят аналогии с футболом, в который венгерский лидер продолжает играть до сих пор.

 

Поэтому внешняя политика Венгрии последних лет очень часто отличается эпатажностью и волюнтаризмом – но у нее есть своя логика и видение. В их основе – постоянная борьба как стратегия и тактика политического действия.

Без этой борьбы с поиском врагов и победами над ними политика Виктора Орбана не существует.

На международной арене это проявляется в постоянной конфликтности Будапешта, спорах со всеми и везде, иногда даже без особого повода.

Венгрия Орбана 8 лет подряд системно спорит с Брюсселем по каждому поводу – от изменений в Конституцию до распределения европейских средств. Или может так обидеться на Нидерланды за критику, что отзывает своего посла. Более того, во внешней политике Орбана считается допустимым официально, в правительственном заявлении, назвать главу МИД Люксембурга экстремистом и идиотом.

Становится очевидным: избежать конфликта с Будапештом из-за закона об образовании было просто невозможно. Это естественный спор, ведь образовательный закон касается сакральной для венгерской внешней политики темы прав иностранных венгров. Поэтому Киев должен был предусмотреть этот конфликт и подготовиться к нему.

Смелость как доктрина

Новую доктрину внешней политики Виктор Орбан объявил на встрече с руководителями венгерских дипмиссий еще в марте 2015 года.

Ключевой призыв в том выступлении был таким: венгерская дипломатия должна стать смелее и решительнее в отстаивании национальных интересов, откровенно заявлять как о собственных стремлениях и целях, так и более настойчиво их добиваться и отстаивать.

Проявлением этой борьбы во внешней политике стал хорошо знакомый всем язык ультиматумов и шантажа Венгрии. Киев испытал это на себе за последние 9 месяцев. Отсюда идут многочисленные заявления о том, что "венгерская община Закарпатья имеет право на двойное гражданство и автономию".

При этом, по мнению Виктора Орбана, не бывает окончательно проигранных сражений.

То есть если даже позиция Будапешта выглядит слабее, то это не повод избегать битвы. Наоборот – это значит, что нужно приложить максимум усилий, чтобы выровнять или даже переломить ситуацию.

Собственно, это можно наблюдать и в споре между Киевом и Будапештом.

Несмотря на то, что выводы Венецианской комиссии были скорее в пользу Киева, чем Будапешта, Венгрия не прекратила давление, а пошла в еще более массированную атаку – по линии ОБСЕ и НАТО.

Читайте также
Министр наездов и неправды: МИД Венгрии запускает фейк о миссии ОБСЕ на Закарпатье

И если в первом случае это была очевидная штанга и об ОБСЕ Будапешт оперативно забыл, то с НАТО – попал "в десятку".

Еще одна интересная особенность Орбана: несмотря на свою природную конфликтность, он пытается делать вид конструктивного лидера и остается над схваткой, пока не появится шанс завершить конфликт триумфом.

Собирать негатив от конфликтов – это "привилегия" подчиненных, в частности Петера Сийярто, который является для Орбана идеальным исполнителем. Именно за это он его невероятно ценит, называя "молодым титаном".

 
Орбан и Сийярто играют в шахматы

Именно поэтому за 9 месяцев жестких украинско-венгерских споров Виктор Орбан не сказал фактически ни одного резкого слова в адрес Киева.

Более того, Орбан просто избегает встреч с президентом Порошенко, на что Киев уже жаловался публично. Да и сейчас, по информации "Европейской правды", это продолжается – уже несколько месяцев венгерский премьер "не может найти времени" даже для телефонного разговора с украинским президентом, несмотря на официальный запрос последнего.

Хотя очевидно, что речь идет не о нехватке времени.

Будапешт просто не хочет сжигать мосты на высшем уровне.

Вместо этого – ждет, когда можно будет получить политические очки для Орбана в результате компромисса с Киевом.

Для сравнения – в других вопросах, где вторая сторона слабее, венгерский лидер не избегает непосредственного участия в конфликте. Так, Орбан уже больше года открыто и лично атакует Джорджа Сороса, потому что чувствует, что до сих пор получает политические баллы от конфликта с американским миллиардером венгерского происхождения.

Важно понимать, что ни одно важное решение или соглашение на международной арене не может быть принято без согласия и ведома Виктора Орбана. В идеале окончательное решение должен принять и представить венгерский лидер лично.

При этом конфликт не является для Орбана самоцелью. Для него это – возможность выйти на новое качество отношений, получить преимущество и дополнительные политические бонусы.

Эта особенность ударила по Украине в октябре прошлого года: тогдашний министр человеческих ресурсов Венгрии Золтан Балог приехал в Киев на встречу с Лилией Гриневич. Тогда, казалось, стороны обо всем договорились, но как только дело дошло до подписания меморандума, венгерскому министру поступил внезапный звонок из Будапешта – и он свою подпись не поставил.

Компромисс, да еще и достигнутый без участия Орбана, на тот момент противоречил задачам Будапешта.

Ведь Венгрия ждала шагов не только от Украины.

Путь к Украине через Вашингтон

На самом деле Будапешт блокирует комиссию Украина–НАТО не только чтобы скорректировать закон об образовании в интересах венгерского нацменьшинства.

Цель Венгрии – шире: заставить Киев пересмотреть свое отношение к Будапешту и "настроить" украинско-венгерские отношения на волну предметных дебатов о правах венгерского нацменьшинства. А тут и двойное гражданство, и языковые права, и самоуправление, и политическое представительство. Об этом спектре вопросов "Европейская правда" писала неоднократно за последние полтора года, в частности в статье "Удержать Венгрию: как превратить "пророссийского соседа" в лоббиста Украины в ЕС".

Линию НАТО в споре с Киевом Будапешт тоже выбрал не сразу. Сначала в качестве главной "болевой точки" венгры рассматривали Соглашение об ассоциации с ЕС. Но сценарий с НАТО оказался не только более эффективным, но и открыл для Будапешта новые возможности.

В Украине популярно мнение, мол, Венгрия мешает диалогу Украины с НАТО в интересах Кремля. На самом деле дипломатия Виктора Орбана сделала ставку на Альянс... чтобы выйти на прямой диалог с Вашингтоном как ключевым игроком в Альянсе и союзником Украины.

Подобные попытки Будапешт уже делал. Но без "украинского козыря" все они были неудачными.

Орбан был в своеобразном "черном списке" администрации Барака Обамы, упрекавшего Будапешт в антисемитизме, коррупции и авторитаризме. Именно поэтому венгерские власти публично поддерживали Дональда Трампа, а когда он победил – бросили все усилия на то, чтобы добиться личной встречи с новым президентом США и перезапустить отношения.

Особые надежды в этом плане Виктор Орбан возлагал на тогдашнего посла Венгрии в Вашингтоне Рийко Семеркейни, которая лично знакома с Трампом и вроде бы была близка к его команде. Но это не сработало. Обновленный Белый дом отказал во встрече.

 

Тогда Орбан решил сменить посла, а одновременно применил свой излюбленный прием в дипломатии – создал конфликт.

Первым его элементом стал закон о высшем образовании, который вдруг появился в повестке дня венгерского парламента в конце марта 2017 года и предусматривал фактическое закрытие Центральноевропейского университета (ЦЕУ) Джорджа Сороса. Венгерские аналитики, специализирующиеся на международной политике, в один голос настаивают, что это была попытка выйти на прямой диалог с администрацией Трампа. И действительно: вместе с новым законом о высшем образовании в Будапеште предложили и решение для ЦЕУ – межправительственное соглашение между Венгрией и США.

Тогда тактика Орбана не сработала: Вашингтон только лишь осудил атаку на университет, имеющий также и американскую регистрацию.

Спор с Киевом по линии НАТО стал третьей попыткой Будапешта выйти на прямой диалог с Вашингтоном.

И именно здесь Орбан наконец преуспел.

Переломной стала встреча Петера Сийярто и Уэсса Митчелла в конце мая в Будапеште, после которой Венгрия резко изменила позицию в конфликте с Украиной.

 
Встреча Климкина с Сийярто при посредничестве Уэсса Митчелла

Митчелл, помощник госсекретаря США по вопросам европейской и евразийской политики, присутствовал также во время всех разговоров Сийярто с Климкиным сразу после того, как Будапешт взялся блокировать комиссию Украина–НАТО. И его участие каждый раз отмечалось в официальных сообщениях Будапешта.

Также в течение мая венгерская община Закарпатья (!!!) организовала ряд культурных событий в Соединенных Штатах. Туда же на встречи летал и лидер закарпатских венгров Ласло Брензович.

А за последние несколько недель, с тех пор как Будапешт пошел на конструктивный диалог с Киевом, Петер Сийярто успел встретиться в Вашингтоне с госсекретарем Майком Помпео. А на прошлой неделе Дональд Трамп и Виктор Орбан уже общались лично по телефону.

Нет никаких сомнений, что для современной венгерской дипломатии это – большой успех. И именно это было одной из задач Будапешта, когда тот блокировал комиссию Украина-НАТО и инициировал пересмотр политики альянса в отношении Украины.

Очевидно, именно по просьбе Вашингтона Будапешт разблокировал диалог с Украиной.

Это "указание из-за океана" стало для Виктора Орбана словно поздравлением с юбилеем, который венгерский лидер отметил 31 мая.

Как действовать Киеву?

Это важный вопрос, ведь после снятия блокады комиссии Украина-НАТО спор между Киевом и Будапештом будет еще далек от завершения. Более того, возможны и новые недоразумения, как только на повестке дня в Украине возникнет любой из чувствительных для венгерского нацменьшинства вопросов.

Возможно, лучшей стратегией станет... копирование нелинейной внешней политики Венгрии.

Нет, речь идет не о генерировании конфликтов или экспрессивности в заявлениях.

Но Киеву стоит осознать, что из любой схватки можно выйти победителем.

Что споры со странами ЕС – это точно не катастрофа. Наоборот, они дают шанс выйти на новое качество в отношениях и стать сильнее. Это во-первых.

Во-вторых, недоразумения в политических вопросах не должны блокировать экономическое сотрудничество, как это произошло между Киевом и Будапештом в прошлом году, когда вдруг "подвисли" сразу несколько перспективных проектов – строительство окружной вокруг Берегово за средства венгерского кредита, запуск "интерсити" Мукачево – Будапешт, восстановление авиасообщения с Закарпатьем при помощи Wizz Air и др.

В-третьих, именно тесное экономическое сотрудничество может быть ключом к пониманию в политических вопросах и той "подушкой", которая смягчит политические "удары".

И, наконец, Киеву нужно не терять смелости в отстаивании национальных интересов – так же, как это призвал делать в венгерской дипломатии Виктор Орбан.

Автор: Дмитрий Тужанский,

политический обозреватель,
для "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.