От популистов к реформаторам: почему выборы в Греции приблизили выход из кризиса

Четверг, 11 июля 2019, 09:15 — , для Европейской правды
Фото: correiodopovo.com.br
Новый премьер Греции Кирьякос Мицотакис

Седьмого июля в Греции успешно прошли парламентские выборы.

Их общий исход, впрочем, был довольно очевиден, исходя из данных соцопросов, еще в 2017 году. Правоцентристская "Новая демократия" вернула себе власть, причем обеспечив единоличное большинство в парламенте.

Правящая партия СИРИЗА (Коалиция радикальных левых) потерпела поражение, не реализовав свои обещания по пересмотру внешнеэкономических обязательств Греции.

Обманутые "вкладчики"

СИРИЗА пришла ко власти в 2015 году, пообещав грекам принципиально изменить условия долговых обязательств Греции, предусматривающие жесткую политику экономии, от которой страдало греческое население.

С этой целью была сформирована коалиция с умеренно правой партией "Независимые греки", имеющей схожие взгляды на проблему долга. На референдуме в том же году греки большинством голосов отказались от кредитного плана ЕС, Европейского центрального банка и МВФ, предусматривающего жесткие меры экономии – даже несмотря на то, что это решение означало бы дефолт и выход из еврозоны.

Как писал в своих мемуарах экс-президент Франции Франсуа Олланд, на этом этапе греки связались с Россией, чтобы договориться о печати на российских станках новой драхмы; поскольку сама Греция с 2001 года является членом зоны евро, соответствующих печатных станков в стране не осталось. Ранее именно с российским послом лидер СИРИЗА Алексис Ципрас провел первую встречу в статусе премьер-министра, и в целом относительно России высказывания представителей СИРИЗА были довольно теплыми.

Все это вызывало в Европе немалую тревогу: потенциальный выход Греции из еврозоны привел бы к новой волне финансового кризиса в Европе.

Более того - потенциально пророссийски настроенная радикальная партия у власти одной из стран ЕС могла бы блокировать внешнеполитические решения Евросоюза, принимающиеся консенсусом.

Однако случилось совсем по-другому.

Читайте также
Выздоровление Греции: глубочайший финансовый кризис ЕС признали завершенным

Уже через восемь дней после референдума правительство Ципраса достигает соглашения с кредиторами, причем условия нового соглашения оказались еще более жесткими, чем первоначально предлагаемые – существует предположение, что такое ужесточение должно было символически предостеречь другие страны ЕС от попыток решить вопрос долга путем, которым попыталась идти СИРИЗА.

По сути Ципрас вынужден был выбирать между экономическим коллапсом (с неизбежным вскорости падением популярности) и отказом от программы своей партии и позиции большинства греков; и он выбрал второе. Часть депутатов СИРИЗА отказалась голосовать в поддержку "предательского" долгового соглашения, и голоса пришлось добирать у оппозиции.

Вслед за этим в сентябре были объявлены досрочные выборы – которые СИРИЗА, несмотря на разворот на 180 градусов, выиграла вновь, сохраняя имидж "новой силы", и вновь сформировала коалицию с "Независимыми греками".

Паника от крайне левых, пришедших ко власти в кризисной стране ЕС, сменилась в Европе осознанием, что никаких радикальных мер в реальности ждать от СИРИЗЫ не приходится. Экономика Греции замедлила темпы восстановления, но вслед за этим вернулась к росту.

В 2018 году Греция успешно завершила программу в рамках Европейского механизма стабильности, а в 2019 году вернулась на рынок займов. Тем не менее, рост остается медленным, а громадные долги все еще висят над страной. За это время в Греции прошло несколько раундов внедрения новых мер экономии согласно требованиям кредиторов

И кроме того, СИРИЗА серьезно задела чувства националистически настроенных избирателей.

Как известно, Греция долгое время не могла прийти к соглашению с соседним государством, известным как Македония, относительно названия. Большая часть исторической области Македония - территория современной Греции, и поэтому греческие националисты видели в таком названии соседнего государства угрозу национальной безопасности – тем более когда соседи стали активно эксплуатировать образы исторических персонажей греческой Македонии.

Неприемлемым для греков казался любой вариант, включающий слово "Македония". В связи с этой проблемой Греция долгое время блокировала перспективы членства соседей в ЕС и НАТО.

Читайте также
Путь в НАТО: как Македония вырвалась из круга "друзей РФ" и становится членом Альянса

Правительство СИРИЗА, однако, заключило со Скопье Преспенское соглашение, предусматривающее переименование соседней страны в Северную Македонию. Это соглашение было утверждено парламентским большинством в обеих странах, несмотря на массовые протесты и на то, что большинство греков, по опросам, выступали против соглашения.

"Новая демократия" также выступала против, но уже заявила, что будет придерживаться соглашения. СИРИЗА добилась евроатлантической перспективы для своих соседей и партнеров, что принесет в будущем Греции выгоду, но часть избирателей потеряла.

Алексис Ципрас пришел ко власти популистом, ломающим устои, потенциальным сторонником России.

В отношениях с Россией он ограничивался теплой риторикой, да и та исчезла под конец каденции; что неудивительно, учитывая, что двое российских дипломатов были обвинены в шпионаже, а российский бизнесмен греческого происхождения Иван Саввиди, тесно связанный с Кремлем, активно поддерживал протесты против Преспенского соглашения в Скопье (Россия этого соглашения и переименования Македонии не признает – что также неудивительно, учитывая ее политику в отношении расширения НАТО.)

Уходит он умеренным левым, не достигшим принципиального прогресса в решении экономических проблем в Греции, но достигшим исторического прорыва в болезненном вопросе. Вполне достойный результат.

Результаты выборов

Ко власти в Греции, однако, вернулась правоцентристская "Новая демократия", одна из двух главных партий греческой политики докризисных времен.

В первое время после начала тяжелого экономического кризиса казалось, что старой партийной системе пришел конец, и НД вместе с левоцентристским ПАСОК проследуют на дно как ответственные за масштаб экономической катастрофы в Греции.

Но как оказалось - партия не просто вернулась ко власти, но и победила с заметным отрывом (39.85% против 31.53% у СИРИЗА).

Победившая партия, согласно избирательным законам Греции, получает бонус в 50 мандатов – это позволит ей сформировать правительство единолично. Изначальный смысл этого правила, распространенного в Южной Европе, состоит в том, чтобы в условиях фрагментированной партийной системы было возможно сформировать стабильное правительство.

В Греции, впрочем, сейчас в некотором смысле происходит партийная "дефрагментация"; наблюдавшийся посткризисный дрейф в сторону многопартийной системы сменяется восстановлением двухпартийной системы, только место умеренно левой силы заняла СИРИЗА вместо ПАСОК.

ПАСОК после ребрендинга в "Движение перемен" тоже вошел в парламент (в посткризисные годы казалось, что партия безвозвратно утрачена) с 8.1%. Как и "вечная" сталинистская компартия ККЕ (5.3%), единственная политическая сила в стране, кроме НД и ПАСОК, без которой не обходился ни один греческий парламент после восстановления демократии. Тут , впрочем, стоит добавить, что созданные ККЕ структуры играли ключевую роль в сопротивлении нацистской оккупации, а во времена хунты "черных полковников" представители ККЕ боролись с авторитарным режимом и многие были репрессированы. Это серьезно повлияло на распространение и романтизацию левой идеи в Греции.

Читайте также
Варуфакис: цена немецкого успеха – это фактически провал остальной Европы

Заодно зашли в парламент и другие крайне левые - Европейский реалистический фронт неповиновения (MeRA25) - под предводительством бывшего министра финансов Греции в первом кабинете СИРИЗА, противника "соглашательства" Яниса Варуфакиса, уже пообещавшего бороться с "наиболее паразитической и подлой формой олигархии, которую НД попытается воздвигнуть на фундаменте кредитного соглашения Ципраса", а заодно и с "фашистами, евроскептиками, всеми желающими деконструировать Европу".

С результатом в 3.44% и позицией "против всех" (примерно как и у ККЕ) практического влияния на политический процесс у MeRA25 не будет. Зато появится вновь формальная платформа для ярких и неглупых (что признают и многие его противники) речей Варуфакиса.

Главная сенсация прошедших выборов, впрочем, была отмечена на противоположном фланге. В парламент с результатом в 3.7% прошла новая партия "Греческое решение", основанная бывшим депутатом правой партии ЛАОС ("Народный православный собор"). По сути это партия с примерно теми же националистическими идеями, и даже использующая православный шрифт на своей эмблеме.

Но что гораздо интересней - в парламент, вопреки опросам, не попала неонацистская, имеющая свои парамилитарные структуры партия "Золотая заря".

Они набрали 2.93%, лишь немного не достав до проходного барьера; но на прошлых выборах у них было 7%, а опросы давали им в среднем 8-10% еще несколько месяцев назад. И вот - поражение, от которого партия может и не оправиться; не попав в парламент, она лишается важной площадки, а значит, частично и присутствия в медиа.

В Греции очень часто партии, не попавшие в парламент, затем де-юре или де-факто прекращают существование.

"Золотая заря" существует давно и вряд ли исчезнет. Но нельзя исключать, что для простого грека окажутся более приемлемыми их умеренные конкуренты в правом поле, высказывающие примерно те же позиции по основным вопросам - традиционные ценности, радикальное ограничение иммиграции, дружба с Россией, критика разлагающегося Запада - но не столь радикальные и не имеющие неонацистского бэкграунда.

Интересно, впрочем (хотя и предсказуемо), что при этом молодежь (17-24 года) активнее, чем население в целом, голосовала за крайние партии. В частности, "Золотая заря" среди молодых набрала 5.7%, а партия Варуфакиса 6.9% - в два раза больше результата по стране.

Победила среди молодежи СИРИЗА. Зато пожилые избиратели не дали радикалам и трех процентов; а поскольку греческое население (как и везде в Европе) стареет, а молодые греки к тому же активно разъезжаются на заработки, то вес предпочтений старшего поколения был значительно больше.

Наконец, среди самозанятых греков – а их в стране только по официальным данным более миллиона при населении в 11 миллионов – "Новая демократия" победила с огромным отрывом, набрав 44.6% против 24.5% у СИРИЗА, тогда как две правые партии не набрали вместе и шести процентов.

Тоже неудивительный результат, учитывая, что НД пообещала снизить налоги, в частности, ставку НДС. Интересно, что среди самозанятых 6.3% проголосовали за партию Варуфакиса; будучи левым, он остается сторонником мелкого бизнеса, и в частности также выступил за сокращение налогов для этой категории населения.

Перспективы

Новым премьер-министром уже стал лидер НД Кирьякос Мицотакис. Характерно для Греции, он представляет политическую династию; его отец Константинос Мицотакис также был премьер-министром в 1990-93 годах, его сестра Дора Бакоянни – бывший министр иностранных дел, а его племянник Константинос Бакояннис – новый мэр Афин.

Однако не следует считать, что новый премьер получил должность лишь благодаря фамилии. Сам Кирьякос Мицотакис – личность более чем достойная; он получил степень бакалавра социальных наук и МВА в Гарварде и степень магистра международных отношений в Стэнфорде, работал в финансовой и консалтинговой сфере в Лондоне и владеет тремя иностранными языками.

 
Присяга нового премьера

 В 2003 году он ушел в политику, через год стал депутатом, в 2013 году – министром административной реформы.  Собеседник-инсайдер Guardian сказал журналистам издания, что не думает, что у Греции "когда-либо был премьер-министр, лучше подготовленный к этой работе; он знает, с чем столкнется, у него есть свой план, и он намерен его придерживаться".

Мицотакис уже пообещал, что проведет-таки масштабную приватизацию, которую не провела, несмотря на обещания кредиторам, СИРИЗА.

С другой стороны, он также пообещал урезать НДС, налог на недвижимость и корпоративный налог, и в связи с этим планирует уменьшить первичный профицит бюджета, ожидая, что следующий за урезанием налогов рост экономики вскоре перекроет потери; такие обещания в предвыборной кампании в бедной стране неизбежны, но кредиторы уже заявили, что пересмотр существующих долговых обязательств (устанавливающих, в частности, целевой первичный профицит греческого бюджета) невозможен.

В общем, Мицотакис воплощает тот самый неолиберализм, ненавистный для левых.

В социальном же отношении он весьма либерален – при общей консервативности его партии.

А главное - инвесторам новая греческая власть, судя по всему, нравится. Поэтому,  если не вмешаются вновь внешние кризисы, Грецию ждут пять лет довольно стабильной, предсказуемой и умеренной политики.

 

Автор: Константин Федоренко,

младший научный сотрудник Института евроатлантического сотрудничества, Киев,
выпускник Киево-Могилянской академии и Университета Гамбурга

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua