7 причин, повлиявших на Стокгольм: почему Швеция дала разрешение "Северному потоку-2"

Четверг, 14 июня 2018, 11:00 — , , Украинский институт будущего

На днях Швеция дала свое разрешение на строительство российского газопровода "Северный поток-2" у своих берегов, после более года переговоров с Москвой и внутриполитических дебатов. Эту новость оперативно прокомментировал посол Королевства в Украине Мартин Хагстрем, объясняя, почему его родина не смогла запретить или приостановить строительство газопровода.

Что греха таить, все высказанные послом аргументы правдивы. Однако указанные причины – далеко не единственные, которые имеют отношение к скандальному проекту и могут влиять на дальнейшее развитие событий вокруг него. Именно на них мы и хотели бы остановиться.

Политические дебаты по "Северному потоку-2" всегда были самыми крупными и острыми именно в Стокгольме.

Еще в 2009 году, когда строился первый "Северный поток", в шведском парламенте активно дискутировали по поводу предоставления разрешения на строительство трубы. Тогда правительство было скептически настроено к российскому проекту, а оппозиция открыто выступала против него.

Читайте также
Почему мы не могли остановить "Северный поток-2": статья посла Швеции

В конце концов, Швеция все-таки дала разрешение на строительство в своей исключительной экономической зоне, а вопросы геополитического характера проекта перевели на Еврокомиссию. На первый взгляд формальное разрешение шведов было обусловлено несколькими факторами: желанием сотрудничать с Россией в вопросах климата, стремлением сохранить хорошие отношения со всеми странами ЕС, нежеланием участвовать в любых блоках стран "за" или "против" газопровода (шведский принцип политического нейтралитета), экономическим и торговым сотрудничеством с Россией, а также стремлением играть по международным правилам, согласно которым проект "Северный поток" формально не нарушал никаких международных соглашений.

Через 9 лет в Стокгольме вновь возобновились горячие дебаты вокруг этой темы. Правящая коалиция в составе социал-демократов и зеленых во главе с премьер-министром Стефаном Левеном также скептически относится к строительству нового газопровода.

Оппозиция в составе альянса консерваторов, либералов и христианских демократов выступала за то, чтобы не давать разрешение строить "Северный поток 2" у своих берегов. Но в конце концов ситуация повторилась, и Швеция все равно дала разрешение на прокладку трубы. Причин, опять-таки, несколько.

Во-первых, Стокгольм стремился соблюдать нормы международного права, чтобы не уподобляться России, которая его нарушает, ведь никаких объективных международно-правовых причин запрещать строительство не было. В этом позиция Швеции в международно-правовом контексте похожа на нынешнюю позицию Дании. От последней сейчас также ждут ответа по поводу строительства трубы в датских территориальных водах.

И если опираться исключительно на положения морского права, у Дании нет никаких международно-правовых оснований запрещать строительство. А даже если она сделает это под соусом "из соображений национальной безопасности" (в соответствии с принятым законом, который делает возможными такие шаги), будет ясно, что решение принималось не исходя из норм международного права, а по политическим мотивам.

Для Дании, которая отстаивает свою позицию в отношении арктического шельфа именно на основании международного права, такой шаг был бы опасным и вызвал бы симметричную реакцию в Москве по вопросу Арктики.

Во-вторых, Швеция вновь приняла свой принцип нейтралитета и не желала принимать решения под давлением лоббистских блоков внутри ЕС.

Для шведов (и на самом деле многих скандинавов) принцип нейтралитета – это давняя политическая традиция, которой они придерживаются в вопросах, не несущих прямой угрозы государству или населению. А газопровод "Северный поток-2" не несет для Стокгольма каких-либо проблем, кроме экологических. Но этот вопрос они урегулировали во время переговоров с россиянами.

В-третьих, шведы сделали все, чтобы минимизировать влияние россиян в рамках проекта, в частности не дали им разрешения размещать трубы для прокладки газопровода в своих портах Карлсхамн и Слите на острове Готланд.

Эти два стратегических населенных пункта позволили бы россиянам увеличить свое геополитическое влияние в Балтийском море и начать наращивать здесь военное присутствие под предлогом защиты газопровода как стратегически важного объекта.

Кроме того, порт Карлсхамн расположен неподалеку от шведской военно-морской базы в порту Карлскруна. Для военных иметь своим соседом порт, в котором россияне размещают трубы и могут потенциально сделать из него пункт слежения за базой – не слишком хорошая перспектива, а потому Кремлю не позволили использовать оба порта и даже размещать их корабли у побережья.

В-четвертых, Швеция сохраняет тесные связи с Германией, которая является для них наибольшим торговым партнером в рамках ЕС. Немецкий рынок для шведских компаний – крупнейший по уровню покупательной способности. Почти 10% шведского экспорта направляется в Германию, в то время как практически 18% всего импорта приходит из Германии. Общий товарооборот между двумя странами составляет более $40 млрд.

В этих условиях Швеция, очевидно, решила не провоцировать конфликт с Берлином и не ухудшать свои отношения с немцами. Тем более что предмет возможного спора был слишком незначителен как для шведских интересов и несущественным – газопровод "Северный поток-2" не представлял столь большой проблемы для Стокгольма, чтобы рисковать отношениями с ФРГ.

В-пятых, позицию Швеции в определенной степени сформировали и смежные события, связанные с "Северным потоком-2". Изначально Стокгольм занял выжидательную позицию, переложив ответственность на Еврокомиссию, которая должна сказать свое слово по поводу трубопровода.

Но Еврокомиссия не спешит принимать кардинальных решений по газопроводу, учитывая сильные позиции Германии.

Более того, недавно Еврокомиссия окончательно урегулировала одну из своих ключевых проблем с "Газпромом" о монопольном положении последнего. 24 мая в ЕС сообщили, что заключили соглашение с "Газпромом", в котором российский энергетический гигант пошел на определенные уступки Еврокомиссии, а Брюссель согласился уладить вопрос с обвинениями "Газпрома" в нарушении антимонопольного законодательства ЕС.

Такая позиция Еврокомиссии, а также разрешение на строительство "Северного потока-2" со стороны Финляндии и Германии, только еще больше убедила Швецию, что надеяться на поддержку ЕС не стоит. Аналогичная ситуация сейчас с Данией, которая также ждет решения Еврокомиссии о применении к газопроводу положений Третьего энергетического пакета.

В-шестых, Россия сохраняет неплохие позиции в энергетической отрасли Швеции через одного из олигархов, приближенных к Кремлю – Геннадия Тимченко. Он – соучредитель известной международной компании Gunvor, которая на сегодня является одним из крупнейших в мире нефтетрейдеров.

Тимченко основал эту компанию вместе со шведским бизнесменом Турбьерном Тьорнквистом. Когда в марта 2014 против Тимченко ввели персональные санкции из-за ситуации в Украине, шведская Gunvor оказалась под давлением. Осознавая, что из-за Тимченко с ними могут прекратить сотрудничать европейцы и американцы, компания решила сделать так, чтобы Геннадий Тимченко продал свою долю в Gunvor.

Для этого генеральный директор Турбьерн Тьорнквист выписал сам себе дивиденды от компании на сумму 1 млрд долларов (это стало крупнейшим рекордом в истории единовременной выплаты дивидендов), чтобы расплатиться с Тимченко за то, чтобы тот продал свою долю в компании, что он и сделал. Сейчас швед контролирует всю компанию и постепенно начал процесс отдаления от российских олигархов, имеющих прямые связи с Владимиром Путиным.

Но тем не менее, Москва все еще сохраняет хорошие лоббистские возможности в Стокгольме в нефтяном секторе.

В-седьмых, Швеция и не является прямым бенефициаром, как справедливо отметил в своей колонке достопочтенный посол. Да, страна не является зависимой от поставок российского газа (да и потребляет незначительные его объемы), однако значительно зависима от поставок нефти из РФ.

Однако разные игроки Швеции все же могут получить определенные выгоды от "Северного потока-2", а это в определенной степени способно содействовать формированию лоббистского движения в поддержку строительства "Северного потока-2". По существующим оценкам, на конец прошлого лета все подготовительные работы, связанные со строительством "Северного потока-2", непосредственно создали 990 рабочих мест в стране.

Позиция Швеции – типичная для многих стран Европы.

Теперь все внимание сосредоточено на Дании, которая должна принять окончательное решение по "Северному потоку-2".

Она – последняя, ​​от кого необходимо разрешение для начала строительства трубы. Хотя даже если Дания его не даст, это не заблокирует газопровод, а лишь заставит россиян изменить маршрут и затянуть строительство до 2021 года.

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.