Откуда придет новый кризис? Турция как угроза глобальной экономике

Вторник, 3 января 2017, 10:30 — , Украинское общество финансовых аналитиков
Фото theaustralian.com.au

ВВП Турции в третьем квартале 2016 года внезапно упал на 1,8%. Нельзя сказать, что это был шок для глобальной экономики, но результаты неприятно удивили аналитиков по всему миру, ожидавших рост.

Более детальное изучение трендов турецкой экономики показало, что Турция вполне может претендовать на роль страны-катализатора глобального кризиса в 2017 году.

Кто станет "Авророй"?

Первый на моей памяти глобальный экономический кризис, последствия которого я ощутил не через прессу, а лично, пришелся на 1998 год, его еще называли индонезийским.

Внезапное падение экономики Индонезии аукнулось дефолтом и мегадевальвацией в России, что задело тогда и экономику Украины.

Для того чтобы выступить "Авророй", подавшей сигнал негативно настроенным инвесторам, быть большой экономикой не обязательно. Достаточно быть страной с относительно либеральным валютным рынком, иметь национальный фондовый рынок и быть крупным региональным игроком.

Более того, генеральная репетиция того, как Турция влияет на мировые индексы, прошла летом при неудачной попытке переворота. Настораживает и близость Турции к зоне конфликта в Сирии и иным горячим точкам на Ближнем Востоке.

Для украинского обывателя Турция - это море, пляжи и отдых. Но за последние лет 20 доля турецкой экономики в регионе выросла и страна стала довольно влиятельной именно благодаря своему экономическому развитию, а не географическому положению или ресурсам.

ВВП Турции по покупательной способности в 2015 году составлял $1,589 трлн, номинальный ВВП в долларах - $789 млрд. По размеру экономики в 2015 году Турция занимала 18-е место в мире, а из стран нашего региона (кроме ЕС) по размеру ВВП ее обгоняли только Саудовская Аравия и Россия.

Так что турецкая экономика сегодня - это примерно пять украинских экономик. Такой экономический гигант, конечно, не может не влиять на регион.

Реальность рисков

По данным Турецкого института статистики, в третьем квартале экономику страны более всего подвели сфера услуг и сельское хозяйство, которые снизились на 8,4% и 7,7% соответственно. Промышленность упала на 1,4%, а строительство выросло на 1,4%.

Оптимисты говорят, что третий квартал 2015 года для турецкой экономики был слишком удачным и отсюда идет незначительное снижение, тем более что ВВП третьего квартала 2016 года больше и в долларах, и в лирах, чем за второй квартал.

Однако не все так просто. Вряд ли в Нью-Йорке или Лондоне стали бы так сильно шуметь из-за простой статистической погрешности.

Более глубокое изучение показало, что в том же третьем квартале расходы турецких домохозяйств упали на 3,2%, а экспорт товаров и услуг - уже на 9,2%, зато импорт вырос на 2,4%. Все бы ничего, можно было бы согласиться и со "статистической" природой и падения расходов населения, но вот если сравнивать данные экспорта-импорта с динамикой курса лиры к доллару США, выходит очень неприятная картина.

С июля курс доллара к лире вырос на 20% - с 2,94 до 3,53. Видимо, Центральный банк страны уже понимал существующую проблему и пытался ее лечить девальвацией, но у него мало что получилось.

Конечно, если бы не было девальвации, то провал по экспорту и рост импорта мог бы быть куда большим. Ответ на вопрос, почему девальвация лиры не помогла турецкой экономике, секретом не является.

Примерно треть турецкого экспорта приходилась на еврозону и еще столько же - на страны с мягкими валютами. Обесценение по отношению к доллару евро и всей валютной корзины стран-торговых партнеров Турции уменьшало чувствительность ее экспорта к девальвации лиры к доллару, а вот импорт - наоборот, особенно в разрезе закупки энергоносителей, очень сильно зависел от доллара.

Если упростить рыночную картину, то выходит, что Турция активно экспортирует товары и услуги в еврозону и страны с мягкими валютами, а вот большая часть импорта оплачивается долларами.

Торговые дисбалансы и растущий дефицит торгового баланса Турции толкают страну к новой кризисной черте, и замалчивать это становится все сложнее.

Обесценение лиры к доллару в ноябре-декабре лишь ускорилось, а оперативные данные от органов статистики говорят, что четвертый квартал для турецкой экономики будет весьма провальным.

В частности, индекс потребительских ожиданий за октябрь-декабрь 2016 года просто обвалился с 74% до 63,4%. Это, конечно, еще не гарантия кризиса, но на фоне девальвации лиры и проблем с торговым балансом заставит понервничать аналитиков, которые специализируются на этой стране.

Что дальше?

Впрочем, аналитики уже начали нервничать. Так, одно из международных рейтинговых агентств предупредило о возможном снижении суверенного рейтинга Турции, в связи с чем высказало обеспокоенность стабильностью работы банков в этой стране.

Уже в ближайшее время Турция может утратить суверенный рейтинг инвестиционного уровня, что больно ударит по возможностям правительства страны занимать деньги на рынке еврооблигаций и лонгировать уже имеющиеся долги.

И наконец, от экономики к политике. 

Предположу, что метания нынешних политических властей Турции между Россией и Западом - это зеркальное отражение того, что турецкая экономика нездорова, а Запад эта проблема пока не очень интересует.

Этот факт заставляет политические власти страны искать все новые и новые способы переломить ситуацию. Пока безуспешно - и это создает риски для всего региона. 

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua