Бой с тенью: почему ЕС проигрывает в противостоянии с офшорами

Вторник, 23 января 2018, 15:17 — Дмитрий Шемелин, юридическая фирма "Астерс"
Фото: cnn.com

Инициатива ЕС по борьбе с выводом капиталов в офшоры получила серьезнейший удар. И этот удар связан с неспособностью определить, кого можно считать офшором, а кого – нет.

23 января Евросоюз исключил восемь стран и территорий из списка юрисдикций, которые не сотрудничают с ЕС в налоговой сфере должным образом. Отныне Брюссель больше не считает офшорами Барбадос, Гренаду, Республику Корею, Макао, Монголию, Панаму, Тунис и Объединенные Арабские Эмираты. Эти страны "перемещены в отдельную категорию юрисдикций, подлежащих пристальному мониторингу".

Конечно, сам ЕС считает такой шаг своей победой.

"Наш список уже доказал свою ценность. Юрисдикции по всему миру работали над тем, чтобы взять на себя обязательства реформировать свою политику", – сказал Владислав Горанов, министр финансов Болгарии, которая председательствует в Совете ЕС.

Но стал ли этот шаг победой? Или наоборот – ЕС доказал, что не способен к полномасштабной борьбе с офшорами?

Подготовка списка "налоговых гаваней" – проект комиссара ЕС по экономике и финансовым делам Пьера Московиси. Уже два года еврокомиссар пытается составить этот список и согласовать меры воздействия, которые ЕС сможет применять к тем юрисдикциям, которые будут внесены в его "черную" часть.

Таким образом Еврокомиссия пытается бороться с уклонением от налогообложения в крупнейших экономиках ЕС (ведь офшоры – это не только украинская проблема).

Хотя все члены ЕС вроде бы признают, что уклонение от налогов через офшоры приводит к огромному налоговому ущербу ежегодно, предыдущие попытки составить такой "черный список" были не слишком удачными. Например, в 2017 году ОЭСР готовила список офшоров для заседания Большой двадцатки.

В результате длительных исследований и обсуждений в его "черную" часть ("несоответствие международным стандартам налоговой прозрачности") вошла всего одна страна – Тринидад и Тобаго. В серую часть ("частичное соответствие") – тоже только одна – Маршалловы острова. Остальные соответствовали либо полностью, либо "большей частью".

Теперь в январе 2016 года 92 государства, в том числе такие гиганты, как США, Китай и Япония, получили от Еврокомиссии письмо, в котором их уведомляли о критериях, по которым они могут быть отнесены к "черному" или "серому" спискам офшоров ("несотрудничающих налоговых юрисдикций").

Далее, в октябре 2016, список ужался до 41 государства, которых уведомили, что они не полностью соответствуют критериям налоговой прозрачности и их могут отнести к "черному списку".

Наконец, в ноябре 2016 был сформирован первый проект "черного списка", включавший 36 государств.

В этот список наряду с Панамой и Маршалловыми островами вошли такие неочевидные кандидаты, как Армения или Сербия. Однако ни США со своим Делавэром, ни Швейцария в список не попали.

Такой предварительный список уже перессорил тяжеловесов внутри ЕС. Великобритания (которая до 2019 года остается в ЕС) долго сопротивлялась включению собственных заморских территорий, таких как Бермудские или Каймановы острова, в проект списка. В результате в серую часть они были включены только после того, как Panama Papers продемонстрировали ряд конкретных злоупотреблений с использованием этих юрисдикций.

Обсуждалось включение в список недостаточно демократической Турции, но ей повезло.

Международные организации неоднократно обвиняли функционеров ЕС в несправедливом и непрозрачном формировании списка.

Ассоциация Oxfam International опубликовала собственный "черный список", составленный, по ее утверждениям, с объективным использованием критериев, заявленных еврокомиссаром.

В этот список сразу же попали четыре члена ЕС: Ирландия, Люксембург, Нидерланды и Мальта. В аналогичном "альтернативном списке" Tax Justice Network фигурируют уже шесть европейцев: к четырем предыдущим добавились еще два – Кипр и Великобритания с ее коронными владениями.

Наконец, в декабре 2016 года был опубликован финальный вариант черного списка, в который вошли 17 юрисдикций. На первый взгляд, это была победа проофшорного лобби: в черный список не вошла ни одна из заморских территорий или коронных владений Великобритании, только три из них (Британские Виргинские Острова, Ангилья и Теркс и Кайкос) получили "последнее китайское предупреждение" и до февраля должны привести свои налоговые дела в порядок.

Среди попавших в список были откровенные аутсайдеры, которых вряд ли кто-либо в ЕС защищал: Монголия, Самоа, Намибия, Тринидад и Тобаго; но были и довольно важные игроки, такие как ОАЭ, Южная Корея, Панама и Бахрейн. Также в черном списке – американский Гуам.

Параллельно с "черным" был составлен и "серый" список, где фигурируют 47 стран. Они обязаны до конца 2018 года отреагировать на выдвинутые к ним претензии. Если этого не произойдет, через год, при очередном пересмотре списка, они перейдут в "черную" категорию.

К сожалению, начало жизни "черного списка", даже в таком сокращенном варианте стало не слишком обнадеживающим.

Уже 15 января Reuters сообщило об инициативе европейских чиновников исключить восемь важных юрисдикций из черного списка, переведя их в серый список. В конце концов, так и произошло - статус оффшоров формально потеряли как раз "интересные" юрисдикции, в том числе Южная Корея, ОАЭ и Панама.

Таким образом, последняя инициатива ЕС по борьбе с уклонением от налогов через офшорные юрисдикции получила серьезный удар.

В случае, если сокращение списка будет одобрено официально, эффективность списка окажется под вопросом.

 

Автор: Дмитрий Шемелин,

советник юридической фирмы "Астерс"

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.