Словацкий Зеленский: чего ждать Киеву от смены лидера соседней страны

Понедельник, 2 марта 2020, 10:19 — , Братислава-Киев, Европейская правда
Фото: topky.sk

"У меня есть один недостаток – люди часто считают меня дураком или шутом. Но и в этом есть свои плюсы", – такими словами охарактеризовал себя словацкий политик Игорь Матович, оппозиционер, который в минувшие выходные превратился в без пяти минут руководителя правительства.

Его партия с необычным названием "Обычные люди и независимые личности" (OĽaNO) на нынешних парламентских выборах совершила настоящее чудо. За последние недели перед днем ​​голосования она сумела втрое увеличить поддержку, что позволило ей получить первое место, с большим отрывом опередив Smer – партию, правившую Словакией в течение 12 лет.

Взрывной рост популярности OĽaNO и ее лидера охватил все регионы страны.

Он победил всюду, подняв на знамена лозунг борьбы с коррупцией старой власти.

"Как Зеленский", – шутят словацкие эксперты, которые знают Украину.

Теперь Матович должен стать премьер-министром. Однако никто наверняка не понимает, чего от него ожидать – ни в экономической сфере, ни во внешней политике.

И это еще один пункт, который делает нового лидера Словакии похожим на Владимира Зеленского.

Впрочем, чудеса нынешних словацких выборов не заканчиваются этой победой. Поэтому стоит подробнее разобраться, что произошло на выборах 29 февраля и как изменятся отношения Братиславы и Киева.

Без партии президента и венгров

Ключевая словацкая новость последней недели перед выборами – голосование в парламенте по социальному пакету, с помощью которого партия власти пыталась спасти свое положение.

Ситуация была достаточно сложная – за две недели, когда публикации социологических опросов уже были запрещены (что не мешало публиковать их в соседней Чехии), партия власти Smer впервые потеряла лидерство, пропустив вперед популистскую партию OĽaNO.

Читайте также
Между популистом и "друзьями Путина": чем важны для Украины выборы в Словакии

Исправить положение должны были щедрые социальные инициативы вроде "тринадцатой пенсии" или бесплатного проезда по автобанам. Несмотря на сопротивление оппозиции – крупнейшие протестные митинги проводила близкая к действующему президенту Зузане Чапутовой партия "Прогрессивная Словакия" – эти инициативы все же были приняты.

Впрочем, эффект от их принятия вышел совсем неожиданным. Добавив партии власти несколько процентов (которые их все равно не спасли), эта инициатива ударила по оппозиционным партиям, которые ей противостояли. "Упорное сопротивление повышению социальных инициатив нормально восприняли только избиратели правых либертарианцев, тогда как для других такой шаг стал роковым", – объясняет старший научный сотрудник Института политических исследований Словацкой академии наук Юрай Марущак.

Это и стало причиной крупнейшего провала этих выборов.

Блок партий "Прогрессивная Словакия" и "Вместе", которому прогнозировали третье место с результатом 9-10%, неожиданно для всех получил лишь 6,97%, не преодолев 7-процентный барьер для блоков (для партий – 5%).

Для прохождения в парламент партии не хватило всего 926 голосов!

Несколько неожиданно третье место получил еще один популистский проект – партия "Мы – семья", за них отдали голоса 8,24% словаков. На четвертом – пророссийская и неонацистская партия L'SNS Марианна Котлебы с 7,97% (ее поддержка несколько упала по сравнению с прогнозами, и это – еще один приятный результат выборов).

Также в парламент прошли уже упомянутая праволибертарианская "Свобода и солидарность" (6,21%) и партия экс-президента Андрея Киски "Для людей" (5,76%).

Еще один громкий результат, хотя и ожидаемый – в новом парламенте не будет "венгров".

Впервые в истории Словакии в ее парламенте не будет ни одной партии, представляющей венгерскую общину, которая составляет около 10% населения страны.

На эту коллизию уже отреагировал победитель выборов. Матович пообещал, что защитником прав венгерского меньшинства будет его партия, напомнив, что по их списку депутатами стали несколько этнических венгров.

Команда антиподов

"У него хороший маркетинг (ведение кампании. – ЕП), но маркетинг только помогает прийти к власти, его недостаточно для управления страной", – так охарактеризовал перспективы премьерства Матовича действующий глава правительства Петер Пеллегрини.

И действительно, хотя Матович – далеко не новичок в словацкой политике, однако репутация у него – достаточно специфическая. Накануне выборов его партия привлекала в свои ряды известных людей – но после выборов многие из них со скандалом покидали партию из-за конфликта с ее лидером.

Так способен ли такой политик сформировать действенную коалицию?

Сразу стоит отметить, что возможность назначения технического премьера в Словакии даже не рассматривается. СМИ и эксперты единодушны в том, что лидер победившей партии все равно будет иметь ключевое влияние на политику правительства, поэтому ему не стоит прятаться от ответственности за техническим премьером.

Хотя с Матовичем история все равно может пойти не по привычному сценарию. К примеру, он хоть и заявил о готовности возглавить правительство, но добавил, что не собирается переезжать в Братиславу из родной Трнавы и не будет пользоваться охраной, которая по статусу положена премьеру.

  
Лидер OĽaNO в момент объявления результатов выборов

Победитель также объявил, какую коалицию хочет сформировать. Говорит, что готов к союзу со всеми партиями, кроме прошлой власти и ультраправых, и хотел бы получить конституционное большинство, необходимое для изменения Конституции и перезапуска судебной системы. Это означает, что в коалицию должны войти четыре из шести партий, прошедших в парламент.

При этом он готов щедро делиться с партнерами должностями.

Единственный министерский портфель, который для Матовича принципиально оставить за своей партией – это должность министра внутренних дел. Она крайне важна для расследования коррупционных преступлений предыдущей власти – а это ключевое предвыборное обещание победителя выборов.

Де-факто коалиционные переговоры уже начались. В частности, лидер "Мы – семья" Борис Коллар заявил, что партию интересуют должности спикера парламента и министра транспорта, а также – учет в коалиционной программе партийного обещания по объемам построенного социального жилья.

Однако переговоры гарантированно не будут легкими.

Ведь совместить в одной команде популистскую "Мы – семья" с правоконсервативной "Для людей" и либертарианской "Свободой и солидарностью" (последняя вообще шла под лозунгами радикального сокращения налогов) станет крайне серьезным испытанием для Матович.

Неслучайно лидер Smer Роберт Фицо уже заявил, что возвращение его партии к власти возможно уже через два года – то есть в результате внеочередных выборов.

Чего ждать Украине?

Помощь Украине в вопросе газового реверса – и одновременно визит депутатов в аннексированный Крым. Такой была предыдущая коалиция в Словакии во главе с Smer, которая пыталась "держать баланс" в отношениях с Украиной и РФ.

А чего ждать от новой коалиции?

Хотя новый лидер Словакии почти не комментировал внешнеполитические вопросы, есть определенные "ключики" к его позиции в отношении нашей страны. Так, директор Ассоциации словацкой внешней политики Александр Дулеба вспоминает, что в 2014 году Матович участвовал в пикетах под российским посольством, выступая в поддержку Украины.

"Нет никаких оснований считать его пророссийским политиком", – добавляет он, предполагая, что новое правительство Словакии будет последовательным в украинском вопросе.

Однако неприятные сюрпризы все же не исключены. В том числе – от других участников будущей коалиции.

Ведь из партий, которых Матович позвал в правительство, меньше всего вопросов – к партии экс-президента Киски. Чуть больше проблем – со "Свободой и солидарность", которую считают партией "мягких евроскептиков".

А вот партия "Мы – семья" – в зоне риска. Ее лидер Борис Коллар часто критикует "бездуховный" Запад, противопоставляя ему российскую политику по защите семейных ценностей. Также известно его заявление во время Революции достоинства, в котором он возложил ответственность за события в Украине на Соединенные Штаты.

И хотя этого явно недостаточно, чтобы отнести его к "друзьям Путина", однако, как показывает практика, политики с подобными взглядами часто оказываются в кремлевских объятиях – "аргументов" для этого в РФ не жалеют.

Именно поэтому принципиально важным в новом правительстве будет должность министра иностранных дел.

Сейчас вероятным кандидатом считают Томаша Валашека. Он – выдвиженец партии Киски, опытный дипломат, бывший посол Словакии при НАТО, который прекрасно понимает украинскую проблематику.

"Его позиция однозначна – поддержка территориальной целостности Украины и понимание, что ее членство в ЕС и НАТО отвечает национальным интересам Словакии", – характеризует кандидата Александр Дулеба.

Впрочем, не исключено, что в ходе коалициады появятся и другие кандидатуры на пост главного дипломата страны. Тем более, что партия экс-президента имеет наименьшее представительство в парламенте и ей будет непросто претендовать на такую ​​важную должность.

Поэтому вопрос о внешнем курсе нового словацкого правительства пока остается открытым.

Автор: Юрий Панченко,

редактор "Европейской правды",

Братислава – Киев

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua