Победа не для Порошенко: что изменит в отношениях Украины и ЕС последний саммит перед выборами

Вторник, 10 июля 2018, 09:57 — , Киев-Брюссель
Фото: president.gov.ua

"Меньше, чем хотели, больше, чем могли" – эта фраза как нельзя лучше описывает результаты юбилейного, 20-го саммита Украина-ЕС.

Далеко не все договоренности, которые лоббировали Банковая и МИД, стали реальностью. Таможенный союз Украина-ЕС; путь к Шенгенскому соглашению; критика "Северного потока" и т.д. – все это осталось только в мечтах, проектах и ​​ письмах из Украины. Хотя на самом деле Киев и не надеялся на выполнение всех без исключения своих пожеланий. Это базовое правило дипломатии: просить больше, чтобы получить столько, сколько нужно для успеха.

А принятые решения дают все основания говорить об успехе Украины.

Да, в решение саммита вошли фразы, дописанные в последний момент по требованию Венгрии – но и украинские требования в нем тоже учли. К тому же хорошо, что венгры не заблокировали документ в целом, как они блокируют решения в рамках НАТО. А вот в вопросах противодействия российской агрессии, восстановления Донбасса, санкций против Кремля и т.д. результат брюссельской встречи является неоспоримым.

Едва ли не единственным, у кого есть основания для недовольства, оказался... сам Порошенко.

Ведь прорывных договоренностей, которые могли бы стать его козырем на президентских выборах, саммит так и не принес.

"Европейская правда" разобралась, о чем договорились Украина и ЕС и в чем Киеву пришлось уступить во время переговоров.

Нидерланды уже не против

Нынешний саммит Украина-ЕС должен был стать особенным – вне зависимости от принятых на нем решений.

Во-первых, он был юбилейным, двадцатым по счету. И это важно для Брюсселя: европейские лидеры любят символизм, цифры и круглые даты не меньше, чем их украинские коллеги.

А во-вторых, эта встреча была сверхважной лично для Порошенко.

Накануне старта избирательной кампании, в которой президент все еще планирует участвовать, ему была необходима "победа" на европейском фронте. А главное: Киев должен был полностью исключить возможность "зрады", то есть такого саммита, который сыграл бы против Порошенко. Например – как в прошлом году, когда саммит завершился вообще без итогового документа из-за спора с Нидерландами о словах про "европейские устремления" Украины.

Чтобы избежать этого, на Банковой предложили Брюсселю готовить заявление в другом формате: короткое, менее подробное, политическое. Получилось не совсем так, как планировали – первая версия заявления действительно была короткой, но раунд за раундом она "обросла деталями" и превратилась в большой документ, разве что в полтора раза короче, чем в прошлый раз.

Но главное – то, что в итоге заявление приняли.

И что интересно, в этом году Нидерланды не выступили против его принятия, хотя в итоге в документ добавили фразы о "европейском выборе" и "европейских стремлениях", которые в прошлом году вызвали дипломатический скандал.

Что ж, времена меняются, а европейские дипломаты, похоже, начинают привыкать к европейской мечте Киева. Хотя осталась одна европейская столица, которая не готова уступать ни на шаг.

Венгерское требование

Те, кто видел черновики заявления в процессе подготовки, рассказывают, что до недавнего времени в документе оставалось место для упоминания об образовательном законе, с пометкой: "ждем развития и консультаций". Киев с этим не спорил, понимая, что это – место для комментариев Будапешта.

"Время Ч" наступило 4 июля.

Читайте также
Россия – агрессор, но с коррупцией надо бороться: полный текст заявления саммита Украина-ЕС

В тот день в Брюсселе собрались послы стран-членов ЕС, чтобы утвердить (или отклонить) окончательный проект заявления саммита. Причем утвердить его можно было только единогласно: таковы правила ЕС в сфере внешней политики. Именно здесь венгерский представитель поставил условие: он даст согласие на этот документ только в том случае, если Евросоюз примет сторону Будапешта в венгерско-украинском конфликте.

Так в заявлении Порошенко, Юнкера и Туска появились слова о том, что права нацменьшинства сужать недопустимо, со ссылкой на "Конвенции ООН и Совета Европы и связанные протоколы". К счастью, этого оказалось достаточно, чтобы венгры "дали добро" на совместное заявление (это уже хорошо – например, в НАТО Будапешт просто заблокировал заявление об Украине).

А нашим дипломатам из-за этого пункта заявления придется потратить немало времени, объясняя коллегам в Евросоюзе, что украинский закон об образовании не ущемляет венгров и не сужает права венгроязычных детей – а наоборот, дает им шанс учиться в украинских вузах и конкурировать на рынке труда. Но без правок в закон об образовании все же не обойтись. ЕС – как и другие международные партнеры – призвал Украину продолжить переходный период до 2023 года. Остается надеяться, что Рада услышит этот призыв.

Детали #перемоги

Но хватит о трудностях – пора перейти к достижениям. Их в документе немало, и некоторые заслуживают особого внимания. Как, например, фразы о российской агрессии и санкциях против РФ.

"Мы вновь решительно осуждаем явное нарушение суверенитета и территориальной целостности Украины вследствие агрессии со стороны Вооруженных сил России, продолжающейся с февраля 2014 года", – говорится в заявлении. Утверждение звучит настолько приятно, что ряд политиков объявили, мол, ЕС впервые признал российскую агрессию против Украины.

Это не так.

С признанием российской агрессии там никогда не медлили. К примеру, точно такие же слова о нападении вы найдете в решении саммита Украина-ЕС от 2015 года. Но между этим и нынешним заявлением президентов есть одно существенное отличие. Три года назад в ЕС считали, что агрессия вооруженных сил РФ берет отсчет с марта-2014. Теперь же лидеры ЕС наконец признали, что речь должна идти о феврале-2014, то есть аннексия Крыма и Севастополя изначально была операцией армии РФ.

Это признание важно (лучше поздно, чем никогда!), но еще важнее фразы об экономических ограничениях, введенных против РФ: "ЕС снова продолжил экономические санкции против России, продолжительность которых остается четко привязанной к полному выполнению Минских соглашений".

Как известно, в последнее время регулярно высказываются сомнения: будет ли Италия, где к власти пришли пророссийские партии, и дальше поддерживать санкции против России. В Риме регулярно говорят о необходимости отменить давление на РФ... но нарушать европейское единство не решаются. Напомним, текст заявления был единогласно утвержден послами всех 28 стран-членов ЕС. И итальянский представитель не стал возражать против новой привязки санкций к полному выполнению Россией требований "Минска".

А отдельно страны-члены ЕС (опять же, единогласно!) подтвердили, что считают Российское государство виновным в убийстве европейских граждан на борту лайнера Малайзийских авиалиний, "призвали Российскую Федерацию взять на себя ответственность" и выразили надежду, что конкретные лица, причастные к атаке на авиалайнер, окажутся на скамье подсудимых.

Что с реформами?

С оценками ЕС можно соглашаться или нет, но в Брюсселе несколько раз недвусмысленно отметили: реформы продолжаются, и нет смысла это отрицать.

Поэтому блок заявления о реформах стал отдельной #перемогой Киева.

Кажется, мы еще услышим цитирование этого документа в политической рекламе президента и правительства, ведь здесь немало приятных для них фраз – и о "широкомасштабном процессе реформ", и о "значительном прогрессе" изменений в Украине, и о том, что изменения не замедляются. "После нашего последнего саммита (летом 2017 года) предпринят ряд важных реформ", – подтвердили в ЕС. "Темпы реформ следует сохранить, в том числе во время предвыборного периода", – добавили лидеры Евросоюза.

В чем именно в ЕС заметили наибольший прогресс? В заявлении упомянуто несколько сфер, где продолжаются реформы: здравоохранение, пенсионное обеспечение, децентрализация и госуправление, госзакупки, экология и др.

Но особое внимание стоит уделить еще одной упомянутой европейцами сфере: речь идет о принятии многострадального закона "О национальной безопасности".

Еще весной президентский проект этого закона критиковали все партнеры Украины. В СМИ даже попало совместное письмо послов США, ЕС, НАТО и главы КМЕС, в котором те заявляли о несоответствии документа европейским стандартам.

Дискуссия о законопроекте была эмоциональной и нервной, но в итоге его изменили и приняли.

Совместное заявление саммита подтверждает: измененный закон соответствует требованиям Брюсселя.

Однако упоминание об этом оказалось заметно суше, чем описание других реформ. "Мы приветствовали прогресс по закону о национальной безопасности, приняли к сведению его принятие и ожидаем его выполнения", – говорится в документе.

Причина такой официозности стала известна вскоре после завершения саммита. Кроме большого совместного заявления здесь обнародовали еще одно – очень маленькое и посвященное исключительно закону "О нацбезопасности". Подписи Порошенко под ним нет – документ обнародован как одностороннее мнение ЕС.

Похоже, по этому вопросу Киев и Брюссель так и не достигли согласия. И это неудивительно, ведь речь идет об очень чувствительном для Порошенко вопросе – дальнейшей реформе СБУ.

"Закон (о нацбезопасности) создает правовую основу для дальнейшего реформирования Службы безопасности Украины, которое должно быть доведено до конца. Мы призываем Украину приложить все усилия для полной реализации положений Закона, что предусматривает, в частности, своевременную разработку, принятие и внедрение других нормативно-правовых актов в этой сфере", – говорится в заявлении Европейского Союза.

И напоследок стоит упомянуть о блоке, касающемся антикоррупции. Эту часть совместного заявления переписывали больше всего – меняли акценты, тезисы, их порядок...

В конце концов Брюссель согласился, что борьба с коррупцией продолжается (а президент ЕК Жан-Клод Юнкер даже сделал отдельное заявление, что Украина – не коррумпированное государство). При этом Банковая согласилась на все ключевые предложения ЕС. В том числе Порошенко поддержал изменение одиозной поправки к закону об Антикорсуде, а также необходимость изменений в работе системы е-декларирования.

Так что в этом вопросе между украинским президентом и его европейскими коллегами разногласий – по крайней мере на словах – нет.

Так что не так для Порошенко?

В начале статьи упомянуто, но сейчас стоит снова это подчеркнуть: юбилейный саммит вполне можно называть победным для Украины. Его результаты оказались значительно лучше, чем следовало ожидать, а итоговый документ – несравненно лучше первых версий, которые предлагал Украине Брюссель.

И за это стоит поблагодарить украинскую дипломатическую команду.

Но все же сверхзадачу, поставленную Порошенко, саммит не выполнил. Встреча в Брюсселе завершилась без очевидной победы президента, которая подошла бы на роль флагмана предвыборной кампании.

На Банковой рассчитывали, что Брюссель даст согласие или хотя бы намекнет на формат дальнейшей интеграции Украины и ЕС. Подготовку к этому в Киеве начали еще в прошлом году, объявив новую стратегию в начале сентября в послании к Верховной раде. После того президент неоднократно обращался со своими идеями к европейским коллегам – и в письмах, и на личных встречах.

"Украина рассчитывает на так называемые "четыре союза" – энергетический союз; цифровой единый рынок; таможенный союз и ассоциация с Шенгенской зоной", – это фрагмент речи Петра Порошенко на саммите Восточного партнерства в ноябре 2017 года.

Саммит Украина-ЕС был последней возможностью получить от Брюсселя одобрение этой идеи на самом высоком политическом уровне... Но не сложилось.

Ответ ЕС прост: у вас есть Соглашение об ассоциации, так сначала выполните хотя бы его.

Но пока что уровень выполнения Соглашения остается крайне низким и существенно отстает от правительственных планов. Это – официальная украинская статистика, а независимые эксперты приводят еще более критические оценки.

Именно поэтому вы не найдете в совместном заявлении ни одного упоминания о президентской идее "четырех союзов". Даже для энергетического союза, к которому Украина ближе всего, места не нашлось. А Порошенко был вынужден принять идею, которую ЕС продвигает в Украине уже который год подряд: "ассоциация прежде всего".

"Мы приветствовали сохраняющуюся приверженность Украины идее сближения своего законодательства с законодательством Европейского Союза в рамках выполнения Соглашения об ассоциации. Речь идет о сферах цифрового рынка, таможенного сотрудничества и энергетики для содействия созданию рабочих мест, экономическому росту и дальнейшему облегчению торговли", – говорится в совместном заявлении.

ЕС согласился на максимум задействовать возможности Ассоциации с Украиной – но пока без выхода за ее пределы.

И этот подход, вполне вероятно, будет наиболее эффективным для Украины.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды",

Киев-Брюссель

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.