Законы, институты и люди: успехи и поражения в борьбе с коррупцией в Словакии

Четверг, 29 сентября 2016, 14:20 — Мирослав Беблави, Эмилия Беблава, Словакия

В каждой стране, где есть серьезные проблемы с коррупцией, идут дебаты о том, какие решения необходимы.

Кто-то говорит, что нужны новые и лучшие законы. Другие считают, что законы – это не ключевая проблема и что нужно реформировать существующие институты или создавать новые, чтобы обеспечить выполнение законов.

И все же третья, обычно самая активная группа, считает, что люди – вот кто имеет определяющее значение. Если у вас есть способные, честные и смелые люди на государственной службе, только тогда уровень коррупции будет снижаться и это явление постепенно исчезнет.

Так кто же прав? Ответ на этот вопрос содержит как хорошие, так и плохие новости. Плохая новость в том, что в таких странах, как Украина, все три решения необходимы – лучшие законы, лучшие институты и лучшие люди.

Хорошая новость в том, что они не должны быть идеальными, а просто лучше нынешних, и вы сможете добиться успехов даже тогда, когда некоторые их части не функционируют хорошо.

Некоторые законы могут быть такими, которые автоматически обеспечивают свое выполнение. Если вы, скажем, напишите хороший закон о свободном доступе к информации, журналисты, активисты и оппозиционные политики смогут им воспользоваться, и когда он не будет выполняться, громко заявить об этом.

У Словакии есть очень положительный опыт с этим законом.

Подобные нормы существуют практически в каждой развитой стране, но большое значение имеют именно детали.

Уже в 2000 году, когда закон был принят, в нем был параграф о том, что если информация не была классифицирована как конфиденциальная, то она должна быть публичной и открытой. Это означает, что у государственных институтов не может быть оправданий – они просто обязаны делать информацию открытой или пройти формальный процесс для того, чтобы сделать информацию конфиденциальной.

В 2010 году, после ряда коррупционных скандалов в сфере закупок и продажи государственной собственности, закон был усилен. Теперь он предусматривает, что все государственные контракты и счета должны быть публичными.

После этого журналисты, аналитики и другие граждане использовали его десятки раз, чтобы не только раскрыть конкретные коррупционные скандалы, но и систематически анализировать различные виды государственных расходов и связанные с ними проблемы.

Можно также привести менее популярный пример. Во многих западноевропейских странах каждый выпускник учреждения среднего образования имеет право поступать в университет, который он выбрал, поэтому коррупции при поступлении нет.

Является ли это общее право поступать в университет хорошей идеей – это предмет дискуссий, но оно точно решает вопрос коррупции.

Однако сложная природа современного правительства требует, чтобы исполнение большинства законов обеспечивалось государственными институтами. Дело в том, что любые шаги в борьбе с коррупцией очень часто минимизируются политиками, которые противостоят этому.

Несоответствующая или непрозрачная структура, отвечающая за выполнение законов, малые бюджеты для регуляторов и другие "небольшие" препятствия могут достаточно эффективно препятствовать выполнению даже очень хорошо прописанных законов.

Поэтому те, кто ведет борьбу с коррупцией, должны всегда оценивать предлагаемые меры и с точки зрения их внедрения.

Словакия недавно приняла закон, который запрещает анонимным подставным компаниям вести бизнес с государством.

Закон был несовершенным, но его самым большим недостатком было то, что его исполнение было передано структуре, которая отвечала за государственные закупки, уже была перегружена своей работой, не имела соответствующих ресурсов и не знала, как это правильно делать. Поэтому,

за исключением одного случая, никто не был наказан за предоставление неправдивой информации, несмотря на то, что закон уже действовал почти два года.

Парламент сейчас рассматривает более жесткий закон со значительно более сильным акцентом на его имплементации. Однако даже сейчас, когда этот закон назван приоритетным для правительства, очень мало внимания уделяется некоторым деталям его внедрения, которые будут самыми важными.

Когда один из авторов этого параграфа был в правительстве, он всегда говорил государственным служащим, которые пишут законопроект, думать о его внедрении. Что будут делать недобросовестные люди? Как они будут пытаться обыграть его или нейтрализовать?

Это очень редко обсуждается в процессе написания законопроектов, а потому вовсе не удивительно, что законы не работают.

Последнее – это люди.

Когда речь идет о полицейских или прокурорах, министрах или государственных служащих, интеллектуальные способности, единство и трудовая этика имеют огромное значение – это само собой разумеется. Особенно это касается сферы правопорядка, где полисмены и прокуроры часто ведут борьбу с врагами, которые располагают ресурсами в 10, а то и 100 раз больше и имеют возможность заплатить лучшим юристам, детективам и порой даже киллерам.

Однако на уровне системы, конечно же, один человек не может все изменить – изменить все могут только общие правила игры.

Ключевой является система найма, повышения и увольнения чиновников.

Реформаторы редко уделяют много внимания этому вопросу, это кажется чем-то таким, что может быть изменено не сразу и принести результаты спустя много лет.

Это правда, но опыт посткоммунистических стран показывает, что такие страны, как Эстония и Чехия, где реформы стартовали в начале 1990-х, в последние годы уже получают преимущества от этих изменений.

Следовательно, чем раньше страна начинает подобные изменения, тем раньше она получает преимущества.

Международный опыт показывает, что человеческий фактор имеет определяющее значение в борьбе с коррупцией, особенно в сфере охраны правопорядка.

Например, в Словакии мы создали Специальный суд и назначили специального прокурора для борьбы с коррупцией в 2004 году. Сейчас, через 12 лет, мы видим, что этот суд работает достаточно хорошо, потому что туда наняли хороших судей.

Однако сейчас в этом суде рассматривается всего несколько дел. Это стало не результатом хорошей работы, наоборот, это свидетельство того, что специальный прокурор не работает как следует.

Даже в странах, где борьба с коррупцией ведется успешно, большой скачок вперед требует значительного времени.

С уверенностью можно предсказать, что даже через 10 лет Украина будет страной с высоким уровнем коррупции.

При положительном сценарии она будет значительно менее коррумпированной, чем сейчас. В некоторых сферах коррупция даже может полностью исчезнуть. Однако в других сферах вам может казаться, что вообще ничего не изменилось.

Однако и это успех. О том, как выглядит поражение, нет смысла рассказывать.

Для успешной борьбы с коррупцией нужно уметь принимать разочарование, не теряя стремления к изменениям. Нужно замечать не только проблемы, но и успехи.

Если их достаточно много, вы и ваши дети будете жить в совсем другой стране.

Авторы: 

 

Мирослав Беблави,

депутат парламента Словакии, эксперт по противодействию коррупции;

 

Эмилия Беблава,

председатель совета директоров Transparency International Slovakia

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua