Украина поворачивается к НАТО. Как саммит в Мадриде изменил отношение к Альянсу

Пятница, 1 июля 2022, 15:18 — , Европейская правда, из Мадрида
Фото: Associated Press/East News

Саммит Североатлантического альянса стал, безусловно, историческим. Эти слова звучали от всех участников встречи лидеров в Мадриде, и они – не преувеличение.

Искренни также заявления о том, что мадридский саммит НАТО превзошел ожидания. Это действительно так. Немногие ожидали, что уже на этой встрече удастся преодолеть турецкое вето на решение о вступлении Швеции и Финляндии. Хотя эта история еще не завершилась, потому что президент Эрдоган уже намекает на возможность снова ветировать расширение Альянса руками турецкого парламента.

Впрочем, для Украины важно другое.

Во-первых, все больше источников свидетельствуют о том, что в Альянсе растет понимание: помощь Украине нужно увеличить. И вообще, сейчас есть поддержка нашей страны даже со стороны самых скептических государств-союзников, вплоть до Венгрии.

Во-вторых, и это не менее важно, мы сейчас становимся свидетелями изменения отношения к НАТО со стороны официального Киева. И для этого есть основания.

Новая волна отношения к НАТО

"Если бы Украина была в НАТО, я уверен, все равно была бы битва за независимость Украины". Эти слова, прозвучавшие от Владимира Зеленского 11 июня 2022 года в выступлении перед британскими студентами, тогда стали для многих тревожным звоночком и намеком на то, что отношение к Альянсу на Банковой снова ухудшается.

И это вполне соответствовало динамике со стороны власти за последнее время.

Но на саммите в Мадриде все услышали совсем другие сигналы. В частности, глава Офиса президента Андрей Ермак в выступлении на публичном форуме НАТО – мероприятии высокого уровня, проходившем на полях саммита, – заявил, что в случае предоставления Украине Плана действий по членству (ПДЧ) в 2008 году "сегодня, по всей вероятности, в Украине не было бы войны".

Конечно, критика в адрес Альянса также осталась, и надо признать, что она обоснованна. Андрей Ермак заявил, что Киев ожидает от НАТО большей амбициозности и в заявлениях по поводу нашей евроатлантической перспективы, и в действиях по помощи Украины. Впрочем, с такими заявлениями, наверное, согласятся даже самые ожесточенные евроатлантисты: конечно, Украина нуждается в большей поддержке и более четкой перспективе.

Но главное – то, что сам Киев в этой перспективе уже не сомневается. По крайней мере, сейчас так утверждает Ермак:

"Нас не устраивает иллюзия открытых дверей. Украина не сойдет со своего пути к полноценному членству в НАТО. И украинская армия, и весь украинский народ своим мужеством ежедневно доказывают, что наше членство только укрепит Североатлантический альянс".

И это не случайная оговорка – об этом говорилось в заранее подготовленной речи, которую глава ОПУ прочитал на событиях полях саммита.

Также с подобным заявлением выступил его заместитель, внешнеполитический советник Зеленского Игорь Жовква. Он лично приехал в Мадрид и заверил, что Украина сохраняет курс на интеграцию в НАТО.

Целесообразно напомнить, что в последние месяцы отношение официального Киева к НАТО несколько раз менялось.

С начала марта, когда начались "мирные переговоры" с Москвой и на Банковой всерьез рассматривали возможность отказа от вступления в НАТО, в адрес блока звучала не просто критика – казалось, что идет спланированная кампания по дискредитации Альянса. Тогдашняя информационная политика не вызывала понимания ни среди союзников, ни у экспертного сообщества, отмечавшего ошибки в аргументах Банковой.

А еще она несколько противоречила общественному мнению, ведь подавляющее большинство украинцев выступали за вступление в НАТО; однако под влиянием массированной критики со стороны властей этот баланс начал изменяться.

Впрочем, в какой-то момент власти решили, что хватит – и смягчили критику. Но о членстве Украины говорить избегали – до этой недели. Теперь и это изменилось.

НАТО наш?

Следует признать, что сближение стало взаимным.

Выше уже говорилось, что даже украинские евроатлантисты соглашались: Альянс, мягко говоря, есть за что упрекнуть.

В НАТО избегали даже малейшего участия в военных программах помощи Украине. Эта позиция не была сформирована самостоятельно, на этом настаивали, прежде всего, в Белом доме, где в первой половине весны вообще крайне осторожно относились к усилению помощи Киеву и были против предоставления тяжелого новейшего оружия в принципе. Со временем позиция США начала корректироваться, а вот привлечение Альянса как организации оставалось заблокированным несколькими влиятельными союзниками.

Кризис дополнял коммуникационный провал со стороны НАТО.

Это – мягко говоря.

Долгое время из Брюсселя не звучало никаких внятных объяснений такой позиции. "Кивать" на союзников, а тем более на США, представители Альянса тоже не решались.

И только в июне из Брюсселя прозвучали публичные аргументы и объяснения (читайте, например, интервью заместителя генсека НАТО Мирчи Джоане).

Впрочем, почва для недоверия создавалась не только нехваткой объяснений для широкой общественности.

Еще больше оснований для этого было у тех, кто тесно общался с Брюсселем и был посвящен в дискуссии о новой долгосрочной стратегии НАТО. "Европейская правда" кратко рассказывала об этом в статье "Семь угроз и две Украины: что прописал НАТО в новой стратегической концепции".

По сути, стратегическая концепция стала тестом НАТО на адекватность. На то, кто победит – сторонники аргументов о "диалоге с Путиным" или те, кто понимает масштаб и глубину кризиса, в который Россия завела весь мир.

К счастью, победу одержала вторая группа. Стратегическую концепцию приняли во вполне приемлемом виде, с достаточно жесткими как для такого документа формулировками, о которых одобрительно заявили и в МИД, и на Банковой.

Причем – и это особенно важно – она была принята консенсусом. И, возможно, именно это стало зеленым светом для Киева для изменения публичного отношения к Альянсу.

Что обещают?

Естественно, это снимает не все замечания к Альянсу. Это жаль признавать, но в НАТО до сих пор не решаются на амбициозные решения по Украине, перспективам ее членства и тому подобному, о чем в четверг заявила, в частности, вице-премьер Ольга Стефанишина.

И вдвойне жаль из-за того, что помехой амбициозности стала действующая администрация США.

Однако есть и положительные сигналы.

Ключевые государства Альянса уже начинают иногда говорить о том, что членство возможно. А именно британский премьер Борис Джонсон, заявивший в Мадриде, что раньше у Украины не было шансов на НАТО, а теперь есть – когда преодолеет промежуточный этап.

Кроме того, если Украина сохранит неизменной нынешнюю, обновленную позицию по Альянсу, это поможет увеличить количество сторонников такого пути. Потому что эта "дипломатическая машина" подпитывает сама себя.

Потому что в НАТО зовут только те страны, которые туда стремятся.

Поэтому заявления с Банковой в последние месяцы (о том, что нам в Альянс не очень-то и нужно), по сути, блокировали поддержку этого вектора союзниками.

И это не единственная хорошая новость по итогам саммита в Мадриде. Не менее важным (а в короткой перспективе и более важным) стал консенсус о том, что поддержку оружием Украины нужно усилить. Не зря уже на этой неделе во время саммита появились новые заявления и анонсы поставок важного оружия. Дальше их будет больше.

Борис Джонсон добавил, что одним из приоритетов становятся поставки реактивных систем залпового огня.

А Джо Байден объявил на итоговой пресс-конференции, что видит приоритетом предоставление Украине "наступательного оружия" (без уточнения) и современных дальнобойных систем противовоздушной обороны.

Более того, даже страны-скептики, включая Венгрию, начали говорить о серьезности угрозы, потребности вооружаться и помогать Украине (хотя и чужими руками).

Так что очень похоже, что мы на пороге серьезных перемен. Их нужно развивать. С конструктивной политикой и НАТО, и Украины, да еще и на фоне того, как Альянс выходит на границы России на севере, это вполне реально.

 

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды", из Мадрида

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.