Почему и как Минские договоренности все еще работают на Украину

Четверг, 1 сентября 2016, 16:00 — Катерина Зарембо, Институт мировой политики

На фоне начала нового военного сезона, приближающейся годовщины подписания Минского протокола и увеличения напряженности вокруг фронтовых событий позволю себе несколько тезисов о том, почему и каким образом Минские договоренности все еще работают на Украину.

1. Когда мы говорим о том, работают "Минские соглашения" или нет, надо разобраться, что мы подразумеваем под словом "работают".

Если речь идет об урегулировании конфликта, то они и не должны были для этого работать. Мирные соглашения, направленные на урегулирование конфликта, так не пишутся.

Чтобы "работать", в соглашении должен быть четко прописан алгоритм его выполнения, с которым соглашаются все стороны – в "Комплексе мер", как мы знаем, алгоритм не предусмотрен, кроме отдельных пунктов, и именно это является постоянным предметом переговоров в Нормандском формате.

Целью подписанных документов, в частности "Комплекса мер", было остановить активные боевые действия и выиграть время. Этой цели документ достиг.

О мировом опыте урегулирования конфликтов и о том, как выглядят работающие мирные соглашения, Институт мировой политики (ИМП) уже писал.

2. Что Украине удалось успеть за это время?

Помимо укрепленной боеспособной армии, я вижу два важных сдвига.

Первое – переориентация дипломатического дискурса, и не только украинского, но и немецкого, на мантру "безопасность прежде всего". То есть пока не будет устойчивого режима прекращения огня и отвода войск и вооружений, не может быть и речи о выполнении следующих пунктов, в частности, проведении выборов.

Второе – два соглашения: подписано соглашение о создании 30-километровой зоны безопасности и соглашение о принципах и правилах отвода войск от линии соприкосновения на один километр в обе стороны на отдельных участках (завершение работы над соглашением было пунктом номер один в программе последней встречи Трехсторонней контактной группы).

Возможно, со стороны кажется, что это мелочи, но в мирных соглашениях дьявол кроется именно в мелочах.

Эти договоры – не только совершенно необходимая детализация процесса урегулирования конфликта, но и подтверждение того, что прогресса можно достичь дипломатическими средствами.

3. Еще одно преимущество Минского процесса для Украины – это Нормандский формат.

А именно присутствие в нем Ангелы Меркель.

Сейчас трудно представить себе другого европейского лидера, который не только был бы способен, но и хотел бы взять на себя бремя решения проблемы российско-украинской войны, при этом не поддаваясь искушению уладить конфликт "как-нибудь", только бы скорее (провел выборы, да и все, демократия "по-сепарски" торжествует), но защищая, прежде всего, международное право и постхельсинкский порядок в Европе.

Больше о роли Германии в урегулировании российско-украинского конфликта можно прочесть здесь.

4. Следующий козырь Минского процесса – это санкции ЕС.

Именно этот инструмент красноречивее любых заявлений указывает на то, кого в ЕС считают ответственными за конфликт. Важно помнить, что санкции ЕС привязаны именно к ПОЛНОМУ выполнению Минских соглашений (а не прогрессу в выполнении, как недавно заявил Штайнмайер).

Поэтому тем, кто призывает к отказу от Минских договоренностей и поиску нового алгоритма, следует учесть, что страны, которые выступают за снятие санкций, могут этим воспользоваться.

Нет Минска – нечего выполнять – нет санкций.

5. То, что Минский процесс сейчас работает на Украину и против России, подтверждают и действия России.

По сути, Кремль попал в своеобразную ловушку:

Путин очень заинтересован в выборах на Донбассе, однако для этого необходимо прекратить боевые действия.

Если же Россия начнет выполнять режим тишины, она потеряет свой главный козырь в войне – силовое давление, непредсказуемость, угрозу полномасштабной войны и дестабилизации Украины.

Поэтому именно Москва сейчас пытается вырваться из этого своего дипломатического тупика, сорвать Нормандский формат и доказать "несостоятельность" Минских договоренностей.

Я очень хочу ошибаться, но увеличение числа военных и вооружения на украинской границе может быть типичной тактикой Путина: взять свое можно только силой.

 

Автор: Катерина Зарембо, 

заместитель директора
Института мировой политики

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua