Великий "Збиг", воспоминание о будущем: что оставил после себя Збигнев Бжезинский

Среда, 31 мая 2017, 09:00 — , министр иностранных дел Украины

Бисмарк сказал когда-то, что искусство политика заключается в том, чтобы вовремя почувствовать, как история приходит в движение, и крепко вцепиться в полы ее мантии.

У Збигнева Бжезинского было невероятное ощущение движения истории.

А порой он и сам мог привести ее в движение.

Эпоха. Великан.

Когда-нибудь о его жизни напишут исторический роман. Роман о многих вещах, но прежде всего – о роли личности в истории. А пока он не написан, нам остается смотреть на фигуру Бжезинского и удивляться: "Какая жизнь!".

Родиться в семье польского дипломата. Видеть начало фашизма.

Быть свидетелем того, как два тирана, сговорившись, умертвили твою родину. Видеть, как она возрождается – но только как сателлит одного из этих тиранов.

Найти новую родину. Уже в 1950 году понять, что Советский Союз не вечен и расколется о собственную несвободу и "национальный вопрос". Потом развивать и углублять эту тему всю жизнь. Убедить в ней Америку. Оказаться правым.

Быть свидетелем того, как твое пророчество и цель жизни стали реальностью: советская империя раскололась и пошла на дно, как "Титаник".

Он понимал: Украина – это ключ.

Не потому, что был пристрастен.

Не потому, что его семья – из украинских Бережан, а Бжезинский – это по-нашему Бережанский.

И даже не потому, что понимал: в зависимости от движения истории Украина может стать инструментом усиления или ослабления российской тирании.

Он видел, что историческая роль Украины – не усиливать или ослаблять кого-то другого. Украина сама по себе важна в мировом балансе добра и зла, экономического потенциала, мягкой и твердой силы. Он был прав. Весь мир увидел это в последние годы, когда Украина нашла в себе мужество встать на пути врага и остановить российскую агрессию.

Встречаясь с Бжезинским, всегда обращал внимание на его взгляд – молодой, пронзительный. В нем чувствовались ум и страсть. Но не страсть реванша или честолюбия – он был выше этого.

Мне кажется, он до последнего пытался понять, в чем будет заключаться движение истории в XXI веке. Проповедовал подъем Запада вместе с Россией.

Пока не сложилось, но кто знает.

Сила Бжезинского была не только в том, что он видел суть вещей.

Она была и в том, что он боролся, чтобы суть вещей изменить.

Он верил, что добро, которое не пытается изменить суть вещей – это не добро. Он стоял на своем, не изменяя принципам – и в этом тоже был убедителен.

Ему противостояли те, кто принимал статус-кво и проповедовал взаимовыгодное существование добра и зла. Ну что ж, они и сейчас это проповедуют. А нового Бжезинского пока, к сожалению, не видно.

Однако курс истории в том и состоит, что добро никогда не исчезает и не сдается перед тиранией. И даже один человек может многое изменить.

Великий Збиг всегда будет об этом напоминать.

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua