Новое поражение Саакашвили: что будет означать избрание первой женщины-президента Грузии

Пятница, 30 ноября 2018, 15:13 — ,

Грузинский реванш партии Михеила Саакашвили вновь отложен - по крайней мере, еще на два года.

Центральная избирательная комиссия Грузии опубликовала окончательные итоги второго тура последних прямых президентских выборов в Грузии. Победителем стала формально независимая кандидатка - Саломе Зурабишвили, которая набрала 59,52% голосов. Ее конкурента - кандидата оппозиционного движения "Сила в единстве" Григола Вашадзе - поддержали только 40,48%.

Сам экс-президент Грузии уже призвал не признавать результаты выборов и выйти на протесты. "Этот грязный олигарх попрал Конституцию, демократию и выборы. Завтра мы выйдем на улицы и начнем процесс гражданского неповиновения", - заявил в своем обращении Саакашвили. Под "грязным олигархом" подразумевался миллиардер и лидер партии власти "Грузинская мечта" Бидзина Иванишвили, который в течение последних шести лет считается самым влиятельным человеком в Грузии.

В этом контексте дата выборов очень символично совпала с началом "революции роз", которая 15 лет назад поменяла власть в Грузии и привела к власти именно Саакашвили.

Но так и осталось неясным, кому на руку мог сыграть этот символизм. Призыв экс-президента не был поддержан даже в его партии. Григол Вашадзе не спешил поддержать такие заявления, отметив, что это остается мнением одного человека.

Заявляя о задействованном во время выборов (особенно перед вторым туром) мощном административном ресурсе и объявив планы обжаловать результаты выборов в суде, оппозиция де-факто признала свое поражение.

Новая грузинская реальность

Нынешние президентские выборы стали уникальными для Грузии. И дело не только в том, что впервые президентом страны стала женщина (можно, конечно, вспомнить, как 15 лет назад спикер парламента Нино Бурджанадзе была и.о. президента).

Читайте также
Шанс для партии Саакашвили: президентские выборы в Грузии пошли не по сценарию власти

Впервые голосование состоялось в рабочий день. При этом явка оказалась выше, чем в первом туре, и составила 56,23% по сравнению с 46,74% (без учета зарубежных участков). Это в ситуации, когда оба кандидата работали над тем, чтобы как можно больше их сторонников пришли на избирательные участки, а сам день голосования был сделан выходным по всей стране.

Впрочем, как отмечает оппозиция, такая необычная дата существенно осложнила голосование для граждан Грузии, живущих за рубежом (где поддержка оппозиционного кандидата оказалась вдвое больше, чем провластного), а также тех, кто живет не по месту регистрации и не имеет возможности ехать через всю страну на участок (а таких в Грузии тоже немало).

Не меньшая особенность выборов - "команда Саакашвили" вновь возвращается в большую грузинскую политику. Ведь после выхода представителя Единого национального движения (лидером этой партии до сих пор остается экс-президент) во второй тур президентских выборов власти уже не удастся повторять старый тезис, что "бывшие" уже давно остались в прошлом и сейчас имеют лишь маргинальную поддержку.

Более того, первый тур выборов создал вполне реальную вероятность поражения "Грузинской мечты".

Кое-кто уже окрестил эти выборы борьбой Саакашвили с Иванишвили, двух бывших лидеров государства, активно поддерживавших кандидатов. И хотя есть соблазн анализировать последние президентские выборы в Грузии именно под этим углом, все же это было бы слишком упрощенным взглядом на происходящее.

Хотя полномочия президента значительно сокращаются в соответствии с изменениями в Конституцию, но все же ему остается право помилования, которое так важно для будущего Михеила Саакашвили.

Если бывший президент мечтает вернуться в Грузию героем, то его главный оппонент Бидзина Иванишвили мечтает ни за что этого не допустить. Поэтому контроль над должностью президента, даже с минимальными полномочиями, стал таким важным для обеих сторон.

Победа ценой в $500 млн

"Здравствуйте, я Бидзина Иванишвили. Сегодня день принципиального выбора, не оставайтесь дома!" - в день выборов такой звонок с записью обращения самого богатого человека страны получили многие граждане Грузии. Среди прочего их призывали "не допустить победы насильников", то есть - оппозиции.

Выборы в Грузии всегда отличались активным использованием черного пиара и админресурса. Впрочем, многие грузинские эксперты согласны в том, что накануне второго тура эта практика достигла своего исторического пика.

Возможность победы оппозиционного кандидата в партии власти сравнивали с началом гражданской войны, забывая, что шесть лет назад в стране была ситуация, когда правительство сформировали оппоненты президента и это не имело таких трагических последствий.

Кампания за второй тур во многом базировалась и на внешнеполитическом аспекте, а именно обвинении обоими кандидатами друг друга, у кого же больше связей с Москвой и сильнее сантименты в отношении России. И если Зурабишвили припоминали заявление о том, что войну 2008 года начала именно Грузия, а не РФ, то ее оппоненту - опыт работы в российском МИДе и гражданство РФ, от которого он отказался, лишь став министром иностранных дел Грузии. 

На думку влади, чорний піар проти опозиційного кандидата замовили
По мнению властей, черный пиар против оппозиционного кандидата заказали "обычные бизнесмены"

На самом деле ни один из них не может считаться пророссийским кандидатом. Стоит отметить, что официально оба кандидата полностью поддерживали углубление связей и будущее членство в НАТО и ЕС.

Вопросы проведения важных переговоров и назначения послов все еще останутся в полномочиях президента Грузии после конституционной реформы, поэтому внимание уделялось именно их внешнеполитическим взглядам.

Однако главным "сюрпризом", способным изменить расстановку сил, которая накануне выборов не отдавала предпочтения ни одному из кандидатов, могло быть решение правительства списать банковские долги почти 600 тысячам граждан Грузии. И хотя задолженность, общая сумма которой достигает полумиллиарда долларов, должна начать списываться только 15 декабря - выбор времени для анонса (за неделю до выборов), как и тот факт, что этот долг намерен покрыть фонд, основанный председателем правящей партии Бидзиной Иванишвили, говорят сами за себя.

Такое обещание, очень вероятно, стало переломным моментом избирательной кампании.

Влиятельные общественные организации, включая Transperancy International, уже заявили, что такие действия имеют признаки подкупа избирателей и должны быть расследованы правоохранительными органами. Впрочем, шансов на такое расследование крайне мало.

Экзамен для демократии

Сразу после объявления победы Саломе Зурабишвили заявила, что сейчас не лучшее время налаживать сотрудничество с Москвой. "Не думаю, что пока Россия ведет себя так, как сейчас, с учетом того, что происходит на линии оккупации, где похищают людей, и эта линия движется вглубь нашей территории, все ближе к Тбилиси... с учетом того, как Россия сейчас ведет себя в отношении Украины, не думаю, что все это значит, что мы можем прямо сейчас перейти к сотрудничеству", - заявила она.

Читайте также
"Королева конопли" и двое бывших: кто станет новым президентом Грузии

Такое заявление должно успокоить оппонентов победителя, доказав им, что геополитического разворота Грузии не будет.

В то же время Зурабишвили подчеркнула, что если Европа и США начнут диалог с Москвой, то и Грузия не останется в стороне. Это заявление еще точно потребует уточнения и заставит грузинские СМИ тщательно анализировать дальнейшие заявления нового президента по РФ.

Не меньше вопросов и к соответствию выборов демократическим стандартам.

Даже действующий президент Георгий Маргвелашвили, который решил не выдвигать свою кандидатуру снова, выразил обеспокоенность резким падением качества последних выборов.

Совместная миссия ОБСЕ и Совета Европы в своем докладе отметила негативный характер гонки. Кроме того, международные наблюдатели отмечали, что хотя на первый взгляд была политическая конкуренция, но провластный кандидат имел значительные преимущества (СМИ, площадки для выступлений, правительственная агитация, использование государственных ресурсов и т.д.).

Некоторые обозреватели поднимали ставки, называя эти выборы, первый тур которых не привлек значительного внимания, экзаменом на демократию для Грузии и переходом от постсоветского государства к европейскому и демократическому, если этот экзамен будет сдан.

Что дальше?

На международном направлении внешней политики Грузии не стоит ожидать каких-либо изменений, в том числе и в отношениях с Украиной. Заявления нового президента о недопустимости действий России в отношении Украины уже прозвучали.

При условии продолжения европейского и евроатлантического курса Тбилиси, общие интересы и возможности на этом направлении также не изменятся. Более предметное секторальное сотрудничество в любом случае зависит от правительства, которое остается на своих должностях и не меняет свою политику.

С другой стороны, конечно, необходимо наблюдать за новыми заявлениями руководительницы Грузии о Российской Федерации, особенно на фоне последнего обострения в сфере безопасности.

Президентские выборы будут иметь последствия во внутренней политике. Важным следствием избирательной кампании стало объединение оппозиционных партий, которое может положительно повлиять на следующие парламентские выборы 2020 года.

Ситуация, когда провластный кандидат сумел победить только благодаря беспрецедентному "подкупу" избирателей, может стать пирровой победой для "Грузинской мечты".

Стоит только напомнить, что к 2020 году партия будет у власти уже 8 лет - почти столько же, сколько и оппоненты. При отсутствии существенного улучшения в экономике усталость избирателей от партии власти может стать значительной.

Впрочем, президентские выборы 2018 года показали еще один тренд - самым слабым звеном оппозиции является... экс-президент Михеил Саакашвили. Это было заметно еще два года назад во время парламентских выборов. Заявление экс-президента о возвращении в страну - да еще и за пару дней до голосования, - по мнению политологов, негативно повлияло на рейтинги его партии. Так же и в этом году оппозиция недобрала голоса именно из-за неприятия Саакашвили немалой частью избирателей.

Небанальная проблема - как заставить лидера партии окончательно отойти от руководства, при этом не потеряв голоса фанатов Саакашвили (а их также немало в Грузии) - может стать ключевым предвыборным испытанием для грузинской оппозиции. От которого, весьма вероятно, и будут зависеть их шансы на реванш в 2020 году.

Последнее имеет непрямое отношение и к Украине. Ведь в случае, если Саакашвили окончательно потеряет интерес к грузинской политике, он станет более активным на украинском направлении.

Авторы:

Анна Шелест, кандидат политических наук, главный редактор UA: Ukraine Analytica,

Юрий Панченко, редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.