Куусвек: "Главная задача НБУ - не курс гривни, а уравнивание кредитных ставок"

Понедельник, 8 сентября 2014, 11:01 — , Европейская правда, Лондон

Андре Куусвек может считаться одним из лучших специалистов по украинской экономике и финансовому сектору, по крайней мере в Лондоне.

Шесть лет – максимально возможный срок он возглавлял киевское представительство Европейского банка реконструкции и развития, а покинув Украину в середине 2012 года, занимает должность директора департамента развития кредитных рынков лондонского офиса ЕБРР.

В новой должности он не прекращает контакты с Украиной. В частности, ведет консультации с НБУ о модернизации финансового рынка страны.

Смена кресла позволяет ему более откровенно комментировать ситуацию в Украине, часто давая резкие оценки. В частности, вопреки заявлениям украинских властей, он говорит о сохранении высоких рисков дальнейшей девальвации гривны.

С "Европейской правдой" Андре Куусвек пообщался в Лондоне, в ходе конференции Invest in Ukraine, организованной "A7 GROUP".

– Как вы оцениваете нынешнюю инвестиционную привлекательность Украины?

– Трудно оценивать инвестиционную привлекательность страны, в которой идет война. В любом случае, Украине нужно больше внимания уделять реформам – как в финансовом, так и в иных секторах.

– Они ведутся?

– Да, однако их реализация сталкивается со значительными препятствиями. Дело в том, что восточноевропейским странам, проводящим подобные реформы в 1990-х годах, было гораздо проще. У них не было ни денег, ни активов, однако не было и сложившейся коррупционной практики. Сейчас подобные реформы реализуются гораздо сложнее. Это как модернизация "Запорожца" до уровня "Фольксвагена" – всегда проще купить новый "Фольксваген".

– Ключевая дискуссия в Украине – есть ли заметные результаты реформ последних полгода. Как это выглядит со стороны?

– Главное – я вижу надежду. Однако очень трудно оценить результаты работы правительства, действующего во время войны. Всегда есть краткосрочные задачи, которые очень важны, и ими надо заниматься в первую очередь. Нужно обеспечивать армию, одновременно не допустить срыва социальных платежей… Как результат – выполнение многих важных реформ было отложено. В качестве примера назову недавнее требование НБУ об обязательной продаже компаниями-экспортерами всей валютной выручки. Я считаю это решение неправильным, и экспортеры со мной согласятся. Однако НБУ нужно решать и сиюминутные задачи! Поэтому отвечу так – реформы, хоть и медленно, но движутся в правильном направлении. У меня нет сомнений, что украинские власти – и президент, и премьер-министр, и глава НБУ, являются патриотами своей страны и принимают в принципе правильные решения.

– Возможен ли приток инвестиций в Украину до окончания боевых действий? Аналогичные примеры показывали Грузия или Израиль.

– Теоретически это возможно. Однако ситуация в Грузии была проще – боевые действия там были непродолжительными, а главное – большая грузинская диаспора очень активно популяризировала вложения в свою страну. К сожалению, в Украине такого не наблюдается.

– Локализация конфликта решит эту проблему?

– Как только ситуация в Украине станет стабильной, появятся и инвесторы. Вопрос только в цене. Поскольку риски в Украине будут выше, чем в соседних странах, стоимость кредитов также будет больше.

– Позитивный эффект от ассоциации с ЕС сможет компенсировать риски, связанные с событиями на востоке?

– Этот эффект лучше оценить после окончания боевых действий. Пока можно говорить, что опыт других стран показывает – позитивный эффект огромен.

Какие реформы в Украине станут индикатором для инвесторов, которые убедят их вкладывать в национальную экономику?

– Мне очень сложно говорить об этом, поскольку сейчас я занимаюсь в ЕБРР очень узким сегментом – реформами в финансовом секторе.

– Хорошо, какие реформы необходимы в этом сегменте?

– Мы подготовили руководству Нацбанка меморандум, в котором изложили наши предложения по модернизации украинской финансовой системы.

– Вы говорите о нынешнем руководстве НБУ?

– Мы начали переговоры, когда Николай Удовиченко пришел из Укрэксимбанка на пост замглавы НБУ (работал замглавы НБУ с февраля по август 2014 года. – ЕвроПравда). Мы начали такую работу, но теперь мы работаем с совершенно другим руководством. Поэтому пока трудно говорить, какова судьба наших предложений по развитию финансового рынка и ранка капитала.

– Есть ли сроки подписания такого меморандума?

– Изначально мы говорили о сентябре, но теперь сроки передвинулись на октябрь. Что будет дальше – посмотрим.

– В чем суть ваших рекомендаций?

– Мы должны найти источник, как финансировать экономику без банковского сектора. Ведь, как вы знаете, банковский сектор сейчас не в состоянии обеспечить экономику средствами.

– Вы не ожидаете возвращения европейских банков в Украину?

– Короткий ответ – нет. Пошла новая волна глобальных регуляций банковского сектора. Банкам ЕС и США увеличили требования по капиталу. Вести банковский бизнес стало менее доходно, и банки уже не будут играть такую большую роль в экономике. Именно поэтому мы предлагаем конкретные шаги по развитию украинского рынка капитала.

Что это за шаги?

– Нужно постепенно создавать местные структуры, распоряжающиеся долгосрочными средствами. Это и страховые структуры, и пенсионные фонды, различные фонды управления активами. Также необходимо решить вопрос, что в Украине сейчас работает 8 бирж, но ни одна из них не имеет достаточного потенциала.

– Вы предлагаете их слияние?

– Я вижу два реальных пути. Первый, это приход стратегического инвестора. Из всех стран, где работает ЕБРР, необходимый для нормального функционирования размер имеют лишь биржи в Москве, Стамбуле и Варшаве.

– Кто может быть таким инвестором?

– Те же биржи в Варшаве или Вене. Мировые тенденции свидетельствуют, что крупные биржи покупают небольшие в других странах. Если же этого не случится – это второй путь, и это вполне вероятно в связи с войной, – то до прихода инвестора биржа должна быть государственной. Это очень важно, ведь она будет заниматься реализацией государственной политики в финансовой сфере.

– Как можно развивать пенсионные фонды, когда в Украине нет доверия даже к банковскому сектору?

– Я с этим замечанием согласен, но ведь и другие страны стартовали со схожей позиции. Полагаю, что внедрение пенсионных фондов придется проводить в обязательном порядке. Необходимо, чтобы часть налогов граждан шла на их специальные счета в Пенсионном фонде.

– Но ведь это удар по экономике страны! Пенсионный фонд и так дефицитен. Накопительные счета лишь усугубят эту проблему.

– Не обязательно. Есть пример эстонских реформ, когда граждане добровольно платят дополнительный налоговый сбор, который ложится на их персональные счета. Однако в краткосрочной перспективе эта реформа будет непопулярна – граждане будут воспринимать ее как дополнительный налог. С такой проблемой сейчас столкнулась Армения – подобная инициатива вызвала протесты, в первую очередь – молодежи. Они говорят – я не вижу свою старость в этой стране, я собираюсь уехать работать за границу, а поэтому зачем мне платить этот налог. С подобными проблемами сталкиваются и правительства восточноевропейских стран. Например, эта реформа остановлена в Венгрии.

– Как возможны такие накопления в Украине, особенно в условиях нестабильного курса гривны?

– Это вопрос монетарной политики. Мне кажется, что для НБУ главной задачей должно быть не сдерживание валютного курса, а снижение процентных ставки по кредитам в гривне до уровня валютных.

– Как это сделать без стабильной гривны?

– Необходима такая девальвация, после которой появится понимание, что факторов ослабления курса больше нет. Подобные шаги были проведены и в других странах.

– Последние события показывают, что НБУ с трудом управляется с курсом. Как его шаги по административному удержанию курса соответствуют вашим рекомендациям?

– Я согласен, но как я уже говорил – есть краткосрочные задачи. Подобные шаги возможны во время паники. Однако в долгосрочной перспективе курс валют не надо защищать. Тем болем, если есть фундаментальные данные, которые указывают на искусственность курса.

– А нынешний курс гривны можно назвать объективным?

– Учитывая нынешние макроэкономические данные в Украине, а также политические события на востоке, я не могу говорить, что дальнейшая девальвация невозможна. Она очень вероятна.

– Как в такой ситуации вести себя НБУ? Объявить о плавной девальвации или спасать нынешний курс?

– Это вопрос выбора стратегии. Главное – чтобы регулятор прозрачно пояснял свои действия. Он может контролировать девальвацию, и она будет ограничена. Однако и при такой стратегии события на востоке Украины могут полностью изменит ситуацию, выведя ее из-под контроля НБУ.

Интервью взял Юрий Панченко, 

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua