От Коломойского до "Нафтогаза": новые победы и трудности в крымских арбитражах против РФ

Четверг, 28 февраля 2019, 14:00 — , для Европейской правды
Фото УНІАН

Начало 2019 года оказалось активным и одновременно позитивным для украинских компаний в так называемых крымских арбитражах, в которых украинские компании и физические лица пытаются взыскать с России компенсацию за имущество, утраченное после аннексии Крыма.

Напомним, первое финальное решение в пользу украинских инвесторов увидело свет в мае 2018 года. "Европейская правда" подробно рассказывала о первенце крымских арбитражей – деле "Everest Estate и другие против РФ", в котором арбитраж установил ответственность России за экспроприацию ряда объектов недвижимости в Крыму.

В конце 2018 года появилось первое решение в пользу государственной компании – по делу "Ощадбанк против РФ", согласно которому Ощадбанку было присуждено около $1,1 млрд плюс проценты за отобранные Россией активы. Совсем недавно положительные решения получили Приватбанк и финансовая компания "Финилон", а в другом арбитраже – Игорь Коломойский (как физлицо) и аэропорт Бельбек.

Итак, выигрыши украинских истцов стали системными.

Но впереди еще немало работы.

В этой статье – о новых решениях, о новых исках от "Укрэнерго" и ДТЭК, о сложности защиты активов "Нафтогаза" и о первых попытках выполнения решения крымского арбитража.

Не об аннексии, а о ее последствиях

Итак, украинские компании и граждане судятся против России за компенсацию стоимости активов, отобранных так называемой "крымской властью", ссылаясь на соглашение 1998 года между правительствами Украины и РФ о поощрении и взаимной защите инвестиций (далее – Инвестсоглашение). Согласно документу, Киев и Москва взяли на себя обязательства по защите инвестиций резидентов друг друга, в том числе – запретили экспроприацию без "скорой, адекватной и эффективной компенсации".

Украинские инвесторы, среди прочего, жалуются именно на незаконную экспроприацию их имущества после аннексии Крыма. Стоит отметить два ключевых момента:

(1) Инвестсоглашение не предусматривает международной ответственности России за аннексию Крыма как таковой, то есть речь идет не о "наказании за аннексию", а о компенсации за активы, отобранные у украинских компаний после оккупации полуострова;

(2) Арбитраж – это не международный суд, а нейтральный механизм разрешения инвестиционных споров, который Россия и Украина предусмотрели в Инвестсоглашении.

Читайте также
Новая крымская победа: почему решение суда Швейцарии так важно для арбитражей против России

Крымские арбитражи стали мировым прецедентом в сфере инвестиционного арбитража, поскольку в них впервые признана возможность защиты инвестиций на незаконно контролируемых территориях.

А недавно этот прецедент был впервые закреплен национальным судом:

Федеральный верховный суд Швейцарии подтвердил наличие юрисдикции крымских арбитражей, отказавшись отменить арбитражное решение по заявлению России по делу "Укрнафты" и "Стабила" (подробнее о важности этого решения и проблемных вопросах юрисдикции в крымских арбитражах читайте в другой статье на ЕвроПравде).

Россия последовательно оспаривает арбитражные решения по месту арбитража, доказывая, в частности, что украинские инвестиции в Крыму не подпадают под действие Инвестсоглашения. Сейчас идет процесс об отмене решения по "Эвересту" в Гааге.

Вероятно, Россия попытается отменить каждое финальное решение в "крымской саге".

Сколько же всего этих арбитражей?

Известно по крайней мере о 10 спорах на разных стадиях. Коротко перечислим их:

1) "Эверест Эстейт" и другие (есть финальное решение);

2) Ощадбанк (есть финальное решение);

3) Игорь Коломойский как физическое лицо и аэропорт Бельбек (есть решение об ответственности, впереди определение суммы компенсации);

4) Приватбанк и "Финилон" (установлена ответственность, впереди – сумма компенсации);

5) "Стабил" и другие (есть решение о полномочиях арбитража);

6) "Укрнафта" и другие (полномочия арбитража);

7) "Лугзор", "Днепроазот" и другие (нет публичной информации о решении);

8) "Нафтогаз" и его дочерние компании (нет информации о решении);

9-10) ДТЭК и "Укрэнерго" (инвесторы сообщили о начале арбитражей против России).

На двух последних спорах есть смысл остановиться отдельно.

ДТЭК судится за утраченное имущество ОАО "ДТЭК Крымэнерго", компенсация за которое может достигать $500 млн. По словам главы ДТЭК Максима Тимченко, по состоянию на ноябрь 2018 года состав арбитража уже сформирован, проведены первые процессуальные действия. Он считает, что финального решения в их деле следует ожидать весной 2020 года.

"Укрэнерго" в этом месяце сообщила об окончательном выборе советника для подачи иска против России. Компания хочет получить компенсацию за 15 электрических подстанций и сотни километров линий электропередачи, которая, по данным авторитетного профильного издания о арбитраже GAR, может достигать $1 млрд.

В последние месяцы ряд инвесторов пополнили перечень тех, кому удалось выиграть у России: речь идет о делах Сбербанка, Приватбанка и аэропорта Бельбек вместе с Игорем Коломойским.

Разберемся, в чем особенность каждого из них.

Ощадбанк и государственная победа

Конец 2018 года принес первую крымскую победу для государственной компании – Сбербанка. Арбитражный суд определил государственному банку пока рекордную для этих дел компенсацию – $1,1 млрд плюс проценты.

По информации GAR, компенсация могла быть еще больше, если бы арбитражный суд определил эффективный контроль России над Крымом с более ранней даты и, как следствие, более раннюю дату начала защиты украинских инвестиций в Крыму. По мнению арбитров, эффективный контроль России над полуостровом был доказан с 31 марта 2014 года.

Для сравнения, арбитражи по делам "Укрнафты" и "Стабила" определили такой датой 21 марта, день принятия Россией закона о "принятии в свой состав" Крыма (данные авторитетного арбитражного источники IAReporter). Правительство Украины в международных судах доказывает, что датой начала эффективного контроля России на полуострове является ночь с 26 на 27 февраля 2014 года – когда был захвачен Верховный совет АР Крым.

К слову, более поздние даты начала российского контроля создают потенциальные трудности для дела "Нафтогаза", но об этом – позже.

Победа Сбербанка – еще не окончательная.

Россия заявила о намерении обжаловать решение в судах Парижа, по месту проведения арбитража.

Отменить решение арбитража можно, в частности, путем пересмотра наличия полномочий арбитража рассматривать дело. Следовательно, и французские суды наряду с судами Швейцарии и Нидерландов будут вынуждены определиться в вопросе наличия юрисдикции арбитража по защите инвестиций на оккупированных территориях.

Приватбанк и очередная победа Коломойского

Совсем недавно, 4 февраля, Приватбанк и ООО "Финансовая компания "Финилон" в одном арбитраже, а также аэропорт Бельбек и Игорь Коломойский как физическое лицо – в другом получили положительные решения об ответственности России за экспроприацию их активов в Крыму (информация GAR).

Хотя это два разных арбитража, состав арбитражного трибунала был идентичным.

Принципиальный вывод о победе украинских истцов уже есть, но размер компенсации, который Россия должна выплатить инвесторам, арбитражный суд определит позднее, в финальном решении. Учитывая значительное количество отделений ПриватБанка, находившихся в Крыму, размер компенсации "Привата" может быть значительным – в районе миллиарда долларов США, как и в деле Сбербанка.

Но кто получит право на эту компенсацию?

На первый взгляд, бенефициаром должен быть государственный Приватбанк – но не все так однозначно.

Иск Приватбанка и финансовой компании "Финилон", которую СМИ связывают с группой "Приват", был подан в 2015 году, еще до национализации банка. Казалось бы, после национализации государству должны были перейти и требования в отношении крымских активов. Однако, по словам замглавы НБУ Екатерины Рожковой, после аннексии Крыма Приватбанк продал "Финилону" весь свой портфель крымских активов вместе с портфелем обязательств.

"Речь идет об около 8 млрд грн кредитов и депозитов. Поэтому на момент национализации на балансе банка не было никаких крымских активов и никаких крымских обязательств", – пояснила Рожкова.

"Нафтогаз": когда дата решает все

Выше мы упомянули, что вопрос даты начала российского контроля над полуостровом вызывает дополнительные трудности в деле "Нафтогаза".

По словам председателя правления НАК Андрея Коболева, документы о "национализации" имущества "Нафтогаза" свидетельствуют, что Россия отобрала активы компании еще до признания своего контроля над полуостровом, то есть до 21 марта 2014 года.

В делах Сбербанка, Приватбанка, "Укрнафты", "Стабила" началом защиты украинских инвестиций в Крыму был определен конец марта 2014 года, после открытого признания контроля России. Если к аналогичному выводу придет арбитраж по делу "Нафтогаза", инвестиции компании могут и не попасть под защиту Инвесоглашения.

Поэтому перед юристами "Нафтогаза" стоит сложная задача: доказать, что эффективный контроль России над Крымом начался еще до "оформления" ею аннексии.

Первые попытки выполнения в Украине

Эффективное исполнение арбитражных решений возможно в основном благодаря Нью-Йоркской конвенции 1958 года, которая предусматривает обязательное признание и исполнение арбитражных решений в 159 странах мира.

Но на практике принудительное исполнение арбитражных решений против государств сопровождается дополнительными сложностями.

Исполнение арбитражных решений преимущественно возможно за счет имущества, используемого Россией в коммерческих целях и не защищенного суверенным иммунитетом. К примеру, арест имущества посольств и военных частей обычно невозможен – и это касается и другого имущества, используемого государством в публичных целях.

Интересным примером является попытки мажоритарных акционеров компании ЮКОС исполнить арбитражное решение против России за счет земельного участка в центре Парижа, приобретенного Россией для строительства собора Московского патриархата. Французский суд отказал в аресте земельного участка, решив, что он защищен суверенным иммунитетом как "духовное место".

Взыскание имущества государственных компаний для выполнения обязательств самого государства также проблематично.

Ведь они являются отдельными юридическими лицами и по общему правилу не несут ответственности за своего владельца-суверена.

Несмотря на это, украинские инвесторы по делу "Эвереста" делают успешные шаги для фактического исполнения арбитражного решения в свою пользу в Украине.

Инвесторы получили признание арбитражного решения и разрешение на его выполнение от Апелляционного суда города Киева. Верховный суд недавно также поддержал позицию инвесторов по этому вопросу. Для обеспечения выполнения соответствующего решения Апелляционный суд наложил арест на акции российских банков (Проминвестбанка, ВТБ и Сбербанка), которыми владеют российские материнские банки с государственным капиталом (соответственно, Внешэкономбанк, ВТБ, "Сбербанк России").

Поскольку у материнских банков есть и частные акционеры, Верховный суд изменил арест, предусмотрев, что он распространяется исключительно на акции должника – Российской Федерации.

Но в случае фактического исполнения решения "Эвереста" за счет активов российских банков Украина как государство, вероятно, будет вынуждена защищаться от инвестиционных исков соответствующих банков.

Российский Внешэкономбанк, владеющий арестованными акциями Проминвестбанка, уже уведомил Украину о своем намерении подать иск в инвестиционный арбитраж на основании Инвестиционного соглашения между Украиной и Россией. Внешэкономбанк, вероятно, считает, что он является отдельным от Российской Федерации юридическим лицом и не отвечает за ее обязательства, а следовательно, будет считать незаконной экспроприацией изъятие принадлежащих ему акций.

Поэтому исполнение арбитражных решений в пользу украинских компаний стоит проводить таким образом, чтобы не создавать проблем для государства в будущем.

 

Автор: Михаил Солдатенко,

юрист ЮФ "Астерс"

Статья написана автором от его имени и не обязательно отражает точку зрения ЮФ "Астерс" или ее клиентов

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua