OPAL доведет до суда. Сможет ли Украина оспорить решение Еврокомиссии

Вторник, 15 ноября 2016, 09:50 — Марина Ильчук, Arzinger

За новейшую историю сотрудничества Украины и ЕС нашу страну уже несколько раз обвиняли в попытках нарушить Соглашение об ассоциации.

Теперь же Киев впервые обвинил Брюссель в нарушении базового соглашения, регулирующего отношения между Украиной и ЕС. Это было сделано после заявления Европейской комиссии об изменении правил пользования газопроводом OPAL.

Что это за решение?

13 мая 2016 года в Еврокомиссию был подан проект решения немецкого регулятора в сфере энергетики (Bundesnetzagentur) о пересмотре своего решения касательно исключения газопровода OPAL из-под требования о доступе третьих сторон и регуляторных требований о доступе к газопроводу.

Стоит отметить, что сам принцип доступа третьих сторон к транзиту энергоносителей закреплен в Директиве 2003/55/ЕС касательно общих правил для внутреннего рынка природного газа (Директива), которая является частью так называемого Третьего энергетического пакета.

Он предусматривает, что оператор газотранспортной системы должен обеспечить недискриминационный доступ третьих сторон к газопроводу.

Фактически это означает, что одна и та же компания не может одновременно заниматься поставкой газа и его транспортировкой.

В июле 2009 года Еврокомиссия уже шла навстречу Bundesnetzagentur. Газопровод OPAL был исключен из-под действия требования о доступе третьих сторон. Согласно новым правилам, "Газпром" получил право на загрузку 50% газопровода, а остальные 50% компания обязана была выставлять на аукцион для независимых компаний.

Впрочем, это решение не устраивало российского монополиста - "Газпром" много раз обращал внимание на то, что при проведении аукционов ни один лот не был продан в направлении OPAL, а значит - остальными 50% газопровода не пользовался никто.

Ввиду вышеуказанного, компания не раз обращалась с инициативой разрешить ей пользоваться всей мощностью газопровода.

В итоге 28 октября 2016 года Еврокомиссия заявила об изменении правил пользования газопроводом OPAL. Формально Комиссия назвала такое изменение ужесточением правил, впрочем, так ли это в действительности - вопрос спорный. 

Фактически Еврокомиссия пошла навстречу "Газпрому", разрешив ему участвовать в аукционах по доступу к остальным 50% мощностей газопровода.

В свою очередь это упрощает лоббирование РФ нового газопровода "Северный поток-2", ведь OPAL позволяет транспортировать российский газ дальше вглубь Европы.

 

Стоит признать: Еврокомиссия предусмотрела и ряд дополнительных условий, одним из которых является обязательство ПАО "Газпром" в случае наличия спроса от других поставщиков газа предоставлять им до 20% мощности газопровода.

Впрочем, маловероятно, что эта поправка что-либо меняет. Ведь, как уже было сказано, других заявок на пользование OPAL, кроме как от "Газпрома", не поступало.

У ряда участников рынка такое решение Еврокомиссии вызвало негодование, поскольку оно потенциально нарушает европейское антимонопольное законодательство.

Также есть основания полагать, что новые возможности ПАО "Газпром" потенциально нанесут ущерб и таким транзитным государствам, как Украина и Польша. В частности, потому что те объемы газа, которые ранее шли транзитом через Украину и Польшу, Россия теперь может перенаправить по мощностям OPAL.

Имела ли Еврокомиссия право принять такое решение?

С одной стороны, возможность освобождения определенных проектов от требования о доступе третьих сторон предусмотрена самой же Директивой, которая приводит исчерпывающий перечень условий такого освобождения для новых проектов.

Более того, освобождение допускается и по отношению к уже существующим проектам, если речь идет о существенном увеличении мощностей существующих инфраструктур, что делает возможным развитие новых источников поставки газа.

Впрочем, оценивая содержание критериев, следует отметить, что они являются в определенной мере оценочными, а следовательно, предполагаемое утверждение об их соблюдении может быть достаточно условным.

В то же время в своем решении об изменении правил пользования газопроводом OPAL, которое еще не опубликовано, Еврокомиссия (как и Bundesnetzagentur) должна проанализировать, в какой мере соблюдается каждый из критериев, перечисленных в Директиве.

А главное - заинтересованные стороны, чьи интересы могут быть нарушены, имеют возможность оспорить решение об освобождении ссылаясь именно на несоблюдение отдельных критериев при вынесении такого решения.

Как результат - Украина и Польша уже заявили, что будут оспаривать это решение Еврокомиссии.

Насколько велики шансы оспорить это решение?

Ключевой момент - насколько принятое решение способствует повышению конкуренции в сфере газоснабжения и эффективности функционирования внутреннего газового рынка.

Другой важный момент - насколько это решение соответствует существующим договоренностям ЕС с другими странами, в том числе Украиной, а также обязательствам, взятым на себя странами в рамках Энергетического Сообщества.

Можно ли говорить о нарушении ЕК Соглашения об ассоциации с Украиной?

В частности, как указывает МИД Украины, согласно положениям статьи 274 Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, стороны должны прилагать усилия для содействия использованию инфраструктуры передачи и хранения газа, проводить консультации друг с другом и координировать свои действия касательно развития инфраструктуры.

У сторон есть обязательство учитывать существующие энергетические мощности, каковыми по сути и является газотранспортная система Украины.

Соглашение об ассоциации предусматривает, что "в случае возникновения спора между Сторонами относительно выполнения или добросовестного применения настоящего Соглашения любая Сторона должна направить другой Стороне и Совету ассоциации официальный запрос о необходимости решения спорного вопроса".

Именно это в ближайшее время и намерена сделать Украина.

Однако, помимо Соглашения об ассоциации, важным аргументом против решения ЕК должна стать необходимость согласованности с ключевыми целями и задачами, обозначенными при создании Энергетического Сообщества.

Среди этих целей: создание интегрированного рынка природного газа, повышение надежности поставок, а также развитие конкуренции на рынке газа. При этом

участники Энергетического Сообщества должны воздерживаться от любых мер, которые могут навредить достижению целей организации.

Допустив увеличение присутствия монополиста на европейском рынке газа, Еврокомиссия должна привести убедительные аргументы в пользу того, как это скажется на обеспечении надежности поставок газа и конкуренции на рынке, и при этом не только в контексте интересов Украины или Польши, но и в рамках всего единого европейского энергетического рынка.

Основной аргумент Украины - Европейский Союз должен быть последователен в своей политике, и принимать такого рода решения с учетом стратегических документов, в том числе в сфере обеспечения надежности поставок природного газа.

Примечательно, что в Стратегии энергетической безопасности ЕС обозначено, что самым уязвимым аспектом в сфере обеспечения безопасности поставок является зависимость от одного внешнего поставщика. Более того, отмечается, что в шести странах ЕС Россия является единственным поставщиком газа, а в 2013 году поставки газа из России составляли 39% всего импорта газа в ЕС.

Согласно указанной Стратегии, учитывая, что диверсификация источников, маршрутов и поставщиков энергии обозначена среди приоритетов для обеспечения энергетической безопасности, ЕС должен уменьшить свою зависимость от конкретных поставщиков.

Важно, что ни в перечне приоритетных инфраструктурных проектов по обеспечению безопасности поставок (Приложение 2 Стратегии энергетической безопасности ЕС), ни в Перечне проектов Совместного Интереса, на которые также ссылается документ, нет проекта OPAL, NordStream, либо других инфраструктурных проектов с Россией.

Безусловно, нет там и проектов с Украиной, но именно Украина является стороной Энергетического Сообщества, и именно с Украиной подписано Соглашение об Ассоциации, соответственно, именно Украина должна быть частью единого энергетического рынка с ЕС, и ее интересы и голос должны учитываться при принятии столь стратегически важных решений.

Какие аргументы могут быть использованы в ответ?

Заинтересованные стороны могут ссылаться на то, что история транзитных взаимоотношений с Украиной не была идеальной.

И эти проблемы и обусловливают необходимость исключения для газопровода OPAL.

Насколько весом этот аргумент? Сможет ли Еврокомиссия проигнорировать тот факт, что Украина активно работает над вопросом имплементации норм Третьего Энергетического пакета, в первую очередь - с целью позиционирования себя как добросовестного и надежного транзитного партнера.

Более того, успех страны в этом направлении в сфере рынка газа отмечает и само Энергетическое Сообщество.

Если Украине удастся доказать это, Еврокомиссии придется признать: усилия по реализации целей и заданий Энергетического Сообщества должны прилагаться всеми сторонами.

 

Автор: Марина Ильчук,

юрист Адвокатского объединения Arzinger

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua