Языковой закон толкают к изменениям: что рекомендует Украине Венецианская комиссия

Пятница, 6 декабря 2019, 19:20 — , Европейская правда
Фото УНИАН

Закон "Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного" стал одним из последних, подписанных президентом Петром Порошенко: он одобрил его 15 мая, за четыре дня до завершения полномочий.

Уже тогда было известно, что документ точно вызовет вопросы в отношениях с европейскими партнерами.

И речь идет не только о Венгрии, которая видит в нем очередные притеснения прав венгерского меньшинства на Закарпатье и поэтому была самой яркой в ​​претензиях к Украине. Было заранее известно, что закон будет критиковать также Европейский Союз, который многократно и настойчиво просил отправить его на проверку в Венецианскую комиссию. Украинская власть отказывалась это делать, тем самым только подтверждая: авторы документа осознают, что критика закона неизбежна.

В конце концов закон попал в "Венецианку" даже против воли Украины, а 6 декабря та завершила процедуру и приняла свои рекомендации.

Для сторонников этого закона они более чем тревожны. Количество замечаний, рекомендаций и чуть ли не требований к нему так велико, что их, вопреки традиции, даже не вынесли в раздел "выводов" (поскольку тот стал бы чрезмерно большим)!

И хотя "Венецианка" в своих решениях прописывает рекомендации, а не обязательства, нет сомнения, что просто игнорировать их Украина не сможет. Потому что международное давление будет слишком высоким.

Часть рекомендаций, скорее всего, придется воплотить, изменив закон о языке (к тому же в выводах ВК действительно есть обоснованные и логичные претензии), а по другим придется долго и терпеливо доказывать, что эти предложения вредны и Украина не будет их воплощать. Так же, как это было с идеями "Венецианки" о восстановлении русскоязычных школ.

Поэтому есть смысл разобраться, что именно "Венецианка" порекомендовала Украине.

Язык имеет значение

Сначала о позитиве.

То, что государственный, украинский язык должен иметь особый статус и защиту, в Совете Европы полностью поддерживают. И что особенно важно, там осознают, что во времена СССР вес русского языка на территории Украины была существенно выше, и поэтому сейчас государственный язык нуждается в дополнительной поддержке.

В выводах ВК это несколько раз подчеркивается, в том числе – с упоминанием о продолжающемся российско-украинском конфликте.

"Учитывая особую роль в Украине русского языка (наиболее употребительного языка меньшинств, а также главного языка для общения многих представителей меньшинств, отличных от русского), а также учитывая притеснения украинского языка в прошлом, Венецианская комиссия полностью понимает необходимость в мерах по поддержке украинского как государственного", – говорится, в частности, в документе.

"Венецианка" отдельно отметила важность "усиления роли украинского языка в обществе", и похвалила украинский закон о госязыке за то, что он не только декларирует эти цели, но и "возлагает на государство обязанность предоставить каждому гражданину Украины возможность овладения государственным языком через образовательную систему, организовывать бесплатные курсы украинского языка для взрослых и принимать позитивные меры по содействию доступа к кинофильмам и другой культурно-художественной продукции на украинском языке".

Но дальше начинается критика. И ее – намного больше.

На защите русского?

Среди претензий "Венецианки" есть те, которые Украина долгое время игнорировала и, вполне вероятно, продолжит игнорировать и в дальнейшем. Они касаются защиты русского языка.

Такие требования выдвигались и к языковой статье образовательного закона.

Там в украинском законодательстве появилось разделение языков меньшинств на три группы: официальные языки ЕС (это, в частности, венгерский, румынский, польский, болгарский), языки коренных народов (таким статусом в Украине обладает только крымскотатарский), а также "другие". Именно в последнюю группу попадает русский.

"Венецианка" еще тогда критиковала такое распределение, называя его искусственным, и сейчас в целом сохранила подход. Эксперты ВК считают, что эти нормы языкового закона нужно изменить, как минимум, сократив разницу между тремя группами. В этой рекомендации, по сути, "Венецианка" встала на защиту русского языка, который по действующему законодательству получает меньше всего прав.

Но есть и изменения к лучшему.

Заметно, что в Совете Европы стали более скептически относиться к сообщениям о "притеснениях русскоязычных".

Венецианская комиссия признала: сокращение прав русского языка по сравнению с языками других меньшинств в некоторых моментах может иметь объективное и разумное обоснование.

Это – зацепка, которую Украина наверняка использует.

Здесь стоит напомнить, как Киев отнесся к выводам ВК по образовательному закону. Тогда Украина обязалась выполнить все рекомендации "Венецианки", которые касаются прав венгерского меньшинства, и решила проигнорировать требования, касающиеся усиления роли русского языка.

С "зацепкой" в новом решении ВК у официального Киева будут дополнительные основания избрать такую ​​тактику и сейчас.

В поисках "преступных туристов"

Отдельные нормы языкового закона настолько потрясли членов ВК, что те решили говорить с Украиной даже не "рекомендациями", а категоричными высказываниями, вроде "этого не должно быть в законе", "это необходимо изменить".

Это, к примеру, регулирование туристической отрасли, где, по мнению ВК, украинский вводится непродуманно. Далее – прямое цитирование вывода:

"Согласно статье 23.8, языком туристических и экскурсионных услуг является государственный язык, хотя услуги могут предоставляться иностранцам или лицам без гражданства на других языках. Это является нарушением свободы выражения взглядов, закрепленной в статье 10 ЕСПЧ, а к тому же, вероятно, не помогает достичь какой-либо законной цели.

Кроме того, это положение сложно реализовать. Услуги обычно предоставляются группам туристов, где могут быть одновременно граждане и не граждане Украины. Было бы нереально надеяться, что поставщик таких услуг каждый раз будет проверять, являются ли его клиенты гражданами или нет и не отвечать на вопросы на другом языке, заданные клиентом, который является гражданином.

Человек не должен нести наказание за это".

Одна из главных претензий экспертов Совета Европы к Украине – это недостаток ясности в том, как будут применяться нормы нового закона на практике и какую защиту получат языки меньшинств. В том числе из-за того, что проект закона "О меньшинства", который Рада обязалась принять не позднее начала 2020 года, до сих пор не подан в парламент.

Один из примеров неясности, который приводит ВК, касается нормы о том, что "каждый гражданин Украины должен владеть государственным языком". Это вообще правильная норма, отмечают в "Венецианке". "Однако не совсем понятно, какие последствия ждут граждан, которые не выполняют это требование".

По мнению экспертов ВК, в ряде случаев закон о языках позволяет даже привлекать людей к уголовной ответственности без четко прописанных оснований.

"Уголовные положения закона должны быть максимально четкими и однозначными и предсказуемыми в их применении. Действующий закон содержит положения, которые не соответствуют этим стандартам... Учитывая указанные выше замечания, Комиссия рекомендует законодателю рассмотреть возможность отмены механизма подачи жалоб и санкций, установленного Законом, или по крайней мере ограничить его..." – говорит вывод, напоминая, что нечетко выписанные нормы уголовного права сами по себе являются нарушением, за которое государство может понести ответственность.

Так, наказанные за нарушение "языкового закона" граждане, вероятно, будут иметь основания обратиться в ЕСПЧ и получить от Украины компенсацию.

"Вы пожарные? А почему не по-украински?!"

Отдельный блок претензий касается применения языков меньшинств государственными должностными лицами, действующими в экстренных случаях.

Венецианская комиссия приветствует то, что "в сфере здравоохранения, медицинской помощи и медицинских услуг" закон позволяет по просьбе лица предоставлять услуги не на государственном языке. Но вывод ВК поднимает вопрос: почему речь идет только о медицине?

"Такую же возможность следует предоставить всем службам, которые работают в чрезвычайных ситуациях, представляющих угрозу для жизни, физического или психического состояния людей, например службы спасения, пожарных и т.д. Сюда также следует отнести учреждения для пожилых людей, которые не обязательно представляют собой медицинские учреждения – поскольку такие люди часто относятся к меньшинствам и могут не владеть на достаточном уровне украинским", – говорится в выводах "Венецианки".

Так же (и вполне уместно) ВК отмечает, что иногда есть потребность общаться не только на украинском языке с правоохранителями или даже представителями армии.

И здесь уместно вспомнить неславянские венгерское и румынское меньшинства, представителям которых (особенно взрослым и пожилым людям) может быть объективно сложно овладеть украинским языком.

Нет никаких сомнений, что Будапешт обратит внимание на этот и следующие пункты.

"Венецианка" отмечает, что в районах компактного проживания таких меньшинств (в том числе в венгерских городах и селах) "госслужащие могли бы предоставлять государственные услуги, особенно те, что касаются чрезвычайных ситуаций, как на украинском, так и на языках меньшинств". ВК также напомнила, что это – обязательства Украины в рамках конвенций Совета Европы.

А еще, по мнению ВК, закон устанавливает слишком жесткие требования для политических партий и объединений граждан, обязывая их принимать свои решения исключительно на украинском языке.

"Эта обязанность является ограничением свободы ассоциаций, что влечет за собой право на самоорганизацию. Такое ограничение служит законной цели общественного порядка, поскольку делает возможным наблюдение государственными органами за деятельностью партий, ассоциаций и других юридических лиц... Однако термин "учредительные документы и решения" неясен... Это требование должно ограничиваться только теми документами и решениями, которые касаются публичных функций", – говорится в решении ВК.

Язык информации

Наконец, стоит выделить претензии "Венецианки" по поводу ограничения языка масс-медиа, которых в решении немало.

Языковой закон ужесточает требования к языковым квотам, увеличивая долю украинского языка для национальных и региональных вещателей с 75 до 90 процентов, а для местных вещателей – с 60 до 80 процентов.

"Поскольку эти положения применяются и к частным телерадиокомпаниям, они ограничивают право на свободу выражения и право лиц, принадлежащих к национальным, религиозным и языковым меньшинствам, на использование собственного языка или культуры... Они оставляют очень мало места для использования языков меньшинств", – считает "Венецианка", отмечая, что это решение нарушает положения ряда международных конвенций, участником которых является Украина.

Также ВК выступает против обязательства, наложенного на печатные средства массовой информации, о выпуске также украиноязычной версии.

* * * * *

Это – не полный перечень претензий и замечаний к украинскому закону, изложенных в решении Венецианской комиссии. Но даже этого достаточно, чтобы быть уверенным: просто так закрыть глаза на эти рекомендации украинская власть не сможет (слишком большим и порой очень обоснованным будет международное давление). И, вероятно, не только не сможет игнорировать вывод ВК, но и не захочет.

Итак, в ближайшее время вполне вероятно появление проекта закона об изменении языкового законодательства.

За его содержанием надо следить. В частности, для того, чтобы после правки закон не стал разбалансированным в другую сторону и не потерял свою нынешнюю главную цель, которую Венецианская комиссия на этот раз отдельно и несколько раз похвалила – это цель защиты государственного языка, у которого до сих пор в течение нескольких десятилетий не было достойной поддержки.

В отличие от русского языка, у которого такой поддержки было предостаточно.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua